Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Кристина Кормилицына/Коммерсантъ

«Слышать, что я хотела примкнуть к смертникам, неприятно»

Обвиняемая в связях с ИГ Варвара Караулова отрицает свою вину

Владимир Ващенко

Московский окружной военный суд начал рассмотрение дела студентки Варвары Карауловой, которую обвиняют в попытках примкнуть к запрещенному в России «Исламскому государству». Сама она вину категорически отрицает. Адвокаты подсудимой говорят, что она действительно общалась в соцсетях с молодым человеком, придерживающимся экстремистских взглядов, но вступать в террористическую организацию не собиралась.

История московской студентки Варвары Карауловой, на основе которой можно написать сценарий остросюжетного фильма, близится к своему завершению. В среду, 5 октября, Московский окружной военный суд (МОВС) начал рассматривать дело Карауловой по существу. С 28 октября 2015 года она проходит в суде как Александра Иванова, так к ней и обращались и на процессе. Девушку обвиняют по ст. 205.5, п. 2 УК РФ «Участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической», ей грозит до 20 лет лишения свободы.

Напомним, студентка философского факультета МГУ Варвара Караулова неожиданно исчезла из дома летом 2015 года. Девушка в совершенстве овладела несколькими иностранными языками, серьезно занималась тайским боксом и другими видами спорта. Она успела поучиться в американской и британской школах, но среднюю школу заканчивала в России. После развода родителей, Павла и Киры, Варвара Караулова осталась с матерью, помогая воспитывать двух малолетних детей от второго брака Киры.

Караулова с ранних лет была православной христианкой, посещала церковь. В какой-то момент девушка стала увлекаться изучением ислама. Бывшие одноклассники девушки рассказали, что после исчезновения Караулова поменяла свое имя в мессенджере WhatsApp с Варвары на Амину.

Мать студентки сообщила, что изучением ислама девушка заинтересовалась после того, как в их семье произошел развод. Отец, по словам Киры, не уделял дочери достаточно внимания, поэтому та стала замкнутой и увлеклась изучением религий.

Ислам, по словам Карауловой-старшей, оказал на нее столь сильное влияние, что девушка даже перестала играть со своим любимым псом (согласно Корану, это животное считается «нечистым»).

А за неделю до исчезновения из дома мать девушки заметила, что та перестала надевать нательный крестик.

Около девяти часов вечера 27 мая 2015 года от девушки поступило сообщение, что она не сможет погулять с собакой, и Караулова пропала. Позднее Варвару обнаружил ее отец, Павел Караулов, в турецком городе Кирис. Как полагает следствие, она пыталась перебраться из этого города в Сирию для вступления в террористическую организацию.

11 июня 2015 года с помощью отца Варвара вернулась в Москву. При этом обвинение утверждает, что власти Турции официально выдворили девушку из страны, адвокаты же заявляют, что мужчина в частном порядке купил дочери билет до Москвы и сопроводил ее до дома. Некоторое время она имела статус свидетеля, который пользуется государственной защитой, однако потом следствием было заявлено, что та «инициативно вышла на связь» с представителем БАДР (чеченское крыло ИГ) и «прорабатывала возможность повторной попытки» выезда за рубеж при помощи документов на имя иностранного лица. Защита Карауловой это отрицает. Тем не менее 28 ноября 2015 года Лефортовский суд принял решение заключить Караулову в СИЗО, это было сделано по ходатайству следователей ФСБ.

В среду, 5 октября, в зал судебного заседания смогли попасть далеко не все журналисты. Приставы и секретари суда допустили туда только информационные агентства и корреспондентов некоторых телеканалов без операторов. В суде мотивировали это тем, что в зале очень мало места, однако, по словам самих журналистов, на начало рассмотрения дела там было как минимум десять свободных мест. «Мы подали ходатайство судье, чтобы он допустил всех желающих сотрудников СМИ, но это не помогло. Налицо нарушение принципа Уголовно-процессуального кодекса, который гарантирует гласность и открытость процесса», — рассказал один из адвокатов подсудимой Сергей Бадамшин.

Караулова предстала перед судом и немногочисленной публикой с ярким макияжем, в платье цвета морской волны и с непокрытой головой.

В будке из пуленепробиваемого стекла и под охраной полицейских она выглядела еще моложе своего возраста.

В суд не пришла мать Карауловой, Кира, а отца, Павла Караулова, удалили из зала заседания, поскольку он является свидетелем со стороны защиты, а потому не может знакомиться с материалами дела до момента своего допроса.

В начале процесса прокурор зачитал обвинительное заключение. По его словам, Караулова сперва попыталась перебраться из России в Сирию, чтобы примкнуть к одной из исламистских группировок, после чего ее вернули на российскую территорию. Однако затем через социальные сети она продолжила общаться с одним из вербовщиков исламистов, который представлял организацию БАДР. Как следует из слов обвинителя, эта структура вербует женщин для того, чтобы сделать из них террористок-смертниц для совершения терактов в разных странах мира.

После этого высказалась по существу обвинения сама Караулова: «Я отрицаю вину в полном объеме. Слышать то, что я якобы хотела примкнуть к смертникам, неприятно. Какая боевая подготовка, о чем речь?» Ее позицию поддержали и защитники. «Моя клиентка действительно состояла в интернет-переписке с одним из людей, о которых говорит следствие. Однако речь не шла о какой-либо террористической деятельности.

Она испытывала к нему достаточно сильные чувства, но это не говорит о том, что она планировала теракты.

Подробнее об этом она расскажет в ходе ее допроса в суде. Поверьте, 19-летней девушке сложно говорить публично о своих чувствах», — рассказал адвокат Бадамшин.

По его словам, в материалах дела присутствует слишком много фраз «в неустановленном месте» и «в неустановленное время». «Получается, следствие ничего толком не установило и в таком виде передало дело в МОВС», — резюмировал защитник.

Далее суд допросил одного из свидетелей обвинения, бывшего журналиста Lifenews Артура Артюханова, который сопровождал отца подсудимой во время ее возвращения из Турции в Москву. Он рассказал, что по редакционному заданию прибыл в Турцию, встретился там с отцом девушки Павлом Карауловым. «Мы ходили по городу, он расклеивал листовки, ходил в мечети, искал дочь, — сказал свидетель. — Мы установили камеру и снимали территорию миграционного центра в Турции. Потом я увидел девушку в сопровождении двух людей — мужчины и женщины, как я понял, это были сотрудники Интерпола. Она была одета в хиджаб, в этой же одежде она прибыла и в Москву».

Сама девушка подтвердила, что видела Артюханова в Турции.

Она также пояснила, что некоторые моменты «не очень помнит», так как была в «нервном нестабильном состоянии».

Другие свидетели обвинения не были вовремя доставлены в суд, а потому допрос их был отложен (большая часть из них проходит обвиняемыми по другим уголовным делам). Всего в списке тех, кого сторона обвинения хочет привлечь в качестве свидетелей, значится более 15 человек.

«Суд установил график рассмотрения этого дела почти каждый день. При этом мы имеем возможность посетить нашу клиентку в СИЗО «Лефортово», где она содержится, только один раз в неделю, такой там порядок. Там огромная очередь адвокатов, и завтра была наша. Но так как завтра — второй день суда над Карауловой, то мы не сможем там ее навестить. Нам приходится общаться с подзащитной в суде, где невозможно конфиденциальное общение», — говорит Бадамшин. По словам защитников Карауловой, процесс над ней может растянуться на несколько месяцев. Представитель гособвинения отказался общаться с прессой.