Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Последствия обстрела Мариуполя
Последствия обстрела Мариуполя
Последствия обстрела Мариуполя
Последствия обстрела Мариуполя
Последствия обстрела Мариуполя
Последствия обстрела Мариуполя
Последствия обстрела Мариуполя
Последствия обстрела Мариуполя
Последствия обстрела Мариуполя
Последствия обстрела Мариуполя
Последствия обстрела Мариуполя
Последствия обстрела Мариуполя
Последствия обстрела Мариуполя
Последствия обстрела Мариуполя
Последствия обстрела Мариуполя
Последствия обстрела Мариуполя
  • Последствия обстрела Мариуполя
  • Последствия обстрела Мариуполя
  • Последствия обстрела Мариуполя
  • Последствия обстрела Мариуполя
  • Последствия обстрела Мариуполя
  • Последствия обстрела Мариуполя
  • Последствия обстрела Мариуполя
  • Последствия обстрела Мариуполя
1 8

Жизнь после обстрела

Как жители Мариуполя перешли на военное положение

Дмитрий Евстифеев, Иван Комаров

Обстрел украинского Мариуполя разделил жизнь города на «до» и «после». Война ворвалась в доселе относительно спокойный быт горожан, унеся жизни более 30 человек. Пока ведется расследование того, кто именно стоит за ударом артиллерии, жители Мариуполя учатся жить в новых условиях.

День обстрела, 24 января, когда по Мариуполю ударили артиллерийские снаряды, горожане вспоминают до сих пор.

«Я помню тот день. У нас был рабочий день, около 9 часов утра. Мы открыли офис, пили кофе и неожиданно услышали гул, — рассказывает местная бизнесвумен Мария. — Немедленно выскочили на улицу — наше здание стоит на горке — и стали смотреть, откуда летят снаряды. И увидели, что они летят с побережья. Мы не могли определить с точностью откуда. Но нам казалось, что это происходило совсем рядом. Потом выяснилось, что обстреливали другой район. Мои сотрудники рванули к своим домам, а там трагедия…»

По словам Марии, после первого шока жители мобилизовались и начали устранять последствия обстрела.

«Вчера желающие разгребали завалы, нашли еще несколько трупов, опознали неопознанных. Выяснилось, что, к сожалению, погибли четверо моих знакомых. Спасибо за соболезнования, но этого уже не исправить, — говорит женщина. — Сегодня мы пришли на работу и стали собирать деньги пострадавшим. У двоих моих сотрудников разрушены квартиры, им негде жить. Мы собирали деньги на ремонт церкви, которая там рядом находится».

Также, говорит жительница, несмотря на относительно небольшую панику, в разрушенных районах начались локальные вспышки мародерства.

«Чиновники в один голос твердят: мародерства нет. А мародерство есть. Буквально через несколько часов после обстрела люди метались, пытались взять ценные вещи и куда-то эвакуироваться, уехать. И некоторые ловили в своих квартирах каких-то непонятных людей, — рассказывает Мария. — Если ты сразу не забил входную дверь, ты рискуешь. Конечно, городские власти успокаивают: паники нет, все нормально. Все есть, и ничего не нормально».

Учреждения Мариуполя работают в прежнем режиме: школы, офисы и больницы. В продуктах, уточняют местные, тоже нет недостатка. Из очевидных последствий обстрела — многие жители восточного района города, который попал под удар, поспешили переехать подальше от «горячей точки».

«Люди переезжают ближе к центру города: к родственникам и друзьям или снимают жилье, это недорого (стоимость аренды однокомнатной квартиры в городе начинается от нескольких тысяч рублей. — «Газета.Ru»)», — рассказывает местный студент Сергей.

Еще один признак подступившей к Мариуполю войны — много военных на улицах. После удара по городу, говорят в Мариуполе, их стало ощутимо больше.

«Военные ездят по улицам, перевозят вооружение. Но кто они: ВСУ, какой-нибудь батальон типа «Азова» или нацгвардия, я не знаю. У них всех одинаковая камуфляжная форма, а что под ней, непонятно», — говорит 27-летний электромонтер Алексей.

