Криминал

Соревнования кинологов ФСИН под Красноярском, 2015 год
Соревнования кинологов ФСИН под Красноярском, 2015 год
Ilya Naymushin/Reuters

Пытки и мучения: охранников колоний тащат в суд

В России начинаются процессы из-за пыток в исправительных колониях

Суд в Челябинске начал рассматривать дело о гибели заключенного ИК-2 Султана Исраилова, в которой обвиняют сразу нескольких тюремщиков. Согласно материалам дела, они решили проучить заключенного, который нарушил режим и появился на территории колонии в пьяном виде, однако в итоге убили осужденного. Это не первый трагический случай в исправительных колониях: в настоящее время СК РФ расследует целый ряд дел, связанных с систематическими избиениями тюремщиками заключенных.

Металлургический районный суд Челябинска приступил к рассмотрению дела о пытках заключенных местной ИК-2, в результате которых один из зэков скончался. Об этом стало известно из обвинительного заключения, копия которого есть в распоряжении «Газеты.Ru».

На скамье подсудимых оказались бывший сотрудник оперативной части этой колонии — капитан внутренней службы Александр Донцов, его коллега Виктор Подкорытов, также имеющий звание капитана, и экс-заместитель начальника оперативного отдела ФКУ «Исправительная колония № 2» майор внутренней службы Виктор Завиялов. Кроме этого, обвиняемым по этому делу проходит еще один оперативник этой же колонии Владимир Малинин.

Как сказано в материалах дела, Подкорытов, Донцов и Завиялов обвиняются в избиении заключенного Черникова, который спал на производственной территории колонии. 21 декабря 2015 года тюремщики разбудили его и заявили, что этот факт является нарушением режима.

После этого у Черникова возник спор с Подкорытовым, который, как отмечено в обвинительном заключении, в этот момент был нетрезв.

Далее версии участников конфликта разошлись. Черников утверждает, что в ходе спора один из сотрудников ФСИН ударил его, после чего тот случайно толкнул Подкорытова, когда падал. Сам же бывший работник колонии заявляет, что Черников ударил его рукой. Как бы то ни было, после этого Черникова жестоко избили в помещении штрафного изолятора.

В тот же день у Донцова и Малинина возник конфликт с еще одним заключенным — уроженцем Чечни Султаном Исраиловым, который был осужден за причинение легкого вреда здоровью и торговлю наркотиками. В момент ссоры с сотрудниками ФСИН он был нетрезв, и отказывался им подчиниться.

По информации, которая содержится в обвинительном заключении, тогда они надели на него наручники и отвели в штрафной изолятор, где в досмотровой комнате сначала избили заключенного, а потом подвесили за шею к решетке окна, при этом не освободив от наручников. Через некоторое время Исраилов скончался от удушья.

Завиялов и Подкорытов обвиняются по статье 286 «Превышение должностных полномочий с применением насилия и специальных средств». Действия Донцова и Малинина обвинение квалифицирует как «Превышение должностных полномочий с наступлением тяжких последствий», им грозит до десяти лет тюремного заключении.

Как стало известно из пресс-релиза правозащитной организации «Зона права», адвокат которой представляет интересы потерпевших по данному делу, никто из бывших тюремщиков не признает свою вину. При этом сторона обвинения имела претензии еще к одному эфсиновцу в связи с гибелью Исраилова — бывшему дежурному по штрафному изолятору Владимиру Зорину. Следствие считает, что именно он передал Донцову резиновую палку, которой тот избивал заключенного. Однако после гибели осужденного Зорин покончил с собой, а потому уголовное дело в отношении него прекращено.

Серийные бойцы

Дело челябинских тюремщиков — не единственный эпизод за последнее время, когда бывшие сотрудники ФСИН оказываются на скамье подсудимых по обвинению в избиении заключенных, в результате чего часть потерпевших погибает. В настоящий момент

городской суд Элисты продолжает рассмотрение резонансного дела о серии избиений и издевательств над зэками, которые отбывали срок в элистинской колонии №1.

В настоящий момент судьи решают судьбу бывшего младшего инспектора группы надзора отдела безопасности этого исправительного учреждения Алексея Мутулова. По версии стороны обвинения, в ноябре прошлого года в своем кабинете он избил 23-летнего заключенного. Сам экс-сотрудник колонии свою вину не признает.

