Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Здоровье

Александр Кряжев/РИА «Новости»

«С ВИЧ можно рожать детей и застать внуков»

Специалист по борьбе с ВИЧ рассказал, что ждет заразившегося человека

Владимир Ващенко

Заявление об эпидемии ВИЧ в Екатеринбурге, прозвучавшее на уходящей неделе, заострило интерес к этой проблеме. «Газета.Ru» побеседовала с заведующей амбулаторно-поликлиническим отделением Московского областного центра по борьбе со СПИДом Еленой Орловой-Морозовой о том, какова реальная ситуация с ВИЧ в России.

— Как можно в принципе заразиться вирусом иммунодефицита человека?

— Мы знаем три пути распространения этого вируса. Это внутривенные инъекции, например через совместное внутривенное употребление наркотиков, передача болезни от матери ребенку, а также половой путь — гетеросексуальный или гомосексуальный.

— Какой способ наиболее распространен сейчас в России?

— Первые заболевшие в СССР были в основном среди гомосексуалов. Это были единичные случаи. Потом, в 1998–1999 годах, началась вспышка, когда за год появилось 25 тыс. новых инфицированных, это были как раз наркопотребители. С этого времени все немного изменилось. Сейчас среди заболевших — как наркоманы и гомосексуалисты, так и гетеросексуалы, так как вирус вышел за пределы группы риска. Ситуация примерно следующая:

около половины всех инфицированных получили ВИЧ через инъекции, чуть меньше — заразились половым путем через контакт с людьми противоположного пола.

Порядка 1,5% — гомосексуалы, и еще 1,5% — получившие болезнь от матери.

— Вокруг этой болезни много стереотипов. Например, многие считают, что через оральный секс ВИЧ не передается…

— Есть риск передачи и через оральный секс, особенно если один из половых партнеров имеет высокую вирусную нагрузку, то есть у него много вируса в крови, он не лечится, тем более — если у партнеров есть ранки во рту или на половых органах.

Поэтому вирусологи рекомендуют даже этим видом секса заниматься в презервативе.

— Еще одно расхожее мнение — если у обоих родителей ВИЧ, то и их ребенок появится на свет с этой болезнью. Так ли это?

— Нет. Даже в начале эпидемии, когда не было препаратов для профилактики и люди никак не лечились, то вирус передавался от матери к ребенку, по разным данным, в 20–40% случаев. Сейчас, когда все появилось, когда есть препараты по профилактике передачи вируса от матери к ребенку, этот показатель сократился до 1–1,5%.

Россия, кстати, конкретно по этому аспекту находится на уровне стран Западной Европы — мы серьезно смогли сократить число случаев заражения детей от матери при беременности.

— Многие не разделяют понятия ВИЧ и СПИД. Чем они отличаются друг от друга?

— ВИЧ — вирус иммунодефицита человека, ВИЧ-инфекция — это заболевание, то есть та ситуация, которая возникает после попадания вируса в организм. А СПИД — это крайнее проявление ВИЧ-инфекции, когда на фоне очень сильного снижения иммунитета к ВИЧ-инфекции присоединяются инфекционные или онкологические заболевания, которые не свойственны человеку сами по себе. Например, пневмоцистная пневмония, токсоплазмоз головного мозга (поражение головного мозга веществом-паразитом), туберкулез в острой форме. В нашей стране как раз 60% СПИДа проявляется именно в форме генерализованного туберкулеза. Также СПИД обнаруживается через специфические онкологические заболевания: саркому Капоши (онкологические образования на коже), инвазивный рак шейки матки у женщин. Это все СПИДоассоциированные заболевания — когда по характеру болезни можно сделать предположение, что у пациента СПИД. Конечно, его все равно следует проверить с помощью анализов.

— ВИЧ как-то проявляется?

— Бывает иногда в острых стадиях, через две недели или через месяц после заражения идет бесконтрольное размножение ВИЧ, иммунитет собственный не среагировал. У части людей могут быть клинические проявления: сыпь, температура, увеличенные лимфоузлы. Это называется острый ретровирусный синдром. У значительной части людей эта стадия и вовсе проходит незаметно.

А после этого наступает самая длинная — латентная стадия, когда и вирус, и иммунитет в равновесии. Если не проверяться, то можно дойти до стадии СПИДа, не зная о своей болезни.

— Каков инкубационный период ВИЧ?

— В среднем от месяца до трех, хотя в редких случаях он может доходить и до года.

— Многие люди считают, что ВИЧ — это приговор. Можно ли жить с этой инфекцией полноценной жизнью?

