Город

20th Century Fox Television

«Симпсоны» на севере Москвы

Как выдуманные персонажи решают настоящие городские проблемы

Александр Акишин

Вначале были «Симпсоны». Вместе с сериалами «Южный парк», «Эй, Арнольд!» и «Царь горы» они выделяются детально проработанной городской вселенной. Фантастичность мультяшных городов с лихвой компенсируется правдивостью проблем и взаимоотношений в нарисованном обществе. Более того, во многих эпизодах можно усмотреть параллели с типичными московскими проблемами. «Газета.Ru» выбрала три ситуации и сравнила особенности национального решения городских вопросов.

Город играет выдающуюся роль во многих зарубежных мультфильмах, но именно на это обстоятельство российский зритель обращал мало внимания. До какого-то момента в России роль жителей в городском развитии была столь мала, а разница между «нашим» и американским образом жизни была столь велика, что острота урбанистической повестки в классических мультсериалах оставалась просто незамеченной. Но сейчас видно, что в этих анимационных энциклопедиях американской жизни уже обыграно большинство актуальных тем.

Джентрификация

Большая часть 19-го сезона South Park посвящена одному из набивших самую большую оскомину городских явлений последних десятилетий — джентрификации. Джентрификация — это превращение вчерашних заброшенных районов и промзон в «место силы» для всех модников. Процесс сам по себе неплох, если бы при этом «новые богачи» не вытесняли изначально жившее там «коренное население».

Создатели мультсериала хорошо препарируют это явление и показывают его с разных точек зрения.

Для мэра города редевелопмент бедного района становится способом поработать с имиджем территории, а заодно привлечь в казну (ну, и в карман) внешние инвестиции.

Девелопер видит потенциал, приобретая дешевые земли и инвестируя в них средства. Потраченные деньги потом быстро окупаются за счет взрывного роста сервисной инфраструктуры для обеспеченных горожан, спешащих за всем «настоящим». Претенциозные кафе и бары, созданные в безальтернативных кирпичных лофтах, креативные и нелепые названия (в данном случае «SoDo SoPa»), магазины органической пищи… На задворках этого разгула фантазии, почти всегда проходящего по одному и тому же сценарию, остаются коренные жители района. В связи с резким ростом цен на недвижимость им обычно приходится переезжать в отдаленные и дешевые жилые кварталы. Ровно так же исчезает и реальная городская аутентичность, размываемая глобальными модными трендами.

В случае «Саус Парка», впрочем, предлагается другой сценарий развития ситуации. Новые бары, кафе и клубы привносят в размеренный быт дома Кенни (в единственном лице представляющего небогатый «район» города) постоянный шум, утомительное внимание гостей и ночные вечеринки. Иногда жителям джентрифицируемых районов переселяться некуда, поскольку здесь важна и ситуация на местном рынке недвижимости. В этом случае им приходится смириться с постоянным раздражающим соседством.

 Кадр из мультсериала «Саус парк»
Кадр из мультсериала «Саус парк»

К теме эксплуатации идентичности и разрушительного влияния массовой культуры на город создатели мультсериала обращались и на заре его существования. Во втором сезоне Саус Парк привлекает внимание продюсеров кинофестиваля «Сандэнс», которым кажется, что текущее раскрутившееся место проведения уже не подходит для фестиваля независимого кино. Их взоры падают на захолустный городишко Саус Парк в горах Колорадо, куда они с удовольствием фестиваль и перемещают. Наплыв гостей имеет двоякий эффект: с одной стороны, некоторые местные жители получают возможность развить свой бизнес, а с другой, постоянный шум и растущие цены уничтожают привычный город.

Не без магической помощи все заканчивается символическим затоплением города в нечистотах гостей фестиваля.

Всем «понаехавшим» приходится ретироваться, оставляя горожанам право приводить Саус Парк в порядок. Кстати, с помощью магии разрешается ситуация и в 19-м сезоне — магазин органической еды, символизирующий саму джентрификацию, улетает из-за обличительной речи горожан. Конечно, в жизни о такой легкости можно только мечтать.

А как у нас?

Джентрификация в России отличается от аналогичного процесса за рубежом. Это связано с трансформациями городов в советские времена, а также очень смешанным составом жильцов, приватизировавших доставшиеся квартиры в самых разных городских районах. Бедность и богатство в городской структуре российских городов еще не оказались разнесены так полярно, как это показывается в иностранных мультсериалах. Но достаточно взглянуть на произошедшее с кварталами печально известной московской «Золотой мили» на Пречистенке и Остоженке либо на любой из московских лофтов, чтобы заметить сходство джентрификации в России и в США.

