Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Криминал

Алексей Филиппов/РИА «Новости»

Украл, выпил — в спортзал

Эксперты предложили реформы системы исполнения наказания

Центр стратегических разработок выдвинул проект ряда реформ системы исполнения наказаний России. Среди предложений — широкое применение наказаний, не связанных с лишением свободы, вывод тюремных врачей из подчинения ФСИН и даже такие революционные инициативы, как создание частных тюрем. Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», считают, что часть идей выглядит перспективно, но некоторые из них неприменимы на практике.

Разгрузочные колонии

Центр стратегических разработок (ЦСР), председателем совета которого является бывший министр финансов России Алексей Кудрин, разработал предложения по реформе уголовно-исполнительной системы (УИС) в РФ. Эксперты предлагают изменить подход к наказанию за преступления, сделав упор на снижении вреда от противоправных действий. «Наказание за нарушение закона не должно быть непременно жестоким и сопровождаться насилием. Важно, чтобы оно было неотвратимым и основанным не на лишении свободы, здоровья и жизни, а на возмещении виновным причиненного вреда, как жертве, так и обществу», — подчеркивается в докладе ЦСР.

В рамках этой идеи предполагается максимально разгрузить колонии и тюрьмы за счет максимального использования наказаний, не связанных с лишением свободы. Для этого

авторы проекта реформ предлагают даже ввести отдельный термин в УК РФ — «уголовный проступок».

В отличие от понятия «преступление», совершение «уголовного проступка» хотя и влечет за собой наказание, не приводит к лишению свободы. В колонию предлагается отправлять только совершивших тяжкие или особо тяжкие преступления, предусмотренные УК РФ. Пожизненный срок должен назначаться только за преступления против личности. Максимальный срок заключения, по мнению авторов, требуется снизить с 25 до 15 лет.

Есть в докладе предложения и по разгрузке СИЗО — для этого нужно на законодательном уровне запретить арестовывать человека за преступления небольшой тяжести.

Авторы считают, что российские суды недостаточно широко назначают меру пресечения в виде залога.

Выдвигаются в документе и идеи вывести медицинских работников из-под подчинения ФСИН для того, чтобы те могли быть независимыми от руководства тюрем в оценке состояния больного.

Частные тюрьмы со спортзалом и баней

Содержатся среди инициатив и более революционные для России предложения. Так, некоторые эксперты считают необходимым преобразовать ФСИН в несиловое ведомство во главе с гражданскими служащими.

Ряд экспертов, напротив, предостерегают от подобных шагов, ссылаясь на негативные последствия тюремных реформ в зарубежных странах.

В частности, утверждается, что в ЮАР процесс демилитаризации был воспринят как отказ от дисциплины, что привело впоследствии к значительным беспорядкам в исправительных учреждениях.

Есть и предложения с оглядкой на опыт западных стран — например, создать в России частные тюрьмы. «Идеи привлечения частных инвестиций для поддержания тюремной инфраструктуры неоднократно высказывались представителями ФСИН России. По их мнению, строительство, ремонт и обслуживание тюрем могут взять на себя частные инвесторы. Помимо выделяемых государством средств на содержание заключенных, инвесторы будут получать прибыль от производств, на которых будут трудиться осужденные, а также от оказания заключенным дополнительных услуг, таких как спортзал, бани», — сказано в докладе.

Преступление и покаяние

Экспертное сообщество и правозащитники, опрошенные «Газетой.Ru», разделились в своих оценках предложенных инициатив.

По мнению руководителя правозащитной организации «Зона права» Сергея Петрякова, перенаселенность тюрем действительно связана с необоснованным применением лишения свободы по многим статьям УК.

«По нетяжким преступлениям и преступлениям средней тяжести суд должен рассматривать в первую очередь возможность назначения наказания, не связанного с лишением свободы. Пусть это будет штраф, который может быть изменен на обязательные работы, если его выплатить невозможно. Польза от этого будет ощутимой: человек будет наказан, но не займет место в колонии, куда надо сажать тех, кто совершил тяжкие и особо тяжкие преступления», — отметил Петряков.

Однако данное предложение необходимо направить все же не системе исполнения наказаний, считает глава общественного совета ФСИН по Москве Елена Зеленина.

«То, содержится ли человек в колонии или ему назначили другое, более мягкое наказание, — это прерогатива суда, а не пенитенциарной системы. Корень проблемы именно в том, что у нас слишком часто сажают», — рассказала Зеленина «Газете.Ru».

Петряков, помимо прочего, отметил, что тюремную медицину надо вывести из подчинения ФСИН и передать под контроль Минздрава, поскольку врач, подчиненный тюремному начальству, зависим от него и не может быть непредвзятым.

Положительный отклик нашла и мысль об общем тренде на либерализацию системы исполнения наказаний. Так, публицист Дмитрий Пучков, известный в интернете под псевдонимом «Гоблин» и работавший ранее в милиции и оперативной части СИЗО, считает, что, например, замена реального срока заключения за экономические преступления штрафом стало бы «абсолютно разумным подходом».

Кроме того, он отметил необходимость организовать в тюрьмах обучение тем или иным специальностям. «Само слово «пенитент» — это «раскаяние» по-русски. Поэтому в СССР места лишения свободы назывались исправительно-трудовыми лагерями. Чтобы человек отказался от продолжения преступной деятельности, нужно чтобы из тюрьмы он выходил со специальностью в той или иной области. Система эта разрушена, так как вся промышленность разрушена», — уверен Пучков.

А вот к идее частных тюрем эксперты отнеслись скептически.

«Если введут систему частных тюрем, то надо ввести институт надзора за ними, возможно — прокурорский, наподобие спецпрокурора по надзору за тюрьмами, который есть сейчас.

В этих тюрьмах должен соблюдаться Трудовой кодекс, за исключением той его части, которая дает возможность отказа от работы», — заключил Пестряков.

Вместе с тем он подчеркнул, что идея развития системы частных тюрем, возможно, и была бы неплохой, однако в представленном документе отсутствует четкая концепция того, как это реализовать на практике.

«Если сделать частные тюрьмы, то их владельцы наймут туда неведомо какую охрану, создадут неведомо какие условия содержания, будут выжимать из людей все соки. Я не представляю, как это контролировать. Проблема даже нынешней системы исполнения наказания в том, что во ФСИН не отлажена система контроля над тем, что там происходит. Если же там будет капиталистическое предприятие, то общественный контроль станет просто невозможен по определению. И мне совсем не кажется, что от этого людям, которые там находятся, будет хорошо», — отметил, в свою очередь, Пучков.

«В настоящее время не имеет большого значения – частная это тюрьма или государственное учреждение исполнения наказания. Важно, какие там условия содержания. А это определяется конкретным руководством того или иного учреждения», — считает Елена Зеленина. Также собеседник «Газеты.Ru» раскритиковала идею управления тюрьмами гражданскими лицами. По словам Зелениной, российская система еще попросту не готова к подобным изменениям.

«Идея введения гражданской службы во ФСИН требует более тщательной проработки, так как гражданский человек не понимает в данной ситуации всех особенностей и специфику этой службы. Если и менять что-то, то необходимо создавать новые условия содержания [заключенных]», — считает эксперт.