Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

1 6

Мэр строгого режима

Защита осужденного мэра Ярославля намерена обжаловать приговор

Владимир Ващенко

Суд Ярославской области приговорил бывшего мэра Ярославля Евгения Урлашова к двенадцати с половиной годам лишения свободы. Крупные сроки также получили другие фигуранты этого дела. Сам политик уже обжаловал решение суда через своих адвокатов, а многие жители города считают приговор несправедливым.

Ярославский областной суд приговорил бывшего мэра Ярославля, известного оппозиционного политика Евгения Урлашова, к двенадцати с половиной годам колонии строгого режима. Впрочем, отсидеть чиновнику придется меньше установленного срока: суд учел, что он провел в СИЗО почти четыре года, и засчитал ему это в срок отбытого наказания. По закону уже через четыре с половиной года Урлашов сможет попросить об условно-досрочном освобождении, если не будет нарушать режим содержания в колонии.

Также экс-градоначальнику придется выплатить штраф в размере 60 млн руб.

Другие фигуранты этого дела приговорены к меньшим срокам лишения свободы. Так, бывший помощник Урлашова Евгений Лопатин проведет в колонии семь лет, а экс-директор агентства по муниципальному заказу ЖКХ мэрии Ярославля Максим Пойкалайнен еще в 2014 году получил пять лет колонии и штраф в 18 млн руб. Последний полностью признал свою вину, его дело слушалось судом в особом порядке.

В то же время суд полностью оправдал бывшего заместителя Урлашова Дмитрия Донскова. В ходе оглашения приговора судья заявил, что гособвинителем не представлено ни одного доказательства вины этого человека. По данным следствия, в период с декабря 2012 года по июль 2013-го Максим Пойкалайнен вместе с Урлашовым, Донсковым и Лопатиным, а также при участии посредника Андрея Захарова требовали от директора компании «Радострой» Сергея Шмелева 18 млн руб. за оплату муниципального контракта по уборке улично-дорожной сети города на второе полугодие 2013 года.

Шмелев на момент вымогательства у него денег состоял в «Единой России» и был муниципальным депутатом Ярославля.

По словам Шмелева (в интервью газете «Известия»), Урлашов и его люди первоначально требовали 30 млн руб., то есть 6% от контракта, который выиграла компания предпринимателя на аукционе. Тот отказывался, мотивируя это отсутствием денег, в ответ же, по его словам, ему «начали резать уже выполненные объемы: сперва на 20%, потом до половины всего объема работ, вдобавок затягивать с оплатой».

В итоге глава «Радостроя» написал заявление в полицию, и начались оперативные мероприятия. Кроме того, по версии СК, Урлашов в конце 2012 – начале 2013 года получил от гендиректора ООО «Строительная компания «Ярдорстрой» Эдуарда Авдаляна часть взятки в размере 17 млн руб. от общей суммы взятки в 30 млн руб. за содействие при принятии решения о передаче контрольного пакета акций ОАО «Городское дорожное управление» к ООО «Строительная компания «Ярдорстрой».

Авдалян на тот момент, как и Шмелев, был членом «Единой России» и депутатом городского муниципалитета.

В 1990-е годы Урлашов некоторое время занимался бизнесом, основал свой гаражно-строительный кооператив «Юго-Западный». С начала 2000-х он окончил Российскую академию госслужбы и пошел в политику, после чего состоял в разных партиях и общественно-политических структурах. Некоторое время будущий глава города даже входил в «Единую Россию», однако в 2011 году вышел из рядов партии.

На следующий год Урлашов решил участвовать в выборах ярославского главы как независимый кандидат. 1 апреля 2012 года во втором туре выборов мэра Ярославля независимый кандидат Урлашов одержал победу над представителем «Единой России» Яковом Якушевым. По данным избирательной комиссии города, Урлашов получил 69,65% голосов при активности 45,45%, а Якушев — 27,78%.

В первом туре, состоявшемся 4 марта, Урлашов набрал 40,25% голосов. За избирательной компанией в Ярославле тогда пристально следили журналисты и политики различного звена. Число наблюдателей на выборах составило беспрецедентное число — 1300 человек.

