Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Глеб Гаранич/Reuters

«Где-то мы уже это слышали»

ДНР и ВСУ недовольны решением о перемирии, а под Дебальцево по-прежнему идут бои

Иван Комаров, Владимир Дергачев

Уже в воскресенье боевые действия на востоке Украины, согласно минским договоренностям, должны прекратиться. Однако это не устроило часть сепаратистов и военнослужащих ВСУ. Сторонники ДНР не понимают, зачем им нужно прекращать наступление. Силовики, в свою очередь, не уверены в том, что ополченцы выполнят обязательства, взятые их командирами. Тем временем на дебальцевском плацдарме продолжаются тяжелые бои.

Глава непризнанной ДНР Александр Захарченко заявил, что в случае нарушения Киевом принятых в четверг в Минске соглашений других встреч между противоборствующими сторонами не будет. «Все пункты подписанного документа требуют дополнительных согласований, поэтому в случае нарушений никаких новых встреч и меморандумов не будет. Вся ответственность за любое нарушение положений меморандума будет ложиться на Порошенко», — заявил Захарченко. В то же время результаты встречи, по тем или иным причинам, не устроили ни самих ополченцев, ни украинских военных.

«Ополчение Минску не верит»

После окончания очередного раунда минских переговоров ополченцы ДНР стали говорить о чувстве дежавю. Известный координатор негуманитарной помощи непризнанной республики Александр Жучковский заявил, что никто не верит в прочный мир и соблюдение договоренностей.

«Ощущение какой-то плохой бесконечности. Как говорится, «где-то мы уже это слышали». Никто не верит в прочный мир и соблюдение договоренностей. Тем более что никаких гарантий этого соблюдения никто не дал и дать не может.

Все это видится сплошным лицемерием, там у каждого в Минске «фига в кармане».

Раньше в похожих тупиковых ситуациях стороны честно объявляли друг другу войну. А сейчас — «конструктивные переговоры» под грохот тяжелого вооружения с обеих сторон, — резюмирует Жучковский. — В общем, главное противоречие ситуации — тотальный антагонизм запада и востока Украины — не устранено и не устранимо в принципе. Это значит, что противостояние будет продолжено до победы или поражения одной из сторон. Перемирие — это не мир, а передышка перед новым раундом войны».

С Жучковским солидарен и полевой командир ДНР Олег Мельников.

«Я заметил, что любые переговоры начинаются тогда, когда украинская сторона несет большие потери и когда они вынуждены отступать. До этого момента, как правило, они не идут ни на какие переговоры. Все устали от этой войны, и ополченцы ждали этого наступления. Если я не ошибаюсь, сейчас уже полторы тысячи квадратных километров освобождены от украинских силовиков силами ДНР и ЛНР, — говорит ополченец. —

В целом, к сожалению, могу судить, что судьба Донецкой и Луганской народных республик решалась без них самих.

Как прежние минские договоренности, так и эти носят достаточно номинальный характер. Уже тогда, с первых дней, не соблюдались условия, не были отведены тяжелые вооружения, происходили боестолкновения. Потом Украина поднакопила сил и почувствовала у себя какие-то возможности, пошла в наступление. В итоге ее оттеснили и начали «щемить». Сейчас надеемся, что, возможно, до чего-то договорились, но в целом ни одни переговоры не воспринимает ни та, ни другая сторона».

По его словам, в настоящее время особого недовольства среди сепаратистов нет, однако это может быть временно. «Пока люди ничего не говорят. Если брать тех, кто на передовой, они продолжают воевать. Буквально несколько часов назад я разговаривал с одним бойцом, они продолжают сжимать кольцо на Дебальцево. Вчера разговаривал с командиром батальона под Новоазовском, они ждали приказа о наступлении», — рассказал Мельников.

Хозяева обещаний

Не исключено, что батальоны национальной гвардии и вооруженные формирования ополченцев откажутся подчиниться приказу о прекращении огня. Мельников считает, что с ними придется договариваться. «У Украины, как и у ЛНР и ДНР, очень много неподконтрольных батальонов, которые мало кому подчиняются. И с ними нужно будет договариваться отдельно», — убежден полевой командир.

Неисполнение обязательств волнует и депутата Верховной рады от партии «Народный фронт» Антона Геращенко. В беседе с «Газетой.Ru» он предположил, что нарушение договора может позволить себе российская сторона.

«Все-таки нужно дождаться официальной договоренности и после этого судить. Потому что, пока не опубликован официальный текст, могут быть различного рода инсинуации. Я приветствую прекращение огня. Я приветствую, если это правда, обмен заложниками и пленными, всех на всех, — сказал парламентарий. — Но, опять-таки, при условии, что все это будет соблюдено.

Опыт общения с Владимиром Путиным показывает, что он хозяин своих обещаний. То есть он может их раздавать, а может и забирать обратно».

В то же время Геращенко заверил: украинская сторона будет исполнять взятые на себя обещания. «Мы, со своей стороны, дисциплинированны, и после публикации договоренностей они будут выполняться всеми нашими вооруженными силами, и в том числе добровольческими батальонами», — отметил политик.