Начался скандал, связанный с ИК-1 Элисты, еще в 2012 году. Тогда в интернет попало видео, где несколько сотрудников исправительного учреждения избивают руками, ногами и резиновыми палками нескольких зэков по очереди. Часть тюремщиков одеты в повседневный камуфляж ФСИНа, а часть носит форму бойцов спецназа службы исполнения наказания. От заключенных требуют произнести на камеру фразу: «Я не буду впредь нарушать режим содержания».

Никто из жертв избиения не соглашается это сделать, вместо этого они уходят от прямого ответа на вопрос, собираются или нет они нарушать этот режим. После этого их начинают избивать. Ролик длится более 11 минут.

После этого эпизода в первой колонии Элисты скончался один из заключенных Дмитрий Батырев. В связи с этим СК РФ начал расследование в отношении тюремщиков, а в 2017 году суд уже огласил ряд приговоров по данному делу. Дежурный помощник начальника караула Казбек Исраилов и оперуполномоченноый Церен Насунов получили 11 лет лишения свободы в колонии строгого режима, а двух сотрудников отдела безопасности учреждения — Илью Бадму-Убушаева и Александра Шуваева — приговорили к 1,5 годам (общего режима) и 7 годам (строгого режима) соответственно.

Кроме того, бывший замглавы отдела специального назначения калмыцкого УФСИН Евгений Молозаев получил 1 год лишения свободы в колонии общего режима, а врач медико-санитарной части №30 Константин Убушаев — 3 года лишения свободы в колонии-поселении. Не избежал суда и бывший заместитель начальника этого исправительного учреждения Баатр Дорджиев.

Как установил суд, после гибели Батырева он собрал причастных к преступлению сотрудников в своем кабинете. Руководитель выработал версию о якобы агрессивном поведении осужденного и его нападении на работников ИК-1 с лезвием. Дорджиев дал указание подчиненным нанести себе телесные повреждения и порезать форменное обмундирование, чтобы подтвердить показания подчиненных.

Экс-замглавы колонии приговорен к двум годам и девяти месяцам лишения свободы в колонии-поселении.

Следственный комитет также расследует дело по факту избиения надзирателями заключенных колонии города Бежецка Тверской области, которое было возбуждено в сентябре нынешнего года. Кроме того, в ноябре суд арестовал по просьбе следствия двоих тюремщиков из Хакасии, обвиняемых в нанесении тяжкого вреда здоровью заключенному ИК-33 этой республики. Помимо прочего, следователи сейчас устанавливают все обстоятельства аналогичного инцидента в ИК-7 Калининградской области.

«Газета.Ru» обратилась в пресс-службу ФСИН РФ с просьбой прокомментировать серию уголовных дел против работников ведомства, однако, к моменту выхода статьи ответ на запрос так и не пришел.

Спецназ зовут в крайних случаях

Правозащитник Наталья Лютая, которая была одним из авторов обращения в СК РФ по поводу событий в колонии под Калининградом, считает, что проблема пыток заключенных в России возникла еще в советское время.

«Причины этого явления разные. Большинство тюремщиков не похожи с виду на садистов: они только что избивали людей, а потом приходят домой, где ведут себя, как нормальные мужья, сыновья или отцы.

Но, наконец-то, за пытки стали сажать. Происходит это, правда, с большими проблемами и после многочисленных отказов в возбуждении дела. Но в таких регионах, как Казань или Элиста, где правозащитники активны, уголовные дела все-таки появились и они дошли до суда, что не может не радовать», — рассуждает Лютая.

По ее словам, в некоторых случаях тюремщики избивают зэков для того, чтобы удержать контроль над ними. «Надо понимать, что на зоне законы зачастую нарушаются всеми: и заключенными, и охранниками.

«Во многих колониях проносится контрабанда. Некоторые заключенные начинают пользоваться информацией о сотрудниках, оказывающих содействие в проникновении запрещенного на зону, в своих целях. Те в ответ начинают избивать и пытать таких зэков, чтобы свести личные счеты», — уточнила правозащитник.

Один из бывших сотрудников ФСИН Красноярского края, который более 10 лет прослужил в различных колониях, прокомментировал «Газете.Ru» видео из Элисты, которое повлекло за собой уголовное дело. «Я буду ориентироваться только на видеозапись, которую видел.