— Нет, это не приговор, с этим можно жить почти полноценной жизнью. Нельзя быть донором — это, по сути, единственное ограничение.

Если больной будет регулярно (1–2 раза в день) принимать таблетки, тогда его жизнь мало чем будет отличаться от жизни здорового человека: можно рожать детей, строить долгие планы на жизнь, на карьеру и рассчитывать, что увидишь живых взрослых детей и внуков.

— Заявление властей Екатеринбурга о том, что в регионе объявлена эпидемия, шокировало многих. Насколько тревожная ситуация с распространением ВИЧ в России?

— Не знаю, чем вызвано это заявление. Эпидемия ВИЧ-инфекции официально началась в 1981 году в США. Потом она покатилась по миру: дошла до Африки, Европы, в какой-то момент она добралась и до России. В 1987 году у нас появился первый пациент. До 1998 года были единичные случаи: несколько сотен больных. И это не считалось еще эпидемией. А потом произошел резкий рост числа заразившихся за счет потребителей инъекционных наркотиков.

С этого момента у нас началась эпидемия ВИЧ-инфекции. Сегодня не произошло ничего нового по сравнению с тем, что было вчера.

И Свердловская область уже давно (не вчера, не позавчера, а уже несколько лет) является одной из наиболее сильно пораженных эпидемией. У нас есть еще более 20 регионов, где также ситуация тяжелая: например, это Кемерово, Иркутск, Самарская область. Там пораженность тоже высокая. В этих 20–22 регионах, о которых я сказала выше, проживает 44% населения нашей страны. Почти все эти города лежат на пути, по которому идет транзит наркотиков. Тот же Екатеринбург давно является крупным перевалочным пунктом, через который поставляют в Россию наркотические вещества. Во всех регионах число зараженных превышает 1% населения. Это значит, что эпидемия генерализовалась, проще говоря, риск заразиться в той же Свердловской области или Самаре серьезно выше, чем в других местах.

— Что, на ваш взгляд, можно сделать, чтобы эпидемия пошла на спад?

— Слава богу, приняли стратегию противодействия ВИЧ-инфекции, которую недавно подписал премьер Дмитрий Медведев. Она неоднозначная, жестких мер документ не подразумевает, но хотя бы там обозначены уязвимые группы, что очень важно. Ведь в первую очередь с эпидемией нужно бороться как раз в группах риска. Это наркоманы, проститутки, люди гомосексуальной ориентации. Так, если общая доля заболевших в Свердловской области более 1%, то там же среди гомосексуалов она, по очень приблизительным подсчетам, составляет 10%, а среди наркозависимых — 20%. Необходимо, конечно, бороться с незаконной торговлей наркотиками. Но одними полицейскими мерами проблему не решить. Как и в Европе, нам необходимо вводить заместительную терапию, применять тот же метадон. Необходимо заниматься социализацией больных наркоманией, чтобы когда он приходил в пункт помощи (которых у нас практически, к слову, нет), ему давали таблетку метадона, обследовали его на ВИЧ и разъясняли, как избежать заражения. Если же выясняется, что он заражен, то там же ему должны давать таблетки терапии.

Хочу подчеркнуть, что большинство тех, кто лечится, особенно те, у кого вирус не определяется в крови благодаря лечению, они не опасны для окружающих, в том числе при половых контактах.

Недавно это подтвердили данные американского исследования. Сейчас у нас нет пункта выдачи новых шприцов, нет пунктов питания наркоманов и обследования. Но у нас же есть ответственность за само употребление запрещенных веществ, поэтому наркоманы боятся куда-то обращаться. И они боятся ВИЧ, а потому не хотят обследоваться. Нужно что-то делать с огромной когортой людей, употребляющих наркотики. Кроме того, должна быть профилактика ВИЧ, оповещение населения о том, что это такое. Большинство людей об этом ничего не знают. Или знают недостаточно.

Ну и конечно, надо лечить тех, у кого болезнь выявлена, а здоровому человеку не рисковать, знать, как можно заболеть, об этом очень много информации и в интернете, и в других источниках, есть специальная литература и специалисты. К нам в центр иногда приходят люди и спрашивают, как не заболеть Нужно заниматься защищенным сексом, а еще знать, что если у вас произошел сомнительный контакт, то существует медикаментозная профилактика — ее нужно сделать в 72 часа после подозрительной связи. Эти меры позволят снизить риск заражения до минимума. Если что-то похожее на подозрительный половой контакт с вами произошло, надо бегом бежать к врачам.