Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

Глеб Гаранич/Reuters

Мариуполь в ожидании войны

Какие настроения царят в Мариуполе

Иван Комаров

Мариуполь находится в предвоенном состоянии. Чтобы понять настроения в городе, к границам которого подошла война, «Газета.Ru» задала одни и те же вопросы двум жителям с активной позицией и противоположными взглядами. Главный редактор местной газеты и политический активист рассказали, какие настроения царят в городе, кого поддерживают жители и как Мариуполь готовится к обороне.

Представитель непризнанной ДНР Денис Пушилин заявил в четверг, что ополченцы считают Мариуполь своей территорией. В то же время он отметил, что этот вопрос планируется решить политическим путем, а не военным. «Газета.Ru» задала вопрос жителям города, чтобы узнать, чего они хотят на самом деле. Интервью прошло с главным редактором мариупольской газеты «Приазовский рабочий» Николаем Токарчуком (Н.Т.) и сторонником коммунистической идеологии, гражданским активистом Михаилом (М.), который попросил не называть его фамилии.

— Какие настроения сейчас царят в Мариуполе?

Н.Т. — Настроения — разные. Есть разные мнения — Мариуполь город непростой. В основном все ждут мира. Но кто-то надеется, что сюда может прийти или ДНР, или Россия, такое тоже есть.

М. — Жители города очень устали от войны. И еще у нас идет подорожание всего. И доллар кое-где уже по 37 гривен. Тема войны немного отошла на второй план, и народ запасается впрок продуктами. Из-за этого на рынках ажиотаж — люди опасаются, что все будет еще дороже. И такая ситуация не только в Мариуполе, а еще и в Днепропетровске (там, говорят, вообще была драка из-за подсолнечного масла), и в Донецке.

— Кого, по вашему мнению, больше поддерживают жители города — ополченцев или украинские власти?

Н.Т. — Это немного провокационный вопрос. Те, кто поддерживают сепаратистов, особо явно этого не высказывают и никаких митингов не проводят. Но я надеюсь, что большинство мариупольцев видят свой город в составе единой Украины.

М. — Могу сказать однозначно: поддерживают ополченцев. Подавляющее большинство за ДНР, процентам 30 горожан вообще безразлично кто, главное — чтобы кончилась война. Когда по городу едет техника украинских силовиков, видно, как люди смотрят на них с ненавистью, а бывает, что и просто плюют им вслед.

— Спикер ДНР Денис Пушилин в четверг заявил, что ополченцы считают Мариуполь своей территорией.

Н.Т. — Я считаю, что господин Пушилин выдает желаемое за действительность. Мы тоже считаем Донецк и область своей территорией. А насчет взятия Мариуполя, во-первых, это будет не так легко, а во-вторых, это будет грубым нарушением минских договоренностей.

— Ощущается ли в городе военная угроза?

Н.Т. — Я думаю, что мариупольцы встревожены сложившейся ситуацией. Тем более что недалеко от города находится село Широкино, а там постоянно идут столкновения. Постоянно идет информация, что туда подтягивается какая-то техника, какие-то люди со стороны Новоазовска. Поэтому людей это не может не тревожить. Но паники нет, и город работает в своем обычном ритме. Люди ходят на работу, в кино, в рестораны, в гости друг к другу…

М. — Люди встревожены. Можно так выразиться, сидят «на измене». Особенно это относится к жителям микрорайона Восточный (наиболее пострадал от обстрела 24 января. — «Газета.Ru»). Большое количество его жителей перебрались в другие районы или вообще покинули город. Мне рассказывала знакомая, ее дочка учится в школе, и в классе до всех этих событий было 32 человека, а сейчас осталось 19.

— Отразилось ли противостояние на жизни Мариуполя?

Н.Т. — Вся коммунальная сфера города работает, весь транспорт тоже. Основная масса предприятий тоже функционирует, кроме, наверное, «Азовмаша» — там сложная ситуация. Потому что предприятие было очень сильно подвязано на Россию и имеет большие кредиты. А остальные также работают. Может быть не в полную силу, не в полную нагрузку, но город работает.

М. — Транспорт ходит, и цена за проезд осталась прежней. А многие градообразующие предприятия выплачивают сотрудникам 2/3 зарплаты или перевели работников на трехдневную рабочую неделю. Наша продукция в основном шла в страны Таможенного союза, а тут еще Россию объявили страной-агрессором. И этими заявлениями на корню губятся наши предприятия.

— Сейчас на Украине объявлена мобилизация. Как обстоят дела с призывом в Мариуполе?

