Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Здоровье

Член комитета Госдумы РФ по международным делам Елена Панина на пленарном заседании Государственной думы РФ
Член комитета Госдумы РФ по международным делам Елена Панина на пленарном заседании Государственной думы РФ
Станислав Красильников/ТАСС

«Если русский, то сразу прооперируют»

Пост депутата Госдумы Елены Паниной о медицине вызвал негодование в сети

Депутат Госдумы Елена Панина опубликовала на своей странице в Facebook пост о том, почему Россия никогда не сойдется с Западом. По ее мнению, «они холодные и безразличные, а мы — теплые и сочувствующие». В качестве примера Панина сравнила отношение к больному в медучреждениях на Западе и в России. Однако из-за этого примера пост вызвал бурю негодования и насмешек. «Газета.Ru» попыталась уточнить, что имела в виду Елена Панина.

Елена Панина — депутат Госдумы 6-го созыва. Она состоит в партии «Единая Россия» и с декабря 2011 года является членом комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству. Елена Панина лично делает записи на своей странице в Facebook. Последний пост был посвящен не отчету об очередном парламентском мероприятии, а разнице между жителями Запада и России.

«Мы никогда не сойдемся с Западом. Мы слишком разные. «Стихи и проза, лед и пламень не столь различны меж собой», — пишет Елена Панина.

— И так было всегда на протяжении всей истории. Они — холодные и безразличные. Мы — теплые и сочувствующие».

В качестве примера Панина приводит медицинскую помощь в России и за рубежом.

«К примеру, если ты лежишь в клинике в Европе на обследовании или на лечении, к тебе подойдут, вежливо сделают строго те процедуры, что назначены, дадут лекарства — и все! — пишет Панина. — Никаких попыток поговорить, никаких слов поддержки, ободрения, сочувствия, пожелания скорейшего выздоровления, наконец, надежды, вы не услышите.

У нас, если ты в больнице, медперсонал (врачи, медсестры, нянечки) тысячу раз улыбнутся тебе, скажут, что все будет хорошо, пожелают скорейшего выздоровления».

Однако пост вызвал шквал насмешек в адрес депутата со стороны читателей, которым, очевидно, пример не пришелся по вкусу. Коллективная претензия в целом сводилась к тому, что Елена Панина, как и многие народные избранники, предпочитают любить Россию только на словах, а на деле предпочитают жить и лечиться на «безразличном» Западе.

«Газета.Ru» пообщалась с Еленой Паниной, чтобы уточнить, ожидала ли она подобной реакции и что именно хотела сказать своим примером.

— Ваш пост вызвал бурную реакцию в соцсетях...

— Да что вы.

— Не хотели бы вы пояснить, что вы имели в виду?

— А что вы хотите пояснить? Там не о медиках идет речь. Медики лишь один из примеров. Вы читали?

— Да, я внимательно прочитал.

— Ну так я же сказала, что я не идеализирую там ситуацию. И потом, это был пример того, что мы просто очень разные. И все.

— Разные в плане менталитета?

— Да все, абсолютно разные люди, как будто с другой планеты. У нас более теплые люди, более сочувствующие, более сопереживающие. Это исторически так сложилось.

— А исторически, как вы думаете, с каких пор так повелось?

— Как русская нация закладывалась.

— Вы имеете в виду какие времена?

— Все, на протяжении всей истории.

Всегда русский народ был более отзывчивым, более добрым. Отношения были более общинные. Там другая, протестантская идеология.

— То есть со времен крещения Руси?

— Господи боже мой, почитайте мою книгу «Взлеты и падения», и все станет ясно. (Аннотация с сайта «Лабиринт»: «В книге анализируются фундаментальные экономические процессы, которые происходили в разные исторические периоды и в разных странах от III века до н.э. до начала XX века во взаимосвязи с общественной и культурной жизнью, развитием философской и политической мысли.

Автор приходит к выводу, что экономика в ряде случаев является не целью, ради которой предпринимаются реформы, а средством проведения преобразований, имеющих неэкономический смысл, в том числе таких, которые ведут к падению одних государств и взлету других. Исследуется особая роль Государства российского в мировых цивилизационных процессах становления России как великой державы».)

— Спасибо, с удовольствием ознакомлюсь. И все же, вы говорите что пост не про здравоохранение, но почему вы именно этот пример привели?

— Ну чаще всего там друг к другу люди по-доброму относятся. А почему медицина? Ну когда человек болеет, тем более в больнице лежит, как-то это особо проявляется. Когда в беду попадает, те же похороны, вы же видите, как люди собираются и помогают друг другу. И даже сейчас, несмотря на то что стало многое меняться в нашем обществе.

— А у вас последние годы был опыт нахождения в больнице?

— Ну конечно, приходилось.

— В России?

— В России.

— И как вам это запомнилось?

— Я не говорила про условия содержания в больнице.

У нас с ними очень много проблем. Но люди, которые лежат в этой больнице, обязательно будут с тобой общаться, желать тебе выздоровления, тепла.

И медперсонал, та же медсестра, обязательно поговорит, что-нибудь скажет хорошее. Но, конечно, разные люди и там есть.

— А у вас был опыт получения медуслуг за рубежом?

— Конечно.

— А где? В Европе?

— В Европе.

— И как вам? Там действительно было более холодное отношение?

— Как правило. К иностранцам особенно. Отношение не плохое, понимаете. Мы вот как-то всегда делим на «хорошо» и «плохо». Оно ровное. Холодное, спокойное. Тебе все дадут, все сделают, все принесут. Но это не предполагает ничего больше. Никакого общения человеческого. Вот и все.

— А что, по-вашему, важнее для больного человека: когда услуги холодно, но качественно исполняются, или когда эмпатии больше, но сами услуги...

— Я не хочу даже обсуждать эту тему, это совершенно другая тема для разговора.

— Но мне хочется просто знать ваше мнение.

— Для меня важно, чтобы было и то и другое. И профессионализм не заменяет человеческого отношения. Это не взаимоисключающие вещи.

— А если бы вам пришлось выбирать, где получить медпомощь — в России или на Западе?

— Это зависит от болезни. Многие вещи я бы выбрала сейчас в России.

— Если мы возьмем самый очевидный пример — онкология?

— Опять-таки,

смотря какая онкология. Скорее всего, Россию бы выбрала. Потому что я знаю хорошо врачей и где что у нас умеют. Наши врачи могут очень многое.

Сейчас у них появились возможности с точки зрения оборудования. И то, что они получили неоценимый опыт за рубежом, лучшие медицинские технологии. А те врачи, которые у нас оперируют, — это светила науки, лучшие. А там в то же время много халтуры. Вот вы в Мюнхен приезжаете, болит позвоночник. Надо вам операцию, не надо вам операцию...

Вас обязательно прооперируют, особенно если русский. Потому что деньги, все заслоняют деньги.

К сожалению, мы видим такую трансформацию последние 10–15 лет, которая происходит в Европе.

— Но ведь помните, когда Путин лично просил за Кобзона, чтобы тот поехал за рубеж на операцию?

— Я могла бы вам всю историю с Кобзоном рассказать в деталях, потому что я ее хорошо знаю. Это все не так, как часто преподносится. Потому что Иосиф Давидович мог получить помощь в России на той стадии, когда у него никто еще не подозревал онкологию. А ему уже врачи (я знаю кто) сказали, что надо обратить внимание. А он сказал «Я великий» и плюнул на это, не стал обращать внимания. И, кстати, он много лежал в России.

— Но операцию он делал все же на Западе.

— В итоге ему делали в Германии операцию, что-то долечивали здесь и под наблюдением он постоянно находится и в Германии, и здесь.

— Но почему он все же решил делать операцию в Германии?

— Я не имею права чужие, тем более медицинские вещи, озвучивать.

— Хорошо. И все же, согласитесь, что в России, что на Западе решают деньги и связи. Если они есть, то вы можете найти себе лучших врачей.

— Деньги решают везде.

— Получается, что если есть деньги и знакомства, то в России можно хорошо устроиться. Но в России мало у кого есть деньги и знакомства.

— Безусловно. Но не только. Сегодня действительно очень много... Вы опять перевели меня на тему здравоохранения. Я меньше всего думала, приводя этот пример, что будут комментировать здравоохранение.

— Людей это волнует.

— Волнует, я часто на эти темы высказываюсь. Но я приводила пример того, как человеку, попадающего в такие ситуации, в значительной степени нужно сочувствие и понимание. На этом акцент, а не на том, какое здравоохранение лучше. Это отдельная тема, и на эту тему можно говорить сколько угодно.