На посту мэра Урлашов запомнился как инициатор сноса торговых ларьков, установленных в охранной зоне ЮНЕСКО, кроме того, он ликвидировал торговые точки, установленные нелегально или с истекшим сроком аренды.

Также градоначальник неоднократно высказывал недовольство по поводу ремонта дорог Ярославля и работы подрядных организаций, которые его выполняют. Кроме того, вскоре после избрания Урлашов вступил в партию бизнесмена Прохорова «Гражданская платформа». В июне 2013 года, в ходе голосования муниципалитета Ярославля, в котором приняли участие 27 депутатов из 38, за оценку «неудовлетворительно» деятельности мэра проголосовал 21 депутат. Однако сам Урлашов считал, что это политическая акция.

Уже став главой Ярославля, Урлашов запомнился как человек, который интересуется событиями не только в своем регионе, но и в мире в целом. В декабре 2012 года он посетил с визитом город-побратим Ярославля Пуатье во Франции, в феврале 2013 года — Коста-Рику, затем Тегеран, далее — город Кассель в Германии, в апреле — Палермо в Италии, Вильнюс и Таллин. При этом глава 7 Устава Ярославля не предусматривает обязанность мэра представлять интересы города на международной арене.

Каждая из таких командировок, по словам Алексея Малютина, который в те годы занимал должность председателя муниципалитета Ярославля, обходилась городскому бюджету более чем в 500 тыс. руб.

Также в ярославской прессе широко обсуждалось появление у главы города дорогой квартиры и недвижимости на окраине Ярославля. При этом, согласно налоговой декларации за 2011 год, Урлашов получал 136 590 руб. в год, то есть чуть более 10 тыс. руб. в месяц.

После возбуждения в отношении мэра уголовного дела в Ярославле прошли различные мероприятия в его поддержку. Сам он в ходе заседаний суда, посвященных своему аресту, неоднократно называл свое уголовное преследование «политическим процессом» и «провокацией». В июле 2013 года на Советской площади Ярославля прошел митинг против дела Урлашова, который посетили, по разным данным, от 3 тыс. до 5 тыс. человек. Тем не менее в том же месяце Урлашов был отстранен от должности мэра.

По информации пресс-службы МВД РФ, в ходе обыска на квартире градоначальника на улице Свердлова в Ярославле оперативники нашли более 500 тыс. руб. Они были приобщены к делу как доказательство вины чиновника. Дочь мэра утверждает, что в ходе следственного действия не было изъято никаких предметов, кроме личного сотового телефона Урлашова.

В основу обвинения легла также аудиозапись прослушки телефона Урлашова, где он якобы обсуждает с одним из своих помощников то, как именно они будут получать деньги со Шмелева.

Эта запись распространена агентством ТАСС и другими СМИ.

Как сообщила «Газете.Ru» адвокат Урлашова Ксения Карпинская, ее подзащитный чувствует себя хорошо, не согласен с решением суда и намерен дальше бороться за освобождение, а сторона защиты уже обжаловала приговор.

«Мы подали краткую жалобу на решение суда, полностью текст приговора будет нам передан более чем через неделю, и пока мы не можем обжаловать все доводы судьи», — сказала защитник. По ее словам, в ходе разбирательства суд учитывал только доказательства стороны обвинения, но проигнорировал почти все доказательства стороны защиты.

«Суд у нас выступил как экспертное учреждение в области фоноскопии, психиатрии и в других областях, судья решил не привлекать независимых экспертов в этих вопросах.

Кроме того, обвинение построено лишь на показании двух свидетелей, которые ранее заключили досудебное соглашение по другим делам и боялись изменения своего минимального срока наказания. Также есть вопросы и к аудиозаписи, на которой слышны только отдельные фразы, выдернутые из контекста», — заявила Карпинская. По ее словам, ни на одной из видеозаписей, которые предоставило следствие, нет момента получения взятки ее клиентом.

Тем временем жители Ярославля активно обсуждают приговор бывшему градоначальнику в социальных сетях. В частности, в одной из городских групп «ВКонтакте» опубликован опрос, где респондентам предлагается ответить, справедливо или нет решение суда по судьбе Урлашова. В нем уже приняли участие более 2 тыс. человек, из которых 53,6% считают приговор несправедливым, 18,4% — справедливым, а еще 28,1% ответили, что не имеют мнения по этому вопросу.