Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Актер Юрий Кулий, осужденный за применение насилия к полицейскому во время несогласованной акции 26 марта, на оглашении приговора в Тверском суде
Актер Юрий Кулий, осужденный за применение насилия к полицейскому во время несогласованной акции 26 марта, на оглашении приговора в Тверском суде
Кирилл Зыков/Агентство «Москва»

«Мама сказала, что я дуралей»

Суд приговорил участника митинга 26 марта к восьми месяцам колонии

Суд в Москве вынес приговор первому обвиняемому в нападении на представителя власти во время антикоррупционного митинга 26 марта. Актер Юрий Кулий получил восемь месяцев колонии-поселения за то, что схватил омоновца за дубинку и плечо. Сам он полностью признал свою вину.

Тверской суд Москвы в четверг решал судьбу молодого актера Юрия Кулия, обвинявшегося в применении насилия к сотруднику ОМОНа Дмитрию Гаврютину, которое не было опасным для жизни правоохранителя. По версии следствия, 28-летний молодой мужчина напал на росгвардейца во время «антикоррупционного митинга», организованного 26 марта оппозиционером Алексеем Навальным.

На суде подсудимый был одет в белую рубашку с черными замысловатыми узорами. Он вел себя спокойно, однако чувствовалось, что артист глубоко переживает из-за происходящего.

Он не садился на свое место и все время перебирал руками по решетке. Кулий также иногда поправлял свои вьющиеся рыжие волосы и советовался с адвокатом Алексеем Липцерном. В зале суда присутствовала мать Кулия, которая за все время заседания не проронила почти ни слова.

В ходе предварительного следствия обвиняемый признал свою вину, однако потом отказался от этих показаний, заявив, что не считает себя виновным, поскольку оттаскивал омоновца от престарелого мужчины. Но уже во время нынешнего заседания Кулий не только признал вину, но и попросил провести процесс в особом порядке. В этом случае доказательства по делу суд не исследует, потерпевших и свидетелей не допрашивает. При этом подсудимому не может быть назначено наказание выше двух третей от максимального.

Судья Марина Сизинцева согласилась провести процесс над Кулием в особом порядке. В ходе судебного заседания Сизинцева решила подробно расспросить обвиняемого о его жизни и различных обстоятельствах инцидента.

«Вы признаете, что схватили бойца Росгвардии за резиновую палку и за плечо, причинили ему боль и утянули в толпу агрессивных граждан?» — поинтересовалась она.

«Я признаю, что хватал. Но в толпу я его не затягивал», — ответил артист.

Однако это было только начало допроса. Из беседы Сизинцевой и Кулия стало ясно, что последний родился и вырос в Волгограде в неполной семье: его воспитывали мама и бабушка. При этом 12 лет назад он со своими родственниками перебрался в Москву, окончил вуз по специальности «социолог». В настоящее время подсудимый трудится на полставки в ремонтно-строительной фирме «Содис», которая принадлежит его матери. Однако основной деятельностью молодого человека является организация съемки видеоклипов и роликов. Кроме того, он успел окончить курсы телеведущего, причем учился он в классе у знаменитой журналистки Татьяны Судец. В настоящий момент обвиняемый занят написанием диссертации по социологии, учится на третьем курсе аспирантуры одного из столичных вузов.

«А вы, оказывается, машину водите? Есть сведения, что вы часто нарушаете ПДД», — заявила судья.

«Это связано с тем, что я продал БМВ, которое перекупщик, купивший ее у меня, не успел снять с учета», — парировал Кулий.

«А живете вы с мамой и бабушкой, которым нужен ваш уход?» — не унималась судья.

«Я живу один в доме в подмосковном Домодедово со своим четырехлапым другом», — ответил подсудимый.

После этого судья поинтересовалась, как отнеслась его мать к участию в митинге протеста 26 марта. «Мама сказала, что я дуралей», — грустно проговорил Кулий. Но судья на этом не успокоилась и спросила, что же такого «интересного нашли у подсудимого дома в ходе обыска».

