Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Росавиация рекомендовала руководителям летных учебных заведений гражданской авиации провести теоретические занятия с инструкторами по действиям при отказе двигателя
Росавиация рекомендовала руководителям летных учебных заведений гражданской авиации провести теоретические занятия с инструкторами по действиям при отказе двигателя
Марина Лысцева/ТАСС

Нелетные училища

Российским пилотам-инструкторам не хватает опыта, говорят в Росавиации

Герман Петелин

Пилоты-инструкторы, обучающие курсантов в летных училищах гражданской авиации, не имеют достаточного опыта и летной практики. К таким выводам пришли в Росавиации после изучения причин крушений учебных самолетов. Чтобы повысить безопасность полетов, руководителям учебных заведений рекомендовано в срочном порядке заняться профподготовкой летно-инструкторского состава, организовав дополнительные тренажерные курсы для преподавателей.

Три версии

Как выяснила «Газета.Ru», информационное письмо с соответствующими рекомендациями за подписью главы Росавиации Александра Нерадько было направлено в территориальные подразделения ведомства и летные учебные заведения 29 июня 2015 года, спустя одиннадцать дней после трагедии, произошедшей в Бугурусланском летном училище в Оренбургской области — филиале Санкт-Петербургского государственного университета гражданской авиации.

Там 18 июня во время тренировочного полета разбился легкомоторный самолет Diamond DA40, на борту которого находились 41-летний пилот-инструктор Алексей Шляпкин и 23-летний курсант Павел Чернышев. По предварительным данным, Шляпкин и Чернышев отрабатывали ситуацию с отказом двигателя на снижении. Однако при выводе самолета из значительного правого крена пилоты потеряли управление, воздушное судно ушло в штопор и воткнулось носом в землю в 150 м от взлетно-посадочной полосы.

По словам очевидцев, удар о землю был такой силы, что машина в буквальном смысле слова развалилась на части.

Пилот и курсант от полученных травм скончались на месте происшествия еще до приезда врачей.

Уральское управление СК РФ на транспорте возбудило уголовное дело по ч. 3 ст. 263 УК РФ («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц»).

«Сейчас рассматриваются три основные версии крушения воздушного судна: ошибка в пилотировании, отказ техники и сложные метеоусловия», — заявили «Газете.Ru» в следственном управлении.

Однако, как следует из информационного письма Росавиации, эксперты ведомства последнюю, погодную, версию не берут в расчет. «Авиационное происшествие произошло днем, в простых метеоусловиях (ветер 3 м/с, видимость 10 км, облачность незначительная кучевая на 1200 метров)», — говорится в документе.

Инструкторы без опыта

В письме Росавиации отмечается, что с 2010 по 2015 год при выполнении учебных полетов в филиалах Санкт-Петербургского государственного университета гражданской авиации и Ульяновского высшего авиационного училища гражданской авиации произошло четыре авиационных происшествия, в том числе три катастрофы, в которых погибли шесть человек: три инструктора и три курсанта.

Причинами всех катастроф стали недостаточная подготовка пилотов-инструкторов, а также плохая организация учебных полетов и подготовка к ним, сделали вывод специалисты ведомства.

Так, 17 сентября 2012 года на посадочной площадке в Калачинске (Омская область) во время учебных полетов произошло столкновение двух вертолетов Ми-8Т Омского летно-технического колледжа.

Комиссия пришла к выводу, что столкновение произошло из-за отсутствия схем полетов. При этом командиры воздушных судов (инструкторы) не сообщали диспетчерам повторно, как это положено, на какую площадку собираются садиться, и не соблюдали безопасную дистанцию между вертолетами.

11 ноября 2012 года в районе аэродрома Пителино (Рязанская область) при выполнении учебных полетов произошло крушение самолета Як-18Т, в котором погибли пилот-инструктор Владимир Мушица и курсант третьего года обучения Дмитрий Федоров Сасовского летного училища.

Как следует из письма Росавиации, одним из факторов, способствовавших катастрофе, стала недостаточная подготовка инструктора. Он был не готов к действиям в нештатной ситуации (у самолета заглох двигатель) и не имел достаточной летной практики.

Мушица после окончания летного училища 4,5 года работал вторым пилотом. Затем два года вообще не летал. А после трудоустройства в Cасовское летное училище он по «ускоренной» программе (вместо 500 часов его переподготовка заняла 45) переучился на командира воздушного судна.

8 августа 2014 года в районе аэродрома Солдатская Ташла при выполнении учебного полета произошло крушение самолета Diamond DA40, принадлежавшего Ульяновскому высшему авиационному училищу гражданской авиации. В результате аварии погибли 20-летний курсант училища Никита Киреев и инструктор — 51-летний Юрий Петров.

Эксперты пришли к выводу, что причиной катастрофы явилось ошибочное выключение двигателя сразу после взлета.

При этом ни инструктор, ни курсант не поняли, почему двигатель перестал работать. Они попытались совершить вынужденную посадку, но потеряли контроль над самолетом. В итоге машина вошла в штопор и врезалась в землю.

При расследовании этой трагедии специалисты особо отметили, что пилот-инструктор не знал в достаточном объеме английского языка, чтобы эксплуатировать самолет Diamond DA40. Кроме того, десять лет, с 1998 по 2007 год, он вообще не поднимался в воздух. А по представленным вузом документам, комиссия так и не смогла определить, обучался ли инструктор хоть когда-то выводить самолет из сваливания.

Гражданская авиация в штопоре

В связи с этими фактами Росавиация рекомендовала руководителям летных учебных заведений гражданской авиации провести теоретические занятия с инструкторами по действиям при отказе двигателя, изучить с ними признаки приближения самолета к режиму сваливания. Также провести с инструкторами внеочередные курсы на тренажерах. Ректоры же Санкт-Петербургского государственного университета гражданской авиации и Ульяновского высшего авиационного училища гражданской авиации должны до 15 июля представить свои предложения по повышению безопасности при выполнении учебных полетов.

При этом сотрудник Росавиации в разговоре с «Газетой.Ru» особо отметил, что до окончания расследования последней трагедии в Бугурусланском летном училище преждевременно делать выводы об отсутствии опыта у погибшего инструктора.

«По документам он имел общий налет 1700 часов, — объяснил собеседник. — 724 часа — в качестве КВС самолета DA40. Это довольно много».

Президент профсоюза летного состава Мирослав Бойчук также считает, что 724 часа — это нормальный налет для инструктора. Однако он напоминает, что до недавнего времени
летные училища вообще не были на 100% укомплектованы инструкторами.

«Зарплата инструктора в несколько раз ниже зарплаты линейного пилота, поэтому обучать курсантов никто не хотел, — говорит Бойчук. — Все профессионалы шли работать в авиакомпании. Это сейчас из-за сокращений и кризиса возник профицит пилотов, и ситуация с инструкторами выровнялась».

Однако летчик-испытатель Андрей Гусев считает, что российская гражданская авиация еще в 90-е свалилась в штопор, из которого так и не вышла.

«Курсанты, обучаются на старой аварийной технике по непонятным программам, — говорит он. — И государственное финансирование летных училищ сведено к минимуму. В реальности инструкторы не имеют должного налета часов и тренируются вместе с курсантами».

Кстати, Бугурусланское летное училище, в котором произошла последняя катастрофа, уже оказывалось в центре скандала. В 2011 году транспортная прокуратура отозвала дипломы 78 выпускников училища. Оказалось, что вместо положенных 150 часов курсанты за весь период обучения не налетали и половины.