Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Stoyan Nenov/Reuters

«Россия должна занимать место в европейской семье»

Политик рассказал, почему Болгария не признает присоединение Крыма

В преддверии парламентских выборов в Болгарии один из лидеров блока «Объединенные патриоты» Красимир Каракачанов рассказал «Газете.Ru» об основных проблемах болгарского общества, об отношениях Москвы и Софии, а также о том, что в них можно изменить в лучшую сторону.

Уже в ближайшее воскресенье в Болгарии пройдут парламентские выборы, которые в этой стране важнее, чем президентские, так как именно премьер отвечает за всю внутреннюю и значительную часть внешней политики.

Согласно соцопросам, на выборах левая партия социалистов и либеральная «Граждане за европейскую интеграцию» получат почти равное число голосов, а значит, самостоятельно сформировать кабинет министров не смогут. Им понадобится сильный партнер по коалиции, каким будут националисты из блока «Объединенные патриоты», которые, по прогнозам, займут третье место и получат солидную часть мест в законодательном собрании.

— На недавних президентских выборах вы получили 14,97% голосов и заняли третье место. Это серьезный успех по сравнению с голосованием в 2011 году, когда вы финишировали в избирательной гонке последним. Как вы объясните рост правых идей в Болгарии?

— Это логично, так как мы первые поставили много лет назад на повестку дня вопросы, которые волнуют народ и сейчас. Мы готовы их решать.

Мы говорим о необходимости повышения минимальных пенсий, зарплат, защиты народа от разгула этнической преступности, охраны границы от нелегальных мигрантов, а также прекращения вмешательства Турции в наши внутренние дела.

Мы обо всем этом говорим уже десятки лет, а сейчас все переняли у нас эту риторику. Это значит, что наши прогнозы на ухудшение ситуации во всех этих сферах, к сожалению, оправдались.

 Красимир Каракачанов
Красимир Каракачанов

— Ваша партия «ВМРО — Болгарское национальное движение» идет на выборы в составе блока «Объединенные патриоты». А с европейскими националистами планируете сотрудничать в случае победы?

— Мы уже сотрудничаем с дружественными нам националистами из Европы. Легко работать вместе с тем, кто имеет схожие с твоими взгляды на общее будущее Старого Света. Согласно нашей точке зрения, должна существовать единая Европа сильных наций, а не федеративное мультикультурное сообщество. Европейский союз будет сильным лишь тогда, когда будет состоять из сильных государств.

— Сейчас Болгария считается беднейшей страной в ЕС, в государстве накопилось огромное количество социальных и экономических проблем. Как вы их планируете решать в случае вашего прихода к власти?

— У нас есть программа, которую разработали члены нашего блока «Объединенные патриоты». Мы планируем предоставить широкую поддержку государства малому и среднему бизнесу. Таким образом мы рассчитываем поднять нашу национальную экономику. Само собой, требуется создать больше рабочих мест, чтобы стимулировать внутренний рынок.

— В последние годы в Болгарии произошло множество конфликтов, в которых, с одной стороны, выступали болгары, а с другой — цыгане и турки. Как вы планируете их урегулировать?

— Я бы не сказал, что в основе этих конфликтов всегда лежат межэтнические противоречия. Однако у нас есть политики и партии, которые провоцируют напряженность между этническими болгарами и гражданами страны турецкого происхождения.

Также есть и партии, которые пытаются забрать себе голоса турецкого меньшинства страны, а еще есть Турция, которая пользуется сложившейся ситуацией и вмешивается в наши внутренние дела. Что же до цыган, то проблема в их обособленном от всех остальных проживании, грубо говоря, они живут в своих гетто, а потому не становятся частью нашего общества. Цыганские районы давно стали очагами преступности, и тут наша позиция бескомпромиссная: мы предлагаем целый пакет мер против этнических преступных группировок.

— Долгое время важной частью идеологии партии «ВМРО — Болгарское национальное движение» была идея о включении соседней Македонии в состав Болгарии. Есть ли у вас практические планы присоединить это государство к болгарской территории?

— Македония — это суверенная держава, и между нашими странами сложились дружеские отношения. Мы выступаем за суверенитет и территориальную целостность, единство Македонии, а также против постепенной албанизации этой страны. Да, исторически Македония — это практически вторая Болгария. Но мы против попыток перекроить политические границы между нашими странами. Мы мечтаем о моменте, когда эти линии разграничения между нашими народами отпадут сами, так как экономические и культурные общие черты между нами окажутся сильнее тех факторов, которые нас разделяют.

