Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Религия

Reuters

«Медицинских показаний к женскому обрезанию нет и быть не может»

Генпрокуратура проверит факты женского обрезания в Дагестане

Владимир Ващенко

Общественная организация «Правовая инициатива по России» провела исследование, показавшее, что в ряде районов Дагестана до сих пор широко распространено принудительное обрезание у девочек. По оценкам правозащитников, операции подверглись десятки тысяч женщин. Некоторые представители мусульманского духовенства заявили, что в этом обряде нет ничего страшного и его можно распространить и за пределы Дагестана. Врачи утверждают, что это крайне опасная операция, медицинские показания для которой возможны только при онкологическом заболевании.

Общественная организация «Правовая инициатива по России» подготовила доклад о распространении обрезания в Дагестане, которое делают девочкам. Основаниями для операции служат лишь только ритуальные соображения, а не медицинская необходимость, говорят правозащитники. Исследование было проведено по результатам опросов девочек, которые подверглись этой операции, их матерей и родственниц, а также тех, кто непосредственно выполнял обрезание. Как сказано в документе, возраст респондентов составил от 19 до 70 лет, а их профессиональный статус был достаточно разнообразным: пенсионерки, домохозяйки, студентки, юристы, инженеры, учителя, сотрудники сферы торговли, причем в опросе приняли участие преимущественно лица с высшим образованием.

«Наибольшее распространение операции получили среди народов, населяющих Восточный Дагестан: среди самого многочисленного народа — аварцев (главным образом, из Тляратинского и Цумадинского районов) и среди причисленных к нему малочисленных народов. Говорить о численности женщин, подвергшихся обрезанию, в настоящий момент сложно…

Но даже если учесть имеющиеся значительно заниженные данные, можно предположить, что обрезанию подверглись десятки тысяч женщин.

Исследование показало, что традиция женского обрезания применялась и ранее в других аварских районах, испытавших андийское влияние. В качестве обязательной эта практика осуществлялась в Гумбетовском и в Унцукульском районах до 1990-х годов», — упоминается в отчете «Правовой инициативы по России».

В документе отмечается, что в практикующих операцию горных районах встречается почти полная поддержка данной традиции. «Большинство опрошенных отметили, что своих дочерей они уже провели через обряд обрезания или будут его им делать. Пиетет респонденток в отношении этой традиции свидетельствует о том, что обрезание активно практикуется и — в перспективе — будет практиковаться в Дагестане», — говорят авторы отчета. При этом, по словам респонденток, девочки испытывают страх перед процедурой, не понимают ее смысл, после операции пугают друг друга рассказами о пережитом, делятся с сестрами своими переживаниями. «Но эмоциональная сторона практики, как и вопрос медицинской необходимости, не имеют большого значения для респонденток, так как они видят в практике обрезания ритуально-обрядовый характер», — отмечается в исследовании.

После публикации доклада «Правовой инициативы по России» по теме женского обрезания высказался ряд авторитетных для российских мусульман деятелей. Например, председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев заявил о необходимости обрезать всех женщин. «Если бы это было применительно ко всем женщинам, это было бы очень хорошо. Женщину Всевышний создал для того, чтобы она рожала детей и их воспитывала. А это [обрезание] не имеет к этому никакого отношения. Женщины от этого не перестают рожать. А вот разврата было бы меньше», — сказал Бердиев.

Муфтий Москвы и Центрального региона, глава рабочей группы Общественной палаты России по противодействию псевдорелигиозному экстремизму Альбир Крганов заявил, что по шариату (комплекс предписаний в исламе) женское обрезание разрешено. «Но это не говорит о том, что это обязательно, — это сугубо индивидуальное решение каждого человека. И это дозволено только в допустимой форме», — сказал Крганов агентству «Россия сегодня». Он пояснил, что существуют разные формы женского обрезания, в их числе, по его словам, «есть вообще бесчеловечные подходы, которые использовали еще в доисламский период, в качестве некоего наказания…». «Подобные деяния вообще запрещены исламом. Если нет необходимости коррекции организма, которым тебя наделил Всевышний, это (обрезание) — неправильно. Я считаю, что такое решение может принимать женщина самостоятельно или, если это девочка, — с согласия на это родителей, и обязательно должно быть присутствие врача. Это должно быть очень взвешенное решение», — подчеркнул муфтий.

Глава комиссии Общественной палаты по поддержке семьи, детей и материнства певица Диана Гурцкая после доклада «Правовой инициативы по России» обратилась к генпрокурору Юрию Чайке с просьбой провести проверку информации, которая содержится в документе. «Мы попросили генпрокурора проверить факты, изложенные в отчете. Если они подтвердятся, будут приняты меры прокурорского реагирования», — сказала Гурцкая «Газете.Ru».

Она также отметила, что родители, которые заставляют своих дочерей делать женское обрезание, могут быть лишены родительских прав в соответствии с российскими законами.

«Государство по Конституции гарантирует защиту материнства и детства. Семья — это место, где ребенок должен быть максимально защищен. Нанесение физических повреждений несовершеннолетним влечет ответственность в соответствии с Уголовным кодексом и ставит вопрос о том, способны ли люди, совершающие подобные экзекуции, быть родителями», — заявила Гурцкая. Получить оперативный комментарий Генпрокуратуры «Газете.Ru» не удалось.

Руководитель Региональной общественной организации «Право ребенка» Борис Альтшулер отметил, что в ряде стран Европы женское обрезание запрещено юридически. «В отличие от обрезания у мальчиков, которое служит исключительно гигиенической процедурой и не несет угрозы жизни и здоровью, женское обрезание — операция, которая калечит человека и лишает женщину любых удовольствий, связанных с сексом в будущем. В ряде развитых стран мира за подобную операцию для родителей полагается уголовная ответственность. Например, в Норвегии при въезде в страну дочерей мусульман обязательно проверяют на признаки женского обрезания (так как некоторые родители вывозят для этой операции детей в страны Ближнего Востока), и если находят признаки операции, то их родителей ждет серьезный тюремный срок. Мало ли какие традиции у тех или иных народов? Если, например, у кого-то есть традиции каннибализма, то это не значит, что современное общество обязано им следовать», — сказал правозащитник.

В свою очередь, директор Ассоциации народонаселения России и развития, акушер-гинеколог Любовь Ерофеева пояснила «Газете.Ru», что медицинских оснований для подобных операций практически не существует.

«Медицинских показаний к женскому обрезанию, за исключением онкологических заболеваний половых органов, нет и быть не может.

А если учесть, что традиции женского обрезания выполняют не медицинские работники, а обычные люди, это очень опасно. Это лишает в будущем женщину значительной части удовольствий, которые она может иметь в своей жизни. Я уже не говорю о том, что в результате этой операции не исключены воспаления и опасные кровотечения. Половые органы — это очень хорошо кровоснабжаемые органы, и любой порез, тем более операция, а тем более — в не специальных, не медицинских условиях, может привести к массе осложнений и даже гибели человека», — сказала врач.