 «Красный Октябрь»
«Красный Октябрь»

На месте нынешней «Золотой мили» в 1991 году 70% квартир в домах составляли коммуналки, а 40% домов не соответствовали санитарным нормам для проживания. Активно преобразовывать (а чаще — просто сносить старые дома и строить новых монстров из стекла и бетона) Остоженку и Пречистенку начали в 1998 году. Была развернута масштабная рекламная кампания, сделавшая «Золотую милю» желанным кварталом для всех богачей.

Однако девелоперы упустили важную деталь. Улицы застроены так плотно, что даже придомовых территорий нигде не предусмотрено,

не говоря уже о примитивных сквериках. В итоге улица сейчас безжизненна и пустынна, только агрессивные охранники следят за тем, чтобы пешеходы не фотографировали дома.

Транспортные мегапроекты

В одном из классических эпизодов «Симпсонов» (Marge against the Monorail) Спрингфилду улыбается удача и на город сваливается нежданное богатство. Три миллиона долларов штрафа выплачены миллиардером Монтгомери Бернсом за нарушение правил утилизации радиоактивных отходов и отправляются в городскую казну. Жители собираются на объявленное мэром экстренное совещание в городской ратуше. Решается вопрос о распределении шальных денег.

Сама по себе описываемая процедура выглядит для отечественного зрителя странной. Во-первых, город действительно получает крупную выплату за нарушение экологических норм.

Во-вторых, мэрия самостоятельно и без принуждения призывает отыскать совместное решение вопроса о расходовании крупной денежной суммы (хоть и присваивая себе попутно миллион). В-третьих, горожане живо участвуют в этом событии и не видят ничего странного в самой процедуре. Развитие сюжета обнаруживает крайнюю импульсивность решений жителей. Но хуже всего то, что эта резкость сочетается с низким уровнем понимания закономерностей городского функционирования. Горожане оказываются очарованы предложением гастролирующего мошенника, предлагающего возвести в городе монорельсовую транспортную систему.

 Кадр из мультсериала «Симпсоны»
Кадр из мультсериала «Симпсоны»

На словах монорельс обладает множеством преимуществ: он тих, работает на солнечной энергии, очень быстр. Горожане решают, что это достойная инвестиция, не задаваясь вопросом: «Зачем?» Оказывается, что с его помощью они не связывают между собой городские районы, для городского использования он слишком дорог, а сама техника давно морально устарела.

Печальным итогом эпопеи становится поломка и дальнейшая непригодность транспортной системы — и огромные безвозвратные расходы.

Скучные проблемы с городскими дорогами остаются нерешенными.

А как у нас?

По странной случайности, именно монорельс было решено строить в Москве на рубеже тысячелетий. Итогом нескольких лет проектирования и строительства стала короткая ветка, протяженностью около пяти километров. Стоимость ее создания и закупки подвижного состава оказалась намного дороже укладки не только трамвайных, но и путей легкого метро (6,3 млрд рублей). Используемые составы очень малы и неудобны для пассажиров. Кроме того, монорельс остается крайне убыточным видом транспорта, которым пользуется совсем немного жителей. Да, и в отличие от своего аналога в «Симпсонах», московский монорельс очень медлителен.

 Московский монорельс
Московский монорельс

В 2015 году появились слухи о возможном сносе его части и замене на трамвай. Впрочем, впоследствии глава департамента транспорта Максим Ликсутов сказал, что демонтировать даже частично монорельс не будут. Начальник московского метро Дмитрий Пегов назвал монорельсовую систему «изначально нерентабельной», однако добавил, что город продолжит эксплуатировать ее, «не забывая про экономику».

В итоге специалисты МосгортрансНИИпроект и Института теплотехники до конца 2016 года подготовят три проекта возможного развития монорельса, которые вынесут на обсуждение с экспертами, а потом представят на выбор москвичам.

Полностью монорельс не исчезнет, но самым логичным способом его модернизации пока считается интеграция его с трамваем.

Как отметили в департаменте транспорта, это даст возможность создать протяженные трамвайные маршруты, связывающие между собой Останкинский, Бутырский и Тимирязевский районы. Пропускная способность монорельса после модернизации должна возрасти.

