Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Отсидел в долг: заключенный заплатит за тюрьму

Суд обязал заключенного вернуть деньги за содержание в тюрьме

Орловский суд обязал заключенного ИК-3 в Курской области покрыть расходы на его содержание в колонии. Как пояснили в исправительном учреждении, осужденный категорически отказался работать и потому не мог возмещать стоимость своего питания, одежды и услуг ЖКХ из заработной платы. Теперь, согласно решению суда, мужчина обязан компенсировать свое содержание за 10 лет — около 120 тыс. рублей. «Газета.Ru» выяснила, кем работают российские зеки и почему их зарплатам не позавидуешь.

Заводской районный суд города Орел постановил взыскать с заключенного курской исправительной колонии №3 (ИК-3) расходы, которые учреждение тратило на его содержание в течение 10 лет. Поводом для рассмотрения дела стал отказ осужденного работать в месте заключения.

Как стало известно, гражданина Раева приговорили к 10 годам лишения свободы и штрафу 30 тыс. рублей, после чего направили отбывать наказание в ИК-3 УФСИН России по Курской области. Осужденного обеспечили питанием, необходимыми вещами и индивидуальными средствами гигиены. За период заключения учреждение тратило на мужчину около 1 тыс. рублей в месяц, а за 10 лет сумма составила почти 119,5 тыс. рублей, сообщается на сайте орловского суда.

Как пояснили в ИК-3, Раеву предложили место работы, однако он категорически отказался трудиться.

Работа в российских колониях не является добровольной, хотя Конституция запрещает принудительный труд. Осужденный обязан трудиться на работах, которые ему определяет администрация исправительного учреждения. При этом место работы должно быть подобрано с учетом возраста, пола, трудоспособности и состояния здоровья. По последнему пункту от труда могут освободить пенсионеров, инвалидов и беременных женщин, а также — временно — болеющих.

Если заключенный решит получить образование, то он тоже может не ходить на работу. Таких осужденных немало: по информации ФСИН, в 2017 году 156 тыс. арестантов получили рабочую специальность, а еще 65 тыс. на территории зоны окончили школу.

У осужденного Раева из курской колонии таких причин не работать не было, поэтому суд обязал его возместить все расходы пенитенциарного учреждения на его питание, одежду, услуги ЖКХ и средства гигиены.

«Отказ от работы или прекращение работы являются злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания и могут повлечь применение мер взыскания и материальную ответственность», — пояснили в орловском суде.

Решение не вступило в законную силу, поэтому Раев еще сможет обжаловать его в апелляционном порядке.

Несмотря на то что по закону работать в местах лишения свободы должны большинство заключенных, в реальности в российских колониях трудится меньше половины зеков. Так, в прошлом году руководитель комиссии и глава Ассоциации профсоюзов правоохранительных органов Алексей Лобарев сообщал, что, по его данным, труд заключенных используется лишь на 30%. Зачастую причина низкой занятости заключенных состоит в том, что колония просто не может предоставить им рабочие места, поскольку не обладает нужными производственными мощностями.

Как пояснил Александр Брод, член президентского Совета по правам человека, сейчас в России пытаются восстановить систему трудоустройства заключенных, которая была практически полностью разрушена после распада СССР.

«Я видел в различных регионах возрождение производства строительных материалов, видел теплицы, где выращивают овощи. Я считаю, что ФСИН с привлечением частного бизнеса необходимо грамотно выстроить систему занятости заключенных, поскольку в большинстве колоний заключенные просто маются от безделья», — приводит его слова RT.

Тем не менее, каждый год российские зеки производят товаров более чем на 30 млрд рублей, сообщает РИА «Новости».

Заключенные создают самые разные товары для коммерческих предприятий — любая организация может заказать вещи, сделанные арестантами. С 2014 года зарегистрирован официальный бренд — «Торговый дом ФСИН России». На сайте учреждения представлен обширный каталог товаров, произведенных в российских колониях: от настенных часов ручной работы и нард до детской кроватки и электрической плиты с жарочным шкафом.

Больше всего в колониях производится продуктов питания и сельскохозяйственных товаров — 45% от общего объема. Одежда и обувь составляют 21% от общего производства. При этом чаще всего заключенные занимаются пошивом спецодежды, армейской и полицейской формы. Покупателями являются сама ФСИН, МВД и Минобороны.

Также распространено производство деревянной мебели: ее, например, закупают бюджетные учреждения — школы, детские сады и интернаты.

Кроме промышленного производства, заключенные занимаются и тем, что обеспечивают свою и соседние колонии. В таких случаях масштабы производства тоже могут быть немаленькими. Так, осужденные в женской