Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Shutterstock

«Мы продолжим усиливать наших союзников по НАТО»

Создание в Прибалтике четырех подразделений НАТО станет лишь началом усиления блока

Владимир Ващенко

США продолжат наращивать свое присутствие в Европе, оказывать помощь Украине и сдерживать Россию, чьи действия Пентагон рассматривает как угрозу и нарушение различных международных договоренностей. О том, почему возобновления нормальных отношений между Москвой и Вашингтоном в ближайшее время ждать не стоит и как они будут развиваться дальше, «Газета.Ru» побеседовала с источником, близким к министру обороны Соединенных Штатов Эштону Картеру.

Собеседник «Газеты.Ru» играет важнейшую роль в определении Пентагоном военной политики по отношению к России, Украине и ряду других стран бывшего СССР. Большинство американских инициатив в Восточной Европе, связанных с укреплением там сил НАТО, в последнее время так или иначе было поддержано или предложено именно им. Но поскольку он не может назвать свое имя, звание и должность, «Газета.Ru» не станет раскрывать его личность. Беседа с ним произошла в кулуарах встречи министров обороны стран НАТО, которая недавно завершилась в Брюсселе. Больше всего «Газету.Ru» беспокоил вопрос о возможном дополнительном размещении американского ядерного орудия в странах Старого Света. Однако речь шла и о других проблемных моментах в отношениях между двумя странами.

— Планируют ли США разместить дополнительное количество ядерного оружия в Европе?

— Никаких планов разместить ядерное оружие в какой-либо европейской стране у нас нет. США не планируют наращивать арсенал ядерного оружия, мы сейчас занимаемся модернизацией имеющегося у нас ядерного арсенала, в том числе того, который находится за пределами США. Это включает в себя замену старых тактических ядерных бомб на новые, а также модернизацию подводных лодок класса «Огайо». Но планов размещать новое ядерное орудие у нас нет — как в Европе, так и в любой другой точке мира.

— Будут ли создаваться новые элементы ПРО в Европе?

— Ее создание уже завершено. Тот вклад, который внесли в эту систему США, известен: это два объекта в Польше и Румынии, мы об этом сообщили открыто. Они обеспечивают защиту от угрозы баллистических ракет от, например, Ирана.

До тех пор пока наши европейские союзники не столкнутся с новыми угрозами удара по ним баллистическими ракетами, мы не будем создавать дополнительные элементы ПРО.

— Разместить четыре батальона НАТО в Польше и Прибалтике было инициативой Пентагона?

— Инициатива исходила от Польши, а потом ее активно поддержали три прибалтийские республики. Но мы полностью поддерживаем предложение наших союзников по НАТО и будем участвовать в этом. США видят рост агрессии со стороны России с тех пор, как она незаконно аннексировала Крым и совершила военную интервенцию в Донбасс. Сейчас РФ нарушает Договор о сокращении ракет средней и малой дальности, Договор об обычных вооруженных силах в Европе и некоторые другие международные соглашения. Все это говорит о более агрессивной политике России, которую НАТО необходимо сдерживать.

— Какое вооружение будет у этих четырех батальонов? Будут ли они оснащены системами по перехвату баллистических ракет?

— В их состав войдут представители армий разных государств. Еще до конца не решено, как они будут выглядеть, чем будут вооружены и представители каких стран в них будут участвовать.

Не думаю, что они будут иметь комплексы противоракетной обороны, но совершенно исключать этого нельзя,

надо подождать итогов саммита в Варшаве.

— Стоит ли ожидать дальнейшего укрепления контингента Североатлантического альянса в Восточной Европе, в частности в Прибалтике?

— Процесс создания условий для запуска «системы обороны эффективного сдерживания», которая должна предотвратить внезапную агрессию по отношению к нашим союзникам по альянсу, только начался. Вслед за ним

будут другие шаги помимо создания четырех батальонов в Прибалтике и Польше. Они будут названы на Варшавском саммите.

Мы продолжим процесс наращивания боеспособности наших союзников по НАТО, для того чтобы они смогли эффективно дать отпор любой агрессии, в том числе со стороны России.

— Возможно ли хоть какое-то сотрудничество России и США в военной сфере?

— Теоретически возможно. Но нарушение Россией договоров, которые я упомянул, и нежелание работать в рамках Венской конвенции не создают атмосферу доверия между Минобороны РФ и Пентагоном. Я не вижу сейчас особой почвы как для двустороннего сотрудничества между США и Россией в военной сфере, так и в рамках НАТО. Но теоретически, повторюсь, если Россия перестанет вести агрессивную политику по отношению к соседям, у нас огромное поле для сотрудничества. Например, совместная борьба с терроризмом и экстремизмом.

— Какую помощь Украине сейчас оказывают США в конфликте Киева и Донбасса? Поставляется ли туда американское оружие?

— Мы активно помогаем Украине: поставляем военное оборудование, отправляем советников, ведем программы обучения украинских военнослужащих. Мы поставляем туда, например, бронежилеты, машины Humvee, радары, медицинское оборудование. Но не оружие. Сейчас у нас нет планов поставлять туда боевое оружие.

Мы полностью поддерживаем позицию, согласно которой конфликт на востоке Украины может быть решен только через полное выполнение минских договоренностей, и призываем Россию к этому.

Это значит, что в Донбассе необходимо полностью прекратить огонь, обеспечить полный доступ наблюдателей, а также осуществить вывод всего вооружения, в том числе установок «Град» и иного тяжелого вооружения.

— Сейчас и Россия, и США ведут определенные боевые операции и в Сирии. Есть ли риск того, что военные двух стран случайно откроют огонь друг по другу?

— Когда проходят операции, подобные сирийской, всегда есть риск спорадических случайных столкновений между двумя сторонами. Поэтому США и Россия создали специальный канал связи, который сводит на нет вероятность случайного столкновения. Он также позволяет обезопасить полеты наших самолетов и иные действия военнослужащих обеих стран. Хочу подчеркнуть: на этом наше сотрудничество сегодня заканчивается. Мы не ведем каких-то совместных действий в Сирии, мы сообща не определяем цели, по которым наносим удары. Мы только общаемся для того, чтобы исключить непреднамеренные случаи огня друг по другу в воздухе или на земле.

Это происходит не только между Россией и США, но и между США и другими членами коалиции против ИГ (запрещенная в России организация), в которую входит 65 стран.

— Как вы думаете, возможно ли в будущем создание военного трибунала по Украине, аналогичного Международному трибуналу по бывшей Югославии (МТБЮ)?

— Не стал бы пока рассуждать о том, будет ли создан трибунал по Украине, подобный МТБЮ, но в будущем какая-то форма суда над теми, кто причастен к нарушениям законов и обычаев войны, вполне возможна. Что касается министерства обороны США, то мы видели сообщения в СМИ о преступлениях, которые там были совершены, а также отчеты неправительственных организаций на эту тему. Собственных исследований на этот счет мы не проводили.