Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Бывший министр экономического развития России Алексей Улюкаев во время заседания в Замоскворецком суде Москвы, 27 ноября 2017 года
Илья Питалев/РИА «Новости»

Адвокаты Улюкаева отказались вызывать Сечина в суд

Улюкаев рассказал в суде о подарках от Сечина

Отдел «Общество»

Бывший глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, обвиняемый в вымогательстве взятки в размере $2 млн, дал показания в Замоскворецком суде Москвы. Экс-министр рассказал о том, какие отношения у него сложились с руководителем «Роснефти», какие подарки он получал от Игоря Сечина ранее, а также почему Улюкаев считает, что передача сумки с «вином» — заранее спланированная акция против бывшего главы МЭР. «Газета.Ru» вела онлайн-трансляцию.

На этом мы завершаем наш онлайн и благодарим всех читателей «Газеты.Ru», что были с нами все эти четыре с половиной часа. Впрочем, прощаемся мы ненадолго: читайте очередную трансляцию уже завтра, в 11.00!

Сечина в итоге больше не будут вызывать отдельными повестками — сторона защиты сдалась перед загруженным графиком руководителя «Роснефти».

«Я думаю, до конца года приговор огласят», — сказал «Газете.Ru» Гриднев. «Если суд считает возможным вынести решения без показаний Сечина, то вынесет. Но суд может и вернуть на стадии приговора дело в прокуратуру», — отметила адвокат Лариса Каштанова.

Сторона защиты закончила представлять доказательства. Судья перешла к стадии дополнений. Прокурор просит о переносе заседания, а защита просит не откладывать. «Раз он не готов сейчас перейти к дополнениям, значит, он в принципе не готов к процессу. Когда мы просили отложить (допрос Улюкаева) из-за неявки ключевого свидетеля (Сечина), нам это ставили в вину», — пояснил Гриднев. Суд отложил заседание на 11.00 завтра, 28 ноября. Прокурор заявил, что завтра будут допрашивать эксперта-лингвиста. Сечина на следующее заседание не вызвали.

«А почему вы не поблагодарили Сечина за подарок, за вино? На аудиозаписи этого не слышно. Не кажется ли вам, что это не деликатно?», — спросил прокурор. «Не помню, холодно было. Может, не успел просто», — ответил Улюкаев. На этом допрос экс-министра окончен.

«Вы сказали о том, что подумали, будто в сумке вино. Исходя из чего?», — спросил прокурор. «Исходя из ее веса (порядка 15 кг), а также из ранних слов Сечина, который обещал мне вино в подарок», — сказал подсудимый. «Вы сказали, что вам и ранее Сечин дарил спиртные напитки, можете припомнить, когда и какие?», — не унимается Непорожный. Судья этот вопрос отвела как не относящийся к делу. А жаль, нам бы тоже было интересно послушать.

Судья спросила, зачем Улюкаев поехал в офис «Роснефти». «Получить ответы на вопросы о сделке, когда она будет закрыта, есть ли для нее средства. Кроме того, он (Сечин) очень настойчиво приглашал посмотреть компанию. Не приезжать было бы несоответствием деловому этикету», — сказал Улюкаев. Подсудимый отметил, что не доверяет факсу или электронной почте в подобных вопросах.

«Само требование передачи денежных средств по меньшей мере нелепо, так как сделка закрылась более месяца назад», — продолжает Улюкаев. Прокурор интересуется, почему «нелепо». Экс-министр отвечает, что у него уже не было возможности повлиять на сделку.

В ходе чтения показаний Улюкаева было прямо указано, что экс-министр обвинял тогда Сечина в лжесвидетельстве. Это касается обвинений в вымогательстве взятки. «У меня нет этому объяснения», — ответил экс-министр на вопрос о том, зачем Сечину оговаривать Улюкаева.

Прокурор закончил чтение показаний Улюкаева, данных на стадии следствия. Подсудимый подтвердил их подлинность. «У меня остался вопрос: обращение «Роснефти» к президенту было чем-то уникальным, или не было уникальным?», — интересуется Непорожный. «Они все обращались, но содержание обращений было разным», — ответил Улюкаев.

В показаниях также сказано, что Улюкаев не помнит, дал ли Сечин ему сумку в руки или сказал поднять с земли. Впрочем, бывший глава Минэкономразвития не сомневался в том, что там вино.

