Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Бывший министр экономического развития России Алексей Улюкаев после заседания Замоскворецкого суда в Москве, 13 ноября 2017 года
Артем Сизов/«Газета.ru»

Дело Улюкаева: Сечин просил о встрече

Улюкаева допросят, даже если Сечин не придет в суд в четвертый раз

Отдел «Общество»

В Замоскворецком суде Москвы прошло очередное заседание по делу бывшего главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева. Эксперт Елена Галяшина, прокуроры и адвокаты в буквальном смысле весь процесс перекидывались фразами, причем не своими, а сказанными Улюкаевым и главой «Роснефти» Игорем Сечиным год назад, накануне задержания экс-министра. Эксперт утверждает, что без учета контекста и интонаций разговора невозможно утверждать, будто Улюкаев знал о деньгах в сумке и хотел их заполучить. «Газета.Ru» вела онлайн-трансляцию.

Как сказали бы герои мультсериала «Саус парк», сегодня мы многое поняли. Или вспомнили – хотя бы основные части речи и их предназначение. «Газета.Ru» завершает онлайн-трансляцию и благодарит читателей за то, что были с нами. До встречи в понедельник, 27 ноября, в 11.00!

«Закон предусматривает ограниченный список причин для отказа от допроса свидетеля и оглашения его показаний. Самое главное, что это возможно, если ранее была очная ставка на стадии следствия. А ее не было», — пояснил «Газете.Ru» Гриднев.

Кажется, защите отказано в определении порядка допроса участников процесса. Улюкаев будет давать показания, даже если 27 ноября Сечина в Замоскворецком суде не будет, так решила судья.

«Почему моему подзащитному, который обвиняется в особо тяжком преступлении, вменяют в вину затягивание процесса, а к Сечину, который третий раз подряд не является в суд, нет претензий?», — возмущается Гриднев. Он добавил, что у защиты два доказательства: допрос Сечина и допрос Улюкаева. Суд удовлетворил просьбу адвокатов и направит Сечину новую повестку — на 27 ноября. Судья Семенова при этом подчеркнула, что неявка главы «Роснефти» не создает препятствий для допроса Улюкаева.

Заседание возобновилось. Оперативного сотрудника ФСБ Александра Калиниченко, кстати, больше вызвать в качестве не просят. А он-то сразу объяснительную написал, что находится в командировке и предыдущие заседания пропустил по уважительной причине. Зато адвокаты просят повторить вызов Сечина. «Его неявка не освобождает вас от необходимости представлять доказательства», — говорит судья и спросила, есть ли они у защиты. «У нас запланирован допрос Улюкаева, но он их (показания) даст после допроса Сечина», — сказала адвокат Каштанова. Судья спросила, готов ли сейчас бывший министр дать показания. «Обязательно дам, ваша честь, но после исследования всех материалов дела», — сказал Улюкаев. «Порядок исследования доказательств зашиты она определяет сама», — напомнил адвокат Гриднев. Прокуроры не против нового вызова Сечина, но просят не ставить вопрос о продолжении процесса в зависимость от явки главы «Роснефти».

Суд не имеет права оглашать показания Сечина и не допрашивать его без согласия адвокатов. Об этом «Газете.Ru» сказала адвокат Дареджан Квеидзе. По ее словам, защита не согласна на вариант, предложенный адвокатом Сечина. В уведомлении, напомним, было сказано, что у главы «Роснефти» очень напряженный график до конца года, из-за этого Сечин не сможет приехать в суд. «Он не возражает от оглашения в суде показаний, данных на стадии следствия, и полностью подтверждает их», — говорится в сообщении адвоката.

Адвокат Дареджан Квеидзе сказала «Газете.Ru», что защита недовольна тем, что Сечин не придет. На вопрос, о чем они хотели спросить главу «Роснефти», сказала, что «пока секрет».

Допрос свидетеля окончен. Сторона защиты просит перерыв на 10 минут, возражений ни у кого нет.