«Если бы у вас этого побольше нашли, вам бы вторая статья добавилась», — отметила Сизинцева. Но актер не сдавался и заявил, что гашиш у него дома оставили таджикские рабочие, которые делали ремонт.

«Как-то раз они варили плов, а я зашел на них посмотреть. Он курили гашиш и мне предложили, но я-то не употребляю. Тогда они оставили мне немножко», — ровной интонацией произнес подсудимый. Из материалов дела следовало, что психолого-психиатрическая экспертиза признала обвиняемого здоровым и подтвердила, что тот не страдает наркоманией и алкоголизмом.

«У меня семья хорошая, у меня прадед работал водителем на Лубянке, но потом сгоряча запустил пресс-папье в секретаря Берии, из-за чего его в Сталинград отправили.

А бабушка не знает до сих пор, что именно со мной. Она думает, что я в командировке», — видимо, решил разжалобить судью Кулий.

«Вот у вас такие хорошие родственники, что же вас на акцию-то понесло? И вы же знаете, что полицейских трогать нельзя», — решила уточнить судья у парня. Тот пояснил, что пошел на митинг, так как изучает общественные движения и партии для своей диссертации.

«Хотел совместить теорию с практикой, как Ленин говорил. Можно сказать, моя деятельность похожа на цветик-семицветик, и вот первый его лепесток вышел кривой», — объяснил свои действия Кулий, добавив, что сожалеет о содеянном.

«Я не имел цели причинить никому вред, тем более сотруднику Росгвардии. Я понимаю, что сегодня он бережет порядок в центре Москвы, а завтра его отправят в какое-нибудь опасное место. Я хочу лично извиниться перед Гаврютиным. Собственно, я это уже сделал в Следственном комитете, но хочу еще раз», — заверил подсудимый.

Он просил не отправлять его в тюрьму, а назначить наказание в виде принудительных работ.

«Я не как мажоры на «Гелендвагене», я даже хочу помогать солнечным детям (имеются в виду дети-инвалиды. — «Газета.Ru»)», — отметил подсудимый.

Во время процесса прокурор потребовала приговорить Кулия к двум годам лишения свободы и отправить его в колонию общего режима. После этого судья ушла на написание приговора, у нее ушло два часа для того, чтобы составить этот документ. Из текста решения Сизинцевой стало ясно, что она учитывает все смягчающие обстоятельства: то, что Кулий положительно характеризуется по месту жительства, что помогает больной бабушке, что его мать перенесла удаление легкого, что артист ранее не был судим. Наконец, Сизинцева учла и то, что подсудимый имеет благодарность от известного актера Константина Хабенского за помощь в организации благотворительных мероприятий для онкобольных детей.

«Вместе с тем суд приходит к выводу, что исправление подсудимого без лишения свободы невозможно. Он постановил назначить ему наказание в виде лишения свободы на 8 месяцев», — сказала служительница Фемиды.

Отбывать срок Кулий будет в колонии-поселении. Это зона с самым мягким режимом, который только возможен в России. Также в срок наказания суд зачел те полтора месяца, которые молодой человек провел под арестом.

«Я все же надеялся, что мне дадут условный срок. Поэтому и признал вину», — сказал сам Кулий журналистам перед тем, как его увел конвой. Охраняла артиста, к слову, только одна женщина из конвойной службы МВД.

Кулий ранее учился в московском Институте современного искусства и как минимум пять раз пытался поступить в ГИТИС.

«Евстигнеев семь лет поступал, Панин четыре года поступал именно в ГИТИС, так что нормуль, прорвемся», — рассказывал он до суда журналистам. Осужденный снялся в эпизодических ролях в двух сериалах — «Потапов, к доске» 2007 года и «Учителя» 2014 года. Кроме этого молодого человека по делу о беспорядках 26 марта проходят еще Александр Шпаков, Станислав Зимовец и Андрей Косых. Никто из них не признал свою вину.