Бывший министр экономического развития России Алексей Улюкаев во время заседания в Замоскворецком суде Москвы, 27 ноября 2017 года
Александр Щербак/ТАСС

Пока противоречий не усматривается. В показаниях, данных Улюкаевым во время следствия, он особенно подчеркивает, что никогда не менял своего мнения по поводу целесообразности участия госкомпаний в приватизации.

«Улюкаев говорил, что Сечин и ранее дарил ему спиртное. Ну да, только ему это приносили нарочным, а не лично, как и отметил Улюкаев. В общем, существенных противоречий я не вижу», — сказал адвокат Гриднев. Однако судья идет навстречу и разрешает частично огласить показания Улюкаева, но не все, что просит прокурор.

Прокурор усмотрел противоречия в показаниях Улюкаева, данных сейчас и на следствии. Он просит огласить последние. Улюкаев противоречий не видит, как и адвокаты.

Вопросы прокурора кончились. Судья спрашивает Улюкаева о состоянии его здоровья и о состоянии здоровья родителей. «Имеются многочисленные заболевания, все есть в деле», — говорит подсудимый.

«Раз вам президент поручил контролировать продажу акций «Роснефти», почему вы не беспокоили Сечина целый месяц до встречи в офисе «Роснефти»?», — спросил прокурор. «Я считал, что Сечин за это напрямую ответственен, а также осознавал, что у него и впрямь напряженный график», — сказал подсудимый. Непорожный уточнил, полагался ли Улюкаев на Сечина, экс-министр ответил, что «да, в этом вопросе».

Непорожный спросил о поручении президента о продаже 19% акций «Роснефти». «Точный номер вспомнить не могу, я его получил в мае-июне 2016», — сказал Улюкаев. По его словам, в документе говорилось об организации подготовки продажи акций «Роснефти» и о поддержке Сечина в этой сделке.

Улюкаев заявил, что ему тяжело говорить. Конечно, процесс длится три часа. А прокурор тем временем спрашивает, почему экс-министр не пытался изменить законодательство так, чтобы оно позволило ему не отсечь «Роснефть» от участия в сделке. «В своем докладе я написал, что можно установить дополнительные критерии для компаний, контролируемых государством. Правительство соответствующего поручения не дало», — сказал Улюкаев.

Непорожный вновь спросил, почему Улюкаев и сейчас против участия «Роснефти» в покупке «Башнефти». Экс-министр сказал, что «Роснефть» контролируется государством, «и в экономическом смысле изменения формы собственности не происходит».

«А почему вы в своих докладах в правительство не изложили вашу позицию о целесообразности участия «Роснефти» в сделке?», — спросил Непорожный. Улюкаев ответил, что это бы разрушило порядок приватизационного процесса, определенный законодательством. «Можете сослаться на такую норму?», — предлагает прокурор. «Приказ Минэкономразвития о приватизационной деятельности», — отвечает обвиняемый.

Прокурор спрашивает, зачем Улюкаев говорил об этом с журналистами в тот момент, когда сделка уже шла. «Это распространенная практика общения со СМИ», — ответил Улюкаев. Он подчеркнул, что у него как министра не было полномочий определять, является ли «Роснефть» надлежащим покупателем «Башнефти».

Далее Улюкаева спросили, кому он давал интервью, в которых заявил, что, с его точки зрения, «Роснефть» не является надлежащим покупателем акций «Башнефти». «Это были агентства. Вероятнее всего, это было в Лаосе на саммите АСЕАН. Впрочем, интервью могло быть несколько», — сказал бывший министр. Прокурор спрашивает, отвечал ли Улюкаев на вопросы СМИ как специалист-экономист или как министр. «Это было в кулуарах, там грань провести трудно», — сказал подсудимый.

И мы продолжаем нашу онлайн-трансляцию после перерыва, который занял несколько больше 10 минут. Теперь вопросы задает прокурор Борис Непорожный, Филипчука нет (возможно, как раз ушел к Сугробову). Непорожный просит рассказать, когда Улюкаев познакомился с Сечиным. «В 2000 или 2001 году. У нас были служебные отношения. Неофициальных отношений у нас не было На даче или в компаниях друзей не сидели», — сказал подсудимый. Экс-министр также сказал, что Сечина он поздравлял с праздниками и назначениями на ту или иную должность: направлял открытки. Неприязненных отношений или долговых обязательств между ним и Сечиным не было, утверждает Улюкаев.

Занимательный факт: прокурор Павел Филипчук также участвует и в деле экс-главы ГУЭБиПК МВД Дениса Сугробова. Верховный суд будет рассматривать жалобу на приговор сегодня, в 14.00.