В разговоре, расшифровка которого была ранее зачитана в суде, звучат слова «Вот, забери», продолжает Галяшина. «Слово «вот» имеет значение?», — интересуется Непорожный. «Это указательное местоимение, указывает на предмет, который предлагается забрать», — ответила эксперт. Прокурор спрашивает, связано ли местоимение с фразой «задание выполнено». Специалист этой связи не увидела.

Не заседание, а какой-то урок русского языка. «Разберем слово «задание», — предложила свидетельница. — В разговоре ясно, что Сечиным получено задание. Но неясно, от кого. Еще сказано «можешь считать, задание выполнено». Это значит, что оно, по сути, не выполнено». Прокурор с ней не согласен и они пускаются в длительный лингвистический спор.

Эксперты, проводившие психолого-лингвистическую экспертизу, проигнорировали контекст, в котором говорилось о «задании», которое выполнено, отмечает Галяшина. По ее словам, они не указали на связь этой фразы с другими темами, обсуждаемыми Сечиным и Улюкаевым: «Там говорится «собрали объем», «можешь считать, задание выполнено», но эксперты не указывают на речевую связь этих фраз. Мысль человека может скакнуть внезапно. Слово «собрали» имеет контекст, который эксперты в своем заключении не приводят».

Прокурор Непорожный спрашивает, есть ли обязательные методики, которыми должен был руководствоваться эксперт. «Они все носят рекомендательный характер. Но эксперт должен объяснить применение той или методики», — отвечает Галяшина.

Прокурор Непорожный спрашивает, повлияло ли отсутствие у Галяшиной специальности психолога при оценке психолого-лингвистической экспертизы. Чуем, вопрос с подвохом. «Оценку дает суд, а я анализировала результаты применения лингвистических знаний, которые применил специалист-лингвист», — парировала свидетельница.

«Вы, не прослушав оригинал, можете сделать вывод о том, каких технических средств достаточно для расшифровки, а каких нет?», — спрашивает прокурор Непорожный. «Конечно, могу. Специалисты сами указали, что используют стандартный медиаплеер, а практика рекомендует пользоваться специализированными приборами, есть специальный список такой аппаратуры. Она проходит соответствующую сертификацию. Медиаплеер, примененный экспертами, сертификацию не прошел», — отвечает она. Галяшина ссылается на рекомендации ЭКЦ (экспертно-криминалистического центра) МВД РФ: «Есть закон о техническом регулировании, который распространяется на экспертно-судебную деятельность. Там указаны требования к оборудованию, которое применяет специалист».

«Эксперт дает нам выводы в области права, я пытаюсь установить, имеет ли она основания делать это», — объясняет прокурор свои вопросы. Он уточнил, исследовала ли она оригиналы записи. «Мне они не предоставлялись, — говорит Галяшина, — Для ответа на те вопросы, которые мне поставили, предоставленных материалов мне было достаточно».

Прокуроры пытаются формально придраться к компетенции эксперта. «У вас есть высшее юридическое образование?», — спросил Филипчук. «Нет. Первого нет», — уточнила эксперт. «Знакомы ли вы с документами, регламентирующими оперативно-технические мероприятия ФСБ России?», — спросил прокурор. «Они секретные, соответственно, нет», — отвечает Галяшина. Эксперт отметила, что опиралась на Конституцию РФ, закон об оперативно-розыскной деятельности и практику ЕСПЧ при оценке законности экспертизы. Она также напомнила, что является доктором юридических наук в области криминалистики.

«Я исходила из двух фонографических экспертиз. Могу сказать, что фонографическим экспертам были представлены одни копии записи, а психологу и лингвисту — другие. Я считаю это также существенным нарушением», — говорит Галяшина. Прокурору эти слова не нравятся, он пытается протестовать, но судья его протест отклоняет. «Лексических средств установить, что Улюкаев понимал, что ему передают сумку с деньгами, нет», — сказала Галяшина в ответ на соответствующий вопрос Бурковской.

«Признаков того, что между Сечиным и Улюкаевым конфликтные отношения, нет», — отметила специалист. По ее словам, из этого следует, что нет признаков того, будто кто-то из этих двух людей угрожал оппоненту или вымогал что-то.

