Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Юрий Смитюк/ТАСС

Не СИЗО единым: россиянам добавили меру пресечения

Новые меры пресечения: ночью не гулять, посторонним не звонить

В России начали действовать поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, вводящие новую меру пресечения для обвиняемых и подозреваемых — так называемый «запрет определенных действий». Так, суд может запретить человеку приближаться к определенным зданиям ближе установленного расстояния, общаться со свидетелями и потерпевшими, выходить из дома в установленные периоды времени, а также пользоваться услугами связи. Новый закон, считают власти, снизит госрасходы на содержание россиян в СИЗО, а также сократит репутационные потери, связанные с удовлетворением ЕСПЧ жалоб от россиян.

К зданиям не приближаться

В России вступил в силу федеральный закон, который вводит новую меру пресечения — «запрет определенных действий». Он был принят Госдумой 5 апреля, одобрен Совфедом 11 апреля и на днях подписан президентом России Владимиром Путиным.

Теперь в Уголовно-процессуальном кодексе РФ появилась новая статья 105.1 «Запрет определенных действий».

Согласно ей, по ходатайству следователя или дознавателя подозреваемому и обвиняемому может быть запрещено приближаться к определенным объектам ближе установленного расстояния, общаться со свидетелями и потерпевшими, выходить из дома в установленные периоды времени, а также пользоваться услугами связи — телефоном и почтовыми отправлениями.

При этом вызвать скорую помощь, полицию или аварийно-спасательную службу подозреваемый и обвиняемый все же сможет. Также закон не ограничивает его в общении по телефону со следователем, дознавателем и контролирующим органом.

В новом законе также подчеркивается, что во время домашнего ареста подозреваемый или обвиняемый должен находиться в изоляции от общества в жилом помещении, «в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях». Кроме того, отмечается в документе, за ним должен обязательно осуществляться контроль.

«Запрет определенных действий в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения», — говорится в пояснительной записке к федеральному закону.

При этом суд может обязать подозреваемого или обвиняемого соблюдать несколько запретов одновременно.

К примеру, у водителя, наехавшего на человека или нарушившего правила дорожного движения, помимо запрета управлять транспортом также могут изъять водительское удостоверение — оно приобщается к делу и хранится в нем до снятия меры пресечения.

Контролировать соблюдение запретов будет ФСИН. Срок действия ограничений будет зависеть от тяжести преступления: от 12 месяцев для небольшой и средней тяжести и до 36 месяцев в случае особо тяжких преступлений. При нарушении меры пресечения суд вправе сменить ее на более жесткую и отправить нарушителя под домашний арест или в СИЗО.

Власти считают, что закон «О запрете определенных действий» снизит госрасходы на содержание подозреваемых и обвиняемых в СИЗО, а также число выплат в счет возмещения вреда за нарушение прав личности при заключении под стражу.

В большинстве случаев суд отправляет человека ждать приговора в СИЗО, а не назначает домашний арест. Люди, считающие, что их отправили в изолятор незаконно, обжалуют решение суда в ЕСПЧ, который зачастую удовлетворяет заявления россиян. Поэтому одна из задач новой статьи в УПК — сокращение репутационных потерь, связанных с заявлениями россиян в ЕСПЧ.

Прорыв в процессуальном законодательстве

Юристы, опрошенные «Газетой.Ru», сошлись во мнении, что поправки в УПК, вводящие «запрет определенных действий», облегчат участь обвиняемого или подозреваемого.

Изменения в законе позволят применять ограничения как самостоятельную меру пресечения, считает руководитель уголовной практики юридической компании BMS Law Firm Тимур Хутов. «Такие запреты применяются во многих государствах. Вопрос в том, будут ли эти изменения работать на практике. Само по себе введение такой меры, как запрет определенных действий, благоприятно для отечественного правосудия. Это позволит снизить число лиц, содержащихся под стражей», — сообщил он.

Однако это произойдет, только если правоохранительные органы и суды будут применять новую меру в сочетании с домашним арестом и залогом. «Пока тенденции обратные — заключение под стражу остается самой популярной мерой пресечения, даже когда есть все возможности оставить обвиняемого на свободе», — уверен Хутов.

С тем, что запрет на совершение определенных действий доказал свою эффективность за рубежом, согласен и управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский.

«Особенно хорошо это видно на примере США, где широко применяется охранный ордер, который представляет собой запрет приближаться к конкретному лицу. Эта мера очень эффективна для борьбы против домашнего насилия, так как случаи преследования в таких ситуациях можно встретить часто. В России как раз есть большая проблема с неработающими мерами защиты жертв домашнего насилия. Хотелось бы, чтобы новые меры помогли эту проблему решить, но все будет зависеть от того, станет ли мера работать на практике», — заявил адвокат.

За последние годы в России произошло несколько резонансных убийств женщин мужьями или сожителями. Нередко оказывалось, что жертвы домашнего насилия перед смертью обращались в полицию, однако понимания там не находили и были вынуждены возвращаться домой к агрессору. Правозащитники, с которыми ранее пообщалась «Газета.Ru», уверены: спасти женщин может только «охранный ордер», который запретит неадекватному человеку приближаться к потенциальной жертве.

Адвокат Виктория Данильченко напомнила, что сегодня человек под домашним арестом не может общаться ни с кем, кроме лиц, проживающих с ним в одном доме. «Он может встречаться со своим адвокатом и другими людьми только с разрешения следователя или дознавателя.

Новый закон позволит ограничить человека лишь в определенных действиях — например, с 5 по 10 мая не встречаться с Ивановым, а с 20 по 30 мая не выезжать за пределы города. Безусловно, это облегчает участь находящегося под домашним арестом», — отметила юрист.

Она уверена, что поправки в УПК облегчат участь обвиняемого, ведь теперь он сможет разговаривать по телефону с теми людьми, с кем ему это делать не запрещено. «Это можно назвать прорывом в законодательстве, касающегося мер пресечения», — подытожила Данильченко.

Кроме того, люди, содержащиеся под домашним арестом, смогут получать ряд медицинских услуг, поскольку прогулки для них разрешены не всегда. Так, например, осужденный за взятку главе «Роснефти» экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев просил оказать неотложную стоматологическую помощь за то время, что проходили судебные заседания. Однако судья запретила экс-министру посещать врача. «Не разрешается в рамках уголовного дела», — объяснила она.

Переполненные тюрьмы

О том, что российским судам стоит реже избирать меру пресечения, связанную с лишением свободы, еще в ноябре 2016 года говорила Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова.

«Изоляторы переполнены. По состоянию на 8 апреля в изоляторах Москвы содержалось почти 12 тыс. человек, что на 47% превышает лимит. Происходит это потому, что суды в силу закона при принятии решений о заключении под стражу не должны учитывать лимиты наполнения следственных изоляторов», — сообщила тогда Москалькова.

Кроме того, отметила омбудсмен, в следственных изоляторах явно не хватает младших инспекторов, обеспечивающих вывод подозреваемых и обвиняемых в кабинеты следователей — так допуск адвокатов к подзащитным замедляется.

«Защитники по соглашениям попадают к ним [обвиняемым или подозреваемым] с трудом. Во-первых, нужно открывать новые современные СИЗО. Во-вторых, создавать и шире использовать электронные очереди и, наконец, пореже избирать меру пресечения, связанную с лишением свободы», — считает Москалькова.

Ссылаясь на многолетнюю судебную практику, она подчеркнула, что для людей, не представляющих социальной опасности, вполне достаточно подписки о невыезде или домашнего ареста.