Прокуроры просят перерыв на 10 минут. Судья согласна.

Бывший министр экономического развития России Алексей Улюкаев во время заседания в Замоскворецком суде Москвы, 27 ноября 2017 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

После этого в суде Улюкаев отвечает на вопросы о своей личности: что у него есть на иждивении престарелые родители, несовершеннолетние дети. Также рассказал о своем образовании, госнаградах: у экс-министра есть орден «За заслуги перед Отечеством» I и II степени, орден Почета и пр.

«После этого меня посадили в машину, рядом сел сотрудник ФСБ и меня примерно в час ночи отвезли в СК РФ на Технический переулок», — сказал Улюкаев. По его словам, его проводили на девятый этаж в кабинет к следователю Видюкову. «Около 4,5 часов там ничего не происходило, мы просто ждали. Лишь потом мне дали право на телефонный звонок, я позвонил жене, я набрал ей и сказал, что задержан и попросил срочно найти адвоката», — сказал Улюкаев. Далее его начали допрашивать, но адвоката у него не было: тот прибыл только через пять часов.

Экс-глава МЭР отметил, что осмотр сумки и бинтов со смывами с рук сотрудники ФСБ производили в помещении «Роснефти». «Я не сразу понял, что у меня ключ, потом достал его из кармана. Его тоже обработали раствором. И тут я понял, что и настойчивое приглашение Сечина в «Роснефть», и сумка, и прочее — это заранее спланированная акция против меня», — рассказал Улюкаев.

«От нас потребовали показать руки, посветили на них каким-то прибором, потом опрыскали руки каким-то препаратом, от которого на руках проступили пятна. Никаких прав мне не разъясняли», — сказал Улюкаев. Он отметил, что все действия совершал после задержания принудительно.

На выезде Улюкаева задержали сотрудники ФСБ. По его словам, в момент задержания они никак не представились, протокол во время осмотра машины не вели. «Мне не позволяли говорить по телефону, рядом со мной был сотрудник ФСБ, не давал свободно перемещаться», — вспоминает экс-министр.

Улюкаев не сомневался, что в сумке находятся элитные спиртные напитки. По его словам, далее они пошли с Сечиным пить чай. «Мне показалось странным, что мы делаем это не в просторной приемной, а в какой-то маленькой комнатке. Как только мы начали обсуждать организационную сторону сделки, Сечин начал завершать встречу, ссылаясь на мою и свою занятость», — вспоминает Улюкаев. По его словам, только после чаепития ему дали корзинку с колбасой. Ранее, по словам Улюкаева, Сечин уже делал ему подарки: старинные часы и макет нефтяной вышки. Так что не колбасой единой.

«Когда мы приехали, Сечин отвел меня в угол около бокса, рассказал о задержке в поручении, попросил прощения за это и предложил подарок. Далее буквально на ходу сунул ключ», — сказал бывший министр. По словам Улюкаева, он решил, что речь идет о поручении президента о приватизации «Роснефти», а под «объемом» имеется в виду сбор более 10 млрд рублей для выкупа «Роснефтью» своих акций.

По словам экс-министра, до 14 ноября он не видел Сечина. А когда тот пригласил его в офис «Роснефти», то речь шла о поручении Путина о приватизации «Роснефти», а не о взятке. Улюкаев припомнил, что Сечин настойчиво уговаривал его приехать именно в офис, а не перенести встречу на саммит в Лиме.

Улюкаев подчеркнул, что «Роснефть» не принадлежала государству напрямую, а, значит, Минэкономразвития не могло выдать ни положительного, ни отрицательного заключения об экономической целесообразности приватизации этой компании.

«Я никогда не требовал деньги у Сечина и, тем более, не угрожал ему», — подчеркнул Улюкаев.

Бывший министр экономического развития России Алексей Улюкаев во время заседания в Замоскворецком суде Москвы, 27 ноября 2017 года
Илья Питалев/РИА "Новости"

По словам Улюкаева, далее он стал беспокоиться о том, что срывается вторая часть сделки — по приватизации уже самой «Роснефти», которая должна была быть закрыта к 16 декабря. «В соответствии с поручением президента «Роснефть» могла выкупить свои акции сама у себя, в качестве промежуточного этапа. Это значит, что она должна была за короткий срок изыскать достаточно большие деньги», — сказал экс-министр.