«Исходя из записи, есть лишь инициация Сечиным взятия некого предмета. «Ну, можешь считать, задание выполнено. Вот, забирай, клади и чайку попьем». То есть связи между «задание выполнено» и «вот, забирай» установить трудно, лингвистической связи между этими фразами нет», — продолжает Галяшина. Улюкаев в ответ сказал «Да», но, по словам эксперта, с вопросительной интонацией, что говорит, скорее, о недоумении, чем о согласии.

«Кто о встрече просил?», — спросила Бурковская. «Однозначно, Сечин. Он высказывает прямо и недвусмысленно приглашение посетить компанию, — отвечает Галяшина. — Как видно, Улюкаев даже не сразу соглашается приехать». По ее словам, он соглашается нехотя. «Существуют ли лингвистические признаки того, что Улюкаев понимал, что ему передают деньги?», — спросила адвокат. Эксперт считает, что нет: «когда человек говорит «я тебя понимаю» или кивает, это не всегда соответствует действительности». В лингвистике нет методов, позволяющих это установить.

Как следует из выводов эксперта, инициатива телефонной беседы Сечина и Улюкаева, а также по поводу их встречи исходила от Сечина. Вывод о том, что они говорили о передаче денег, сделать на основании записи нельзя. Ранее сделанный вывод о том, что речь шла именно о взятке, базируется на дословном содержании расшифровки, которая изготовлена специалистами ФСБ.

Быстренько напомним вам, причем тут индийский штат. Именно там, как считается, Улюкаев показал Сечину два пальца (знак «виктори»), что обвинение трактует как намек на размер якобы вымогаемой взятки - $2 млн.

«Сравнение экспертиз ФСБ России и независимого экспертно-криминалистического центра позволяет говорить о существенных смысловых расхождениях в них. Это касается слова «Гоа», вопросительных и восклицательных интонаций», — добавила специалист. По ее словам, это вызвано тем, что волгоградские эксперты вышли за пределы своей компетенции и не имели специального оборудования. «Установленное содержание разговора носит характер суждения экспертов, без привлечения специального оборудования», — сказала Галяшина. Также, по ее словам, вместо специальных программ, очищающих запись от шумов, эксперты применяли стандартное ПО Windows.

А вот и объяснение, почему расшифровка записи, по мнению стороны защиты, не может считаться полноценным доказательством. «Объектом исследования была фонограмма, записанная в определенных условиях. Если ее предварительно не расшифровать с участием соответствующего специалиста, то специалист не знает, смонтирована запись или нет. По общему правилу, сначала делается фонографическая экспертиза, затем психолого-лингвистическая. В данном случае этого сделано не было. Это существенное нарушение», — сказала Галяшина.

Эксперт исследовала телефонные переговоры и фонограммы видеозаписи встречи Улюкаева и Сечина. «Вы пришли к выводу, что экспертиза выполнена неполно и не всестронне. Почему?», — спросила Бурковская. «Экспертиза должна быть в пределах экспертной специальности. Психолого-лингвистическая экспертиза составлена разными специалистами разных специальностей. Они проводили комплексную экспертизу. Тогда, по закону, каждый должен анализировать в пределах своей компетенции. Однако они посчитали, что могут совместно проводить исследования и делать общие выводы, не указав, какие выводы кто делал. Эксперт Кисляков не имел права отвечать на определенные вопросы в пределах своей компетенции», — сказала Галяшина.

«Какие материалы вы изучали?», — спросила Бурковская. «Копии материалов дела, в частности, копии экспертизы Кислякова и Рыженко из волгоградского экспертно-криминалистического центра, постановление о назначении фонографической экспертизы, результаты исследования фонограмм, ряд протоколов, где зафиксированы результаты осмотров места преступления, данные о технических средствах», — ответила Галяшина.

