Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

1 6

Зэкам скостили срок и дали паспорта

Малолетним осужденным из Крыма снизили срок заключения и дали паспорта

Андрей Кошик, Краснодар

Молодые заключенные из Крыма, переведенные в Краснодарский край, получили российские паспорта. Документ им дали подержать в руках на несколько минут, после чего отобрали и положили в их личные дела. Осужденным «перевели» их срок по российскому уголовному законодательству. В итоге время, которое они проведут в колонии, сократилось.

В Белореченской воспитательной колонии Краснодарского края троим осужденным, переведенным из СИЗО №1 Симферополя, торжественно вручили паспорта с двуглавым орлом. Присоединение Крыма к России принесло молодым людям и личную выгоду: после пересмотра дел у некоторых сократились сроки заключения.

Паспорт сплочения

С утра 15 октября в воспитательной колонии царила нервная праздничная суета: сотрудники ожидали краевое начальство, хор в который раз репетировал выступление, построенные на плацу перешептывались о концерте, кивая в сторону ребят, которым на пару минут вручат главный документ. Паспорта за колючей проволокой выдавали и раньше, но впервые их получат заключенные из Крыма. В честь этого в колонии подготовили творческие номера и пригласили руководство управления.

Начиная с июля в Белореченскую колонию для несовершеннолетних были переведены девять осужденных со ставшего российским полуострова. Первых из них приговорили еще на Украине, но не успели отправить к месту отбывания наказания.

После присоединения Крыма статьи переквалифицировали на российские, что оказалось настоящим подарком: в отношении несовершеннолетних наше законодательство гуманнее.

Вслед за ними стали прибывать ребята, осужденные уже по российским законам. Почти все сели за кражи, но есть и парочка приговоренных по статье «Грабеж».

Хор воспитанников под аккордеон спел «Ой, да Краснодарский край», последовала «викторина на гражданственность»: молодых осужденных расспросили о значении государственных символов России. Зал отвечал слабо, часто с подсказок сидевших тут же сотрудников колонии. Прозвучали несколько стихотворений и торжественные обращения.

«Сегодня для осужденных знаменательный день. Они получили не просто паспорта гражданина России, но стали частичкой нашего великого могущественного государства. В стенах этого учреждения они осмыслят, что на сегодняшний день, несмотря на все потуги наших недругов со стороны США и Европы, несмотря на санкции, которые нам объявляют, государство не слабеет, оно становится более сплоченным», — внес в церемонию политическую нотку врио начальника регионального УФСИН Константин Книс.

Крымчанам выдали паспорта. Правда, всего на несколько минут — до конца мероприятия. Поэтому севшие ближе к сцене зэки, уже получавшие украинский документ, с любопытством рассматривали российскую «краснокожую книжицу», листая хрустящие страницы. На выходе из зала паспорта у них забрали. До освобождения они будут храниться в личном деле осужденных.

Сотрудники колонии рассказали, что в районную миграционную службу переданы документы еще на нескольких заключенных из Крыма, сейчас паспорта оформляют и им.

Без отличников

Воспитанников колонии группой ведут на занятия в училище. По дороге общаюсь с новоиспеченными россиянами. «Жил в Керчи. До этого сидел на СИЗО, на лагере еще не был. Дома мама, папа, младший брат и бабушка ждут, — рассказывает 17-летний осужденный. — Здесь я с 24 июля, родные еще не успели на свидание приехать». По украинскому законодательству он был осужден на четыре года по ч. 2 и 3 ст. 185 «Кража» УК Украины. «Кражу совершил. Что украл? Много краж было, всего не перечислить», — говорит он. Российская Фемида оказалась милосерднее, скостив год срока.

Рядом с ним невысокий худенький земляк. Парню 16 лет, тоже из Керчи. И тоже сидит за кражу. «Меня интернат ждет, я сирота, — рассказывает он. — Сюда нас на пароме привезли. Перед тем как паспорта получить, мы заявление написали.

Честно — мечтал о России. Хотел увидеть города, погулять, здесь интереснее».

Крымские осужденные уже освоились на белореченской земле. Как и их сверстники, основное время проводят на занятиях в училище и общеобразовательной школе. «По уровню подготовки они ничем не отличаются от остальных учеников, — рассказала «Газете.Ru» директор школы Оксана Шаповалова. — Все русскоговорящие. Когда они только прибыли в колонию, еще проходили карантин, один из ребят с волнением признался: так хочу закончить у вас 12-й класс, получить здесь аттестат».

Поскольку в Краснодарском крае много беженцев с Украины, перед началом учебного года для всех педагогов проводилось совещание, на котором раздали таблицы по переводу оценок: в украинской системе образования не 5, а 12 баллов. «Все дети у нас педагогически запущенные. Встречаются и те, кто вовсе читать не умеет. Но крымчане в середнячках: не отличники, конечно, но на тройки и четверки учатся», — пояснила Шаповалова. К слову, отличников в детской колонии нет вовсе.

Педагоги рассказывают, что случаи поступления их выпускников в вузы можно по пальцам пересчитать. Поэтому куда важнее получить реальную, хоть и приземленную рабочую профессию — каменщика, штукатура, сварщика, слесаря или столяра. Некоторых ребят не ждут родители, которые бы поддержали их в студенческие годы, многим просто некуда возвращаться. Поэтому рабочие навыки помогут на воле не пойти по скользкой дорожке.

Как и другие осужденные, несовершеннолетние преступники из Крыма живут в двух корпусах — с обычным и облегченным режимом. Разница — в некоторых вольностях в быту. Например, при облегченном режиме в кубриках разрешены цветы.

Сейчас в Белореченской колонии свободно: при лимите 196 воспитанников (а лет пятнадцать назад здесь жили и 300 человек) сегодня срок отбывают менее 60. В основном это местная молодежь с Кубани и из Адыгеи. А теперь еще и из Тавриды.