Бывший министр добавил, что в ходе этих событий он не встречался с Сечиным и не обсуждал с ним подробности сделки: «Мы коммуницировали только посредством деловой переписки». По его словам, лично они встретились лишь в кулуарах саммита БРИКС в Гоа, когда Сечин играл в бильярд с (президентом ВТБ Андреем) Костиным. Как рассказал Улюкаев, Сечин сказал ему «можешь закручивать дырочку на пиджаке», «имея в виду, что меня надо представить к награде». По словам подсудимого, глава «Роснефти» еще обещал «угостить его вином, которого он в жизни не пробовал».

По словам Улюкаева, приватизация «Башнефти» и последующая приватизация акций «Роснефти» должна была принести бюджету РФ более триллиона рублей. «10 октября правительство издало распоряжение о продаже акций «Роснефти» по цене более 329 млрд рублей. 12 октября был заключен соответствующий договор», — сказал подсудимый.

Улюкаев отметил, что окончательное решение о приватизации «Башнефти» было принято после 30 сентября, когда агент ВТБ сообщил лишь об одном обязывающем предложении. Основываясь на рекомендации агента, 6 октября министр направил доклад в правительство с рекомендацией разрешить «Роснефти» приобрести акции «Башнефти».

Бывший глава МЭР также отметил, что Минэкономразвития не имело полномочий отменить или приостановить приватизацию «Башнефти», это могло сделать лишь правительство. «Я мог лишь установить дополнительные критерии для нее, но этого я не делал и подобных поручений не давал», — сказал экс-министр.

Улюкаев признал, что в августе 2016 года давал интервью, где признал, что считал «Роснефть» нецелесообразным покупателем «Башнефти», так как «Роснефть» косвенно контролируется государством. «Я был не одинок в своих оценках. Схожую позицию высказывали (вице-премьер Аркадий) Дворкович, (пресс-секретарь президента РФ Дмитрий) Песков, (помощник президента Андрей) Белоусов и другие лица. Я как специалист считаю и сейчас, что участие госкомпаний нецелесообразно. Но одно дело — мое личное мнение как специалиста, а другое — мое мнение как должностного лица. Если закон не запрещает участие той или иной компании, она может участвовать», — сказал он.

После этого его спросили о поручении правительству 22 июля на основании обращения президента. Оно касалось целесообразности участия в сделке компаний, прямо или косвенно контролируемых государством. «В адрес Минэкономразвития тогда же поступило письмо «Роснефти», где была изложена ее позиция. Минэнерго возражало против участия «Роснефти». Росимущество пришло к выводу, что ограничений для «Роснефти» нет. Изучив эти материалы, мы пришли к выводу, что правильной является позиция Росимущества — на основании закона о приватизации», — сказал Улюкаев. «Проект доклада в правительство готовился профильным подразделением, потом поступил ко мне. Я внес некоторые правки стилистического и сущностного порядка», — продолжает экс-министр.

По всем параметрам подошел ВТБ-капитал, он был определен правительством в качестве агента. Росимущество заключило с ним агентское соглашение. ВТБ разослал предложение более 20 организациям. «Проводили ли вы совещания в министерстве с участием агента по поводу участников сделки?», — спросил Гриднев. Улюкаев вспомнил о совещании летом 2016 года. «Я высказался тогда о том, что нежелательно участие иностранных инвесторов, так как «Роснефть» — стратегическое предприятие», — сказал экс-министр.

Экс-глава МЭР отвечает на вопросы адвокатов, когда был назначен на министерский пост, а также что входило в его обязанности. «Когда и кем было решено приватизировать «Башнефть» и какую роль сыграло Минэкономразвития?», — спрашивает Гриднев. Улюкаев вспомнил о совещании с Путиным от 1 февраля 2016 года, где было принято это решение. Также рассказывает о тендере из двух этапов.

Улюкаев начал давать показания. Он вышел к трибуне. «Не признаю себя виновным», — сказал экс-министр.

Судья вернулась, но не нашла оснований удовлетворить ходатайство стороны защиты о возврате дела в прокуратуру из-за ошибок в обвинительном заключении.