Н.Т. — По данным военкоматов, народ откликается на призыв. Насколько мне известно, план по мобилизации в Мариуполе выполнен на 80 процентов. И явных саботажников нет.

М. — В основном люди, естественно, скрываются. Те, кто хотел пойти на войну добровольно — уже это сделали. Мне рассказывали случай, как к одному мужчине пришли с повесткой. С участковым пришли. А он открытым текстом их послал. И ему ничего за это не сделали.

— Ведутся ли какие-то работы по обеспечению обороны города?

Н.Т. — Что вы имеете в виду? Расставляются ли по городу противотанковые ежи? Там, где была линия обороны, создаются дополнительные укрепления. Город работает в этом направлении.

М. — Я такой информацией не обладаю. Ну, стоят они (военные) на блокпостах… Периодически происходит их ротация. Периодически по городу передвигается военная техника.

— Люди отошли от того страшного обстрела города 24 января? И как вы считаете, кто все-таки это сделал?

Н.Т. — Думаю, что постепенно люди оправились от этого шока. Нельзя сказать, что это забылось, но прошел месяц, и люди стараются об этом не вспоминать. А насчет того, кто это сделал, у меня мнение однозначное. Все выстрелы были с того направления, которое определила ОБСЕ. И я лично много раз выезжал в тот район, да и живу я недалеко, и невооруженным глазом видно, откуда проводился обстрел. И наших сил там нет, это однозначно. Стреляли те, кто называет себя ополченцами. А мы называем их террористами.

М. — Я общаюсь с некоторыми людьми, которые живут в Восточном. Некоторые до сих пор вспоминают те события с содроганием. У подавляющего большинства это осталось в памяти. И они говорили, что обстрел велся со стороны, где ополченцев быть не могло в принципе. Я думаю, что это сделали украинцы. Но некоторые, наоборот, считают, что это дело рук ДНР.

— В случае захвата Мариуполя силами ДНР ваша безопасность окажется под угрозой. Что вы будете делать в такой ситуации?

Н.Т. — Будем оборонять город. По крайней мере, пока ситуация будет под контролем и на нашей стороне, я город не покину. Если будет угроза захвата, как Дебальцево, мне, естественно, нужно будет думать о своей матери и о детях. Да, я буду их отсюда вывозить, но только в самом крайнем случае. Но я надеюсь, что такого крайнего случая не будет. И надеюсь, что мирные договоренности все-таки будут выполняться. А все разговоры о штурме я считаю нагнетанием ситуации и попытками посеять страх и панику среди мариупольцев. И мы, как журналисты, постоянно это опровергаем.

— Мариуполь контролируется украинскими властями. Вы — сторонник федерализации. Опасаетесь ли за свою безопасность?

М. — Немного опасаюсь. Потому что мои коммунистические взгляды известны многим, в том числе и активистам «майдана». И я точно знаю, что информация обо мне у них есть. Больше всего переживаю за родственников, как бы им не навредили.

— Ведется ли в Мариуполе агитация за отделение от Украины?

Н.Т. — Естественно, какая-то ведется. И периодически у нас задерживают таких людей. Вы сами можете прочитать об этом в украинских СМИ. Совсем недавно при попытке задержания была перестрелка, в результате которой был убит сепаратист и погиб сотрудник милиции. Был подрыв моста… Это говорит о том, что среди мариупольцев есть люди, поддерживающие ДНР, и они как-то ведут свою работу среди населения. Они распространяют слухи.

М. — В открытую не ведется. Коммунистическая партия тоже ни к чему не призывает. Может, иногда кое-где и появляются листовки за ДНР, но это редкий случай.

— В Широкино стоит добровольческий полк «Азов». В российских СМИ о нем говорят в исключительно негативном ключе. Какое у вас сложилось впечатление об этих людях?

Н.Т. — Если говорить с этой точки зрения, очень многое, девяносто с лишним процентов того, о чем пишут в российских СМИ, — полнейший бред. Отношение к бойцам «Азова» в городе положительное. Мы понимаем, что они защищают Мариуполь, они гибнут периодически. Не проходит и дня, чтобы не было раненых и, к огромному сожалению, убитых. И мы понимаем, что это — наша опора. Они, кстати, наиболее профессионально себя ведут.

М. — Мое личное мнение, что это наемники и представители националистических сил. Любой может посмотреть их страницы в соцсетях, они пестрят нацистской символикой. И риторика у них такая же, они взяли за образец пример Германии 30-х годов прошлого века. Естественно, я отношусь к ним крайне негативно, как, впрочем, и большинство горожан.