Обязательное исполнение принятого договора, в свою очередь, обещает и министр обороны ДНР Владимир Кононов. По его словам, в случае решения о прекращении огня ему будут подчинены все сепаратисты. «У нас такого (неисполнения приказа. — «Газета.Ru») не бывает», — отрезал Кононов.

Бывший замглавы МИД ДНР Борис Борисов с уверенностью говорит «Газете.Ru», что Москва полностью контролирует командование ополченцев.

«Но полного прекращения огня не будет, как и после Минска-1. Тогда накануне поражения Порошенко звонил Обаме и Меркель, и те вместе уговорили Путина остановить ополчение. И Путин останавливает. А потом снова война, это неизбежно, — считает Борисов. — Это второе издание сентябрьского Минска-1 с заведомо тем же результатом.

Не будет даже перемирия — будет лишь снижение интенсивности боевых действий, в размене на увеличение их продолжительности и числа жертв».

Война под Дебальцево продолжается

На фоне переговоров и принятого решения о прекращении боевых действий особенно абсурдно выглядит продолжение активного противостояния ВСУ и ДНР на дебальцевском плацдарме. Украинская сторона заявляет, что никакого котла и вовсе нет, а также что силовикам удалось разблокировать стратегически важную трассу, ведущую на Артемовск. Ополченцы, в свою очередь, опровергают эту информацию.

«Что касается положения наших войск, в настоящее время никакого окружения (под Дебальцево. — «Газета.Ru») нет. Есть тяжелые бои, но это большой вопрос — кто и кого окружил.

Ходит очень много «фейков», но такого, что было под Иловайском, нет, — убеждает Геращенко. — Наоборот, группы террористов, которые находятся около дороги (на Артемовск), постоянно уничтожаются огнем нашей артиллерии. Это происходит после минских соглашений, чего, в принципе, не должно быть».

Эти данные подтверждаются и официальным представителем украинского Генштаба Владиславом Селезневым. Офицер подтвердил «Газете.Ru», что военнослужащим, сражающимся на дебальцевском направлении, вновь подвозят все необходимое.

«Об этом (существовании котла. — «Газета.Ru») говорил и российский президент Владимир Путин. Якобы есть котел, силы ополчения… Но эта информация не соответствует действительности. Котла нет. Все материально-технические средства в зону АТО на дебальцевский плацдарм поставляются, — сообщил Селезнев. — У нас были там проблемы пару-тройку дней назад в связи с тем, что боевики заняли определенные высоты.

Были проблемы с заходом колонн, но сейчас они ликвидированы, и все необходимое — боеприпасы, оружие, продукты питания — вглубь дебальцевского плацдарма доставляется».

В то же время военный признал, что ситуация на плацдарме остается сложной. «В районе дебальцевского плацдарма идут бои, террористы пытаются замкнуть так называемый дебальцевский котел. В то же время силы АТО проводят мероприятия по деблокированию Логвиново. По крайней информации, там идут бои. Там сосредоточены наши подразделения, которые проводят операцию по блокированию и уничтожению бандгруппировки, которая ранее удерживала контроль над поселком. В настоящее время трасса Дебальцево — Артемовск полностью под контролем сил АТО. Мы проводим мероприятия, направленные на усиление наших позиций. То есть самое главное — сдерживать агрессию противника. Наша артиллерия работает по огневым средствам. По скоплению техники и живой силы боевиков», — рассказал спикер войсковой операции.

Представители ДНР эту информацию опровергают. По словам Кононова, украинцы по-прежнему могут выйти из окружения, но лишь в случае сложения оружия.

«Начнем с того, что подписанные в Минске документы еще не доведены до нас. Поэтому, выгодны или невыгодны (условия. — «Газета.Ru»), мы будем рассматривать, когда приедет глава республики Александр Захарченко и я увижу у себя на столе указ. Пока такого указа у меня нет, а в устной форме такие приказы не отдаются, как вы сами понимаете. Поэтому мы как продолжали свои действия, так и продолжаем, — говорит Кононов.

— Если украинские военные попытаются покинуть дебальцевский котел с вооружением — они будут уничтожены. Повторится все то же самое, что было в иловайском котле.

Любая попытка проникнуть в котел с любой стороны будет восприниматься как агрессия в нашу сторону, как несоблюдение минских соглашений».

Несмотря на уверенность министра обороны ДНР, ополченец Мельников считает, что в случае отхода легкое оружие силовикам забрать удастся, а бронетехнику они просто-напросто уничтожат.

«Решение по дебальцевскому котлу принимают не ополченцы и не ВСУ — как я говорил, все решили за них. Уже был подобный выход украинских военнослужащих под Саур-Могилой. Они оставляли тяжелую технику, но портили ее — сливали масло с двигателей и заводили ее. Естественно, движок ломался и техника превращалась в кусок металла. Поэтому, я думаю, тяжелое вооружение они оставят, а автоматы и легкое оружие они с собой унесут. Просто невозможно будет это контролировать», — считает полевой командир.