Ну а пока мы ждем решения судьи, расскажем про небольшой скандал, связанный с публикацией показаний Сечина во время следствия. Расшифровку показаний опубликовала «Русская служба Би-би-си». В публикации говорится, что Сечин рассказал следствию, как Улюкаев попросил «отблагодарить его» за одобрение сделки по покупке «Башнефти» двумя миллионами долларов. Как утверждается, по версии Сечина, глава Минэкономразвития не только жестами показал требуемую сумму, но и устно уточнил, что два пальца соответствуют двум миллионам долларов США. При встрече в офисе «Роснефти», по опубликованным в СМИ словам Сечина, Улюкаев не задавал никаких вопросов и «удивления относительно получения от меня тяжелой сумки с деньгами не высказывал». «О содержимом сумки и необходимости ключа к ней не интересовался, что однозначно указывало на его полную осведомленность о цели визита в «Роснефть» и содержимом сумки», — сказано в показаниях.
При этом и представители Сечина, и представители Улюкаева усомнились в подлинности опубликованных протоколов. Адвокаты Улюкаева подчеркнули, что утечка документов мешает и защите, и стороне обвинения. А пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев заявил, что что в публикации «нет журналистского подвига», а есть «свинство сплошное».

Судья удалилась в совещательную комнату для разрешения ходатайства защиты.

Бывший министр экономического развития России Алексей Улюкаев во время заседания в Замоскворецком суде Москвы, 27 ноября 2017 года
Александр Щербак/ТАСС

«Мы уже сбились со счета, какое это ходатайство защиты в прокуратуру. Оснований для этого нет. Предлагаю не затягивать дело и все-таки перейти к тому, ради чего мы тут собрались — к допросу Улюкаева», — заявил прокурор Борис Непорожный.

Адвокат подчеркнула, что место, время и способ совершения преступления не установлены, что лишает возможности подсудимого нормально защищаться. «Место вымогательства отсутствует в деле, а восполнять пробелы в расследовании — это не функция суда», — поддержал коллегу адвокат Тимофей Гриднев.

«Свидетель Сечин не явился на судебное заседание, а между тем УПК позволяет огласить его показания в суде, только если обвиняемый имел возможность лично оспорить показания свидетелей. Это можно было сделать в ходе очной ставки. Но ее не было», — продолжает Квеидзе.

Квеидзе указывает и на прочие противоречия: «Сотрудник службы безопасности «Роснефти» Деревягин видел в командировке на Гоа, как Улюкаев подошел к Сечину, играющему бильярд, но не видел, как министр показал два пальца, что трактуется как требование $2 млн». По ее словам, в обвинительном заключении не указан способ получения взятки.

Адвокат Квеидзе просит вернуть дело в прокуратуру из-за ошибок в обвинительном заключении. «Данные, указанные там, противоречат доказательствам, исследованным в суде», — сказала защитник. По ее словам, это касается места и времени совершения преступления. Из заключения следует, что Улюкаев потребовал деньги на Гоа 28 октября 2016 года, а из рапорта опера Александра Калиниченко следует, что передача денег должна была состояться с 31 октября по 2 ноября, то есть уже после одобрения сделки по приватизации «Роснефти».

От адвоката Николая Клена вновь поступило в суд уведомление, о том что у Сечина график заблаговременно определен, у него много деловых встреч, а сегодня он в командировке. «В ходе следствия он неоднократно давал показания, добавить ему нечего. Сечин не возражает против их оглашения», — говорится в уведомлении. К этому прикреплен приказ о направлении Сечина в командировку в Рим. Суд постановил продолжить процесс без него.

Вошла судья Лариса Семенова. Заседание началось. Отсутствует адвокат Виктория Бурковская, почему – неясно. Сначала, как обычно, прозвучала просьба телеканалов о видеотрансляции процесса. В этом традиционно отказывают.

Вошла адвокат Дареджан Квеидзе, недовольная информагентствами: «Я никогда не говорила, что Сечин утверждал, будто кто-то еще видел как Улюкаев якобы вымогал у главы «Роснефти деньги». Я сказала, что это мог слышать (охранник Сечина Вадим) Деревягин, но он этого не слышал».

Экс-министр вошел в зал заседания и поприветствовал всех. Сегодня он в «курточке», то есть в кожаной куртке и серой рубашке. Традиционная литературная минутка: самая лучшая книга, по словам Улюкаева, «Робинзон Крузо».

Бывший министр экономического развития России Алексей Улюкаев у здания Замоскворецкого суда Москвы перед началом судебного заседания, 27 ноября 2017 года
Алексей Куденко/РИА "Новости

Приветствуем вас, уважаемые читатели! Сегодня в Замоскворецком суде даже более людно, чем обычно. Журналисты пришли в зал за два часа до начала заседания, так сильно было их желание не пропустить ничего на процессе. Впрочем, ключевого свидетеля – главы «Роснефти» Игоря Сечина — сегодня вновь не ожидается. Его показания, данные на следствии, могут сегодня зачитать вслух. После этого ожидается допрос самого Улюкаева.