Так, все-таки эксперт Галяшина будет допрошена сегодня: ее пригласили в зал заседаний. Зашла женщина средних лет в бордовом платье. Галяшина работает заместителем завкафедры экспертиз в Московском государственном юридическом университете им. Кутафина, имеет высшее филологическое образование (филфак МГУ), доктор филологических наук и доктор юридических наук в области криминалистики и экспертизы.

Выводы Галяшиной были сделаны следующие. Эксперты, которые исследовали фонограмму, допустили ряд ошибок. Во-первых, они изучили ее, не установив, есть ли там признаки монтажа. Во-вторых, они вышли за пределы своей компетенции, расшифровав фонограмму и, по сути, сделав фонографическую экспертизу. У них отсутствовала специальная аппаратура для этого, в результате чего посторонние шумы устранены не были. Это касается и телефонных переговоров, и записи с прослушивающего устройства. «Выводы (экспертов, чья расшифровка была зачитана ранее – «Газета.Ru») носят необоснованный характер и являются лишь экспертным суждением», — сказано в документе.

Галяшина провела исследование ранее сделанной экспертизы, перед ней поставили следующие вопросы: насколько полно предыдущие эксперты выполнили свою работу, соответствует ли их экспертиза нормам закона, обоснованы ли выводы экспертов? В случае ошибочности исследования фонограммы могло ли это повлиять на прочие выводы специалистов? Также эксперт должна была ответить, какими были обстоятельства телефонных переговоров Сечина и Улюкаева, и есть ли основания полагать, что они договаривались о передаче денег.

Сегодня должны были допрашивать эксперта Елену Галяшину, которая заметила неточности в расшифровке разговора Улюкаева и Сечина. Но прокурор попросил отложить допрос, так как заключение ее еще не исследовано в суде. Адвокаты не возражают.

Сечина, как и сообщалось ранее, на заседании не будет. «Поступило в суд уведомление от адвоката по фамилии Клен об отсутствии Сечина по уважительной причине», — сказала судья. В документе сказано, что в первый раз (13 ноября) он был на саммите АТЭС, потом (15 ноября) на переговорах в Турции, а сейчас находится в ХМАО. «До конца года у И. И. Сечина очень напряженный график, он не позволит ему приехать в суд. Он не возражает от оглашения в суде показаний, данных на стадии следствия, и полностью подтверждает их», — говорится в уведомлении.

В зал вошла судья Лариса Семенова. Заседание началось. Традиционно она рассмотрела заявки телеканалов на видеотрансляции и отказала: в зале мало места.

Пришли прокуроры Павел Филипчук и Борис Непорожный. «Душно у вас», — бросил с порога последний и открыл зарешеченное окно. Адвокаты Виктория Бурковская и Лариса Каштанова сидят рядом с залом, к ним подошел адвокат Тимофей Гриднев. Похоже, все сегодня пунктуальны и заседание начнется с минимальной задержкой.

Тем временем Улюкаев пришел и поздоровался с журналистами. Сегодня он одет в серый свитер, черные брюки, на левой руке — черные спортивные часы. «Сейчас читаю Умберто Эко. Всего. Но сейчас маятник Фуко», — ответил он на соответствующий, опять же, традиционный вопрос. Экс-министр также отметил, что у него хорошее настроение.

Журналистов в зале суда сегодня гораздо меньше, чем на прошлых заседаниях. Никто уже не верит, что придет глава «Роснефти» Игорь Сечин. Тем более, что пресс-секретарь компании Михаил Леонтьев заявил, что Игорь Иванович находится в ХМАО, в командировке. Он отправился на Кондинское месторождение, куда вчера приехал премьер-министр Дмитрий Медведев. Журналисты гадают, можно ли оттуда успеть в Замоскворецкий суд. Google maps отказывается строить маршрут «Кондинское» — «Замоскворечье».

Доброе утро, дорогие друзья! «Газета.Ru» начинает уже ставшую традиционной трансляцию из Замоскворецкого суда, где сегодня пройдет очередное заседание по делу экс-главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева. Он, напомним, обвиняется в вымогательстве взятки в размере $2 млн за положительное решение по приватизации «Роснефтью» «Башнефти».