Обратите внимание, что там присутствуют бойцы спецназа. Обычно их в колонии нет. Стандартная ситуация следующая: в колонии есть дежурный заместитель начальника, старший смены, один дежурный по штрафному изолятору.

Один — дежурный по строгим условиям содержания, еще два-три инспектора по жилой зоне и по производственной территории. Еще есть один опер. В таком составе они находятся ночью. Днем к ним добавляются еще начальники отрядов и офицеры отдела безопасности, а также связисты. Но на выходе получается, что тюремщиков сравнительно немного. Есть еще рота охраны, но она внутрь колонии не заходит, а охраняет зону по периметру с внешней стороны», — рассказал собеседник. По его словам,

спецназ ФСИН прибывает в колонию в экстренных случаях, для подавления бунта или пресечения серьезных фактов неповиновения, когда штатный персонал зоны справиться с ситуацией уже не может. А для начальника колонии визит бойцов спецподразделения зачастую означает выговор и иные неприятности с начальством, так что лишний раз спецназ на зону стараются не звать.

«Видимо, в Элисте в тот момент, когда была сделана запись, ситуация начала выходить из-под контроля. Обратите внимание на то, что требуют тюремщики от тех, кого они бьют — сказать на камеру «обязуюсь режим содержания впредь не нарушать». Дело в том, что для зэка, который отрицает любое сотрудничество с администрацией, такое сказать, да еще и на камеру — «не по понятиям», такой заключенный может после этого потерять свой статус в тюремной иерархии.

Так что тюремщики, изображенные на видео, ломали морально этап. Обычно на зонах, которые плотно контролируются администрацией, такими вещами занимаются сами зэки, которые сотрудничают с тюремщиками — так называемые «активисты». Сами эфсиновцы стараются так не делать. Раз тут им приходится это делать самим, да еще и с помощью спецназа, говорит о том, что ситуация в ИК-1 Элисты для администрации сложилась крайне неблагоприятным образом», — отметил собеседник «Газеты.Ru».

Пути исправления

Бывший сотрудник милиции и бывший тюремщик Дмитрий Пучков считает причиной проблем во взаимоотношениях заключенных и надзирателей отсутствие социальных трудовых программ. «Чтобы заключенные перевоспитывались, они должны на зоне работать. В советское время эти учреждения так и назывались: «исправительно-трудовые». Там заключенный мог, в том числе, получить новую специальность и с помощью нее найти себя после отбытия наказания. Сейчас никто этим не занимается», — рассуждает он.

Член Общественной палаты России, президент общественной некоммерческой организации «Межрегиональный благотворительный фонд помощи заключенным» Мария Каннабих подчеркивает: несмотря на немало сложностей, ФСИН постепенно решает проблему издевательств в колониях.

«Руководство ФСИН на самом деле делает многое для того чтобы справится с проблемой пыток. Представители главка и областные руководящие сотрудники регулярно проводят инспекции колоний, кроме того руководили службы исполнения наказания стали активнее работать с правозащитными организациями, они внимательнее относятся к жалобам на действиях тех или иных сотрудников Однако пока еще эта проблема остается актуальной, хотя ситуация и улучшилась по сравнению с тем, что было семь или десять лет назад», — сказала Каннабих.

Правозащитник Наталья Лютая, в свою очередь, отмечает, что для предотвращения пыток необходимо тщательно заниматься отбором и обучением тюремщиков. «Сейчас они получают маленькую зарплату, кроме того, эта профессия в России крайне непрестижная. Бытует мнение, что туда идут те, кого не взяли в полицию, СК или прокуратуру. А вот в ряде стран Европы, в той же Польше, Германии или скандинавских государствах, эта работа является почетной, а тюремщик социально защищен.

Соответственно, будущих сотрудников пенитенциарной системы серьезно обучают и предъявляют серьезные требования к их интеллектуальному уровню», — говорит она.

По ее словам, также для улучшения ситуации в российских тюрьмах нужна реформа уголовно-исполнительного законодательства и изменение отношения в обществе к пыткам. «Некоторые люди считают, что преступники заслужили побои и, возможно, плохие условия содержания тем, что нарушил закон. Но даже у преступника есть права, и нарушать их нельзя, иначе цель наказания — исправление заключенного — не будет достигнута», — уверена Лютая.