О противостоянии ополчения и ВСУ напоминают также звуки взрывов, которые хорошо слышны в городе.

«Мы слышим залпы, но стреляют не по городу, просто артиллерийские дуэли. Мариуполь, конечно, живет своей жизнью. Но понятно, что после субботнего обстрела многие жители как на иголках», — признается Алексей.

Однако одним из самых знаковых последствий обстрела стала бурная дискуссия среди жителей Мариуполя о том, кто именно стрелял по городу. Среди участников наиболее многочисленного мариупольского сообщества в соцсети «ВКонтакте» много тех, кто разместил на аватарке горящую свечку в знак скорби по убитым снарядами горожанам. Однако скорбящие зачастую не согласны друг с другом относительно виновников произошедшего.

«ДНР и ВСУ перекладывают ответственность друг на друга, это понятно, — рассуждает Алексей. — Идет ведь и информационная война. Но я разговаривал со своими знакомыми и друзьями. И они мне рассказали: «Недалеко от нашего дома воронки были с восточной стороны города. И мы заприметили, что угол попадания снарядов был 75–80 градусов. А когда этот наклон приближается к 90 градусам, очевидно, что запускали вблизи. И мы даже слышали залп, когда стреляли».

И они подозревают, что обстрел велся с территории, подконтрольной украинской армии.

С ним соглашается и Мария.

«Расскажу со слов моих знакомых, людей, которым я доверяю. В моей фирме работают два сотрудника, которые живут на Киевской улице. В дом одного из них попали сразу два снаряда — один в крышу, другой прямо в квартиру, — рассказывает женщина. — Один снаряд прилетел с юга, второй с северо-востока. Люди, чьи дома оказались под ударом, почему-то говорят совершенно другое, чем официальные лица. Люди думают, что это устроили вооруженные силы Украины. Потому что в последнее время даже поблизости не было ДНР. Вот не было!»

С другой стороны, местные обсуждают и возможность залпа со стороны ДНР. По мнению некоторых, именно ополченцы ошиблись с наведением — или же поступили так сознательно. В сообществе анализируют спутниковые снимки и карты местности, приводя аргументы в пользу того, что виноваты ополченцы. Интерес привлек и сюжет по 5-му каналу украинского телевидения, где СБУ обнародовала видеодопрос якобы предполагаемого корректировщика огня от ДНР, экс-работника ГАИ Валерия Кирсанова.

«Я работал в ГАИ, знал город, знал, где находятся силы ВСУ, я пользовался программой «Гугл Земля», устанавливал координаты блокпостов ВСУ, во время осуществления обстрела я сказал Пеплу, что они ошиблись на один километр. Они сказали: «Ну хорошо». Пепел — офицер российской армии», — признался Кирсанов на допросе.

Однако твердой уверенности ни у кого нет, что, кажется, расстраивает горожан сильней всего. «Не знаешь, кому верить», — сокрушается Сергей.

Напомним, обострение ситуации на юго-востоке Украины началось после обстрела троллейбусной остановки 22 января. Тогда, по данным ОБСЕ, погибли восемь мирных жителей, ранены 15. На следующий день Захарченко заявил о необходимости отодвинуть фронт от городов ДНР, чтобы не допускать обстрелов Донецка со стороны ВСУ. «Мы в состоянии отодвинуть ваши подразделения от наших городов, чтобы прекратить обстрелы вооруженными силами Украины населенных пунктов ДНР», — заявил Захарченко. Он сказал, что наступление будет вестись до тех пор, пока линия фронта не отодвинется до границ Донецкой области. «Также мы наступаем на Авдеевку, Очеретино. ЛНР также наступает», — сказал глава ДНР. А в субботу, через несколько часов после обстрела Мариуполя, Захарченко заявил: «Сегодня началось наступление на Мариуполь. Это будет самым лучшим памятником всем нашим погибшим».