Сообщества

Связующим звеном для бесчисленного числа мультипликационных эпизодов остается городское сообщество. Для «Симпсонов», «Царя горы» и «Эй, Арнольд!» особенно важны добрососедские отношения.

Горожане хорошо знакомы друг с другом, а для соседей совершено естественным является обращаться друг к другу за помощью.

Они одалживают инструменты и готовы посидеть с соседскими детьми, когда это необходимо, утешают в горе и поддерживают в трудную минуту. Так, когда у соседа Симпсонов — Неда Фландерса — ураган разрушает дом, весь город готов помочь в постройке нового.

«Царь горы» — наименее фантастичный сериал из всех — описывает будни обычных соседей. Они ходят в гости, совместно ремонтируют дома, дарят подарки новоселам и отдыхают вместе. В одном из эпизодов Хэнку Хиллу — главному герою сериала — приходится приглядывать за своим беспокойным соседом с ужасным характером Ханом по просьбе его жены, уезжающей из города. Как сосед Хэнк не может отказаться и обнаруживает, что у Хана есть психические проблемы. Эпизод посвящен тому, как в этой сложной ситуации соседям удается лучше узнать друг друга и разрешать старые дрязги.

 Постер к фильму «Эй, Арнольд!»
Постер к фильму «Эй, Арнольд!»

В «Эй, Арнольд!» же описывается несколько ностальгический образ старого района в большом городе, района, насыщенного историями и достопримечательностями. Главный герой проживает в пансионе своих прародителей совместно с несколькими другими семьями. Негласный акцент в сериале делается на нормальные доверительные отношения, которые существуют между ребенком и городским окружением.

Арнольд знает своего мясника, цветочницу, почтальона, а его товарищ Джеральд — общепризнанный эксперт в области уличных легенд.

Многие из сюжетов мультсериала указывают на роль, которую может играть городское сообщество в противостоянии внешним угрозам, чаще всего исходящим от крупного капитала.

В полнометражном «Арнольде!», завершающем описание мира Хиллвуда, тема сообществ играет ключевую роль в противостоянии горожан с бездушной строительной корпорацией, которая планирует застроить старый район дорогим модным жильем и торговыми центрами. В общем, в мультфильме достаточно правдиво изображаются сложности и возможные пути борьбы с застройщиком FutureTech Industires и ее владельцем мистером Шеком. С одной стороны, жители открыто и организованно протестуют против застройки, но в ходе махинаций лишаются права на протест. Совместными усилиями препятствуя сносу, жители успевают найти юридическое обоснование для сохранения застройки и защитить свой уютный знакомый мир.

Но во всех мультфильмах сообщества являются почти что второй семьей. Демонстрируемый уровень доверия и готовность помогать указывают на то, насколько важны добрая репутация и отношения для жителей анимационных городов.

А как у нас?

Перечисленные мультсериалы демонстрируют возникшую пропасть между тем, что является нормальным добрососедством в США, и текущей обстановкой в России. К сожалению, часто встречающиеся слова о распаде социальных институтов в стране достаточно правдивы. Индексы доверия демонстрируют этот спад во всей полноте. Таким же мифом для большинства россиян стало и добрососедство.

В лучшем случае жители многоквартирных домов знают своих соседей в лицо и здороваются с ними в подъезде, но о тесной взаимопомощи можно говорить лишь в самых редких случаях.

Объединение же сообществ происходит крайне редко, но и это далеко не всегда становится гарантией успеха в борьбе за свои интересы. Самые громкие случаи последнего времени: защита Таганской АТС, оборона поляны в Тропареве, защита парка «Дубки» и парка Дружбы на севере Москвы.

Характерно, что только в «Дубках» еще продолжается борьба, в остальных случаях местное сообщество проиграло. И, видимо, будет проигрывать: реальных механизмов остановить девелопера только лишь «соседским протестом» нет.

Короткое сравнение некоторых тем позволяет отметить, что проблемы мультипликационных американских городов становятся все более понятными и в России. С некоторыми из них отечественным жителям пришлось столкнуться впервые лишь в XXI веке. Наш вокабуляр быстро пополняется новой проблемной терминологией, но не способами преодоления сложностей. Городские институты, на которые опираются герои мультсериалов, в России работают очень плохо. Нам тяжело рассчитывать на помощь соседей, мы исключены из процессов принятия решений, а мнения экспертов по вопросам городского развития не принимаются в расчет. Наверное, это и отделяет нас от привычных и для американских мультфильмов хеппи-эндов. Даже если мы лучше понимаем демонстрируемые проблемы.