К сожалению, не без помощи определенной политики России в последние десятилетия и столетия между Македонией и Болгарией установились различия. Они дошли до такой степени, что сегодня официально Скопье отрицает наличие общей истории болгарского и македонского народов.

Но, вопреки этому, многие граждане Македонии получают болгарское гражданство, так как у них сильна память о том, что у нас общие корни. Это также последствия многолетних репрессий, которые пережил македонский народ.

— Считаете ли вы, что Болгария должна оставаться членом НАТО и ЕС? Может быть, для Софии будет лучше ограничить свое участие в этих объединениях?

— Болгария должна быть частью западного мира. Понятное дело, при этом она не должна превращать Россию или кого-то еще в своего врага.

— Планируете ли вы усилить болгарские армию и полицию?

— Да, мы настаиваем на возвращении обязательной службы в армии — на шесть месяцев. Те, кто на это не согласятся, должны будут пройти годовую альтернативную гражданскую службу.

Борьба с преступностью для нас — один из основных пунктов политики. Мы планируем реформировать МВД, в том числе сделать так, чтобы в каждом селе был постоянный полицейский сотрудник. Мы выступаем за как можно более широкую установку камер видеонаблюдения, это поможет упростить сбор доказательств, в том числе при расследовании случаев домашнего насилия.

Насилие остается огромной проблемой, особенно для пожилых людей, которые проживают в сельской местности.

— Что вы думаете о сегодняшних отношениях между Россией и Болгарией?

— На мой взгляд, они основаны на принципах взаимного уважения, как, собственно, и должно быть. Мы, болгары, всегда уважали Россию за ее историческую роль в нашем освобождении от турецкого ига. Но наши отношения могли бы быть и намного лучше. Я настаиваю именно на их существенном потеплении.

— Сейчас получить болгарскую визу для россиянина не так-то просто — ему нужно пройти почти те же самые процедуры, что и для получения шенгенской визы. Может, при существующем турпотоке из России в вашу страну процесс получения виз для граждан России следовало бы упростить?

— Да, получение нашей визы для россиян следует сделать максимально легким. Это сыграет на руку болгарской туристической индустрии и будет иметь важное значение для хороших отношений между нашими народами, а также пойдет на пользу экономическому сотрудничеству двух стран.

— Следует ли, с вашей точки зрения, развивать сотрудничество между Болгарией и Россией в сфере строительства новых болгарских АЭС?

— Мы не делим крупные экономические проекты, в том числе в сфере энергетики, на российские, американские, китайские и болгарские. Мы их делим на эффективные и неэффективные.

Но мы всегда выступали за то, чтобы Болгария наконец извлекла выгоду из своего территориального положения и создала сильную национальную энергосистему.

Очевидно, что нам можно и нужно в этом вопросе стать партнерами с Россией.

— Сейчас в Болгарии находится много памятников российским военным, которые погибли в войнах 1877–1878 и 1941–1945 годах. Вы считаете, что они должны оставаться на болгарской территории или их следует демонтировать?

— Я придерживаюсь принципа национального примирения и великодушного отношения к истории. Поэтому вы нечасто сможете услышать, как я говорю о необходимости переноса памятников. Но не забывайте, что многие монументы событиям 1941–1945 годов были установлены в очень противоречивый период в нашей истории — в период коммунизма. Эта эпоха сейчас и в России подвергается переоценке. Что же касается памятников участникам Русско-турецкой войны, по итогам которой Болгария была освобождена, никто у нас и не думает их демонтировать. Это одна из самых ярких страниц нашей истории.

— Как вы думаете, возможно ли в нынешней ситуации военно-техническое сотрудничество России и Болгарии?

— Трудный вопрос. Я верю, что Запад и Россия должны действовать вместе против радикального исламизма, международного терроризма и международной преступности. Я также верю, что Россия должна занимать место в общеевропейской христианской семье. Ваша страна, в общем-то, всегда к этому и стремилась.

Россия должна быть нашим партнером, партнером НАТО и ЕС. Но, понимаете, мы живем на Балканах, а тут всегда относятся очень чувствительно к изменению границ.

Мы пытаемся понять наших русских друзей. Но и они должны нас понять: мы боимся изменять границы между государствами. Поэтому мы, как и Запад в целом, не признаем фактического присоединения Крыма к России.

— В 2006 году глава МВД Болгарии обвинил вас в том, что вы работали на Комитет государственной безопасности Болгарии. Прокомментируйте это, пожалуйста.

— Это правда, и считаю, что мне не из-за чего стыдиться. Я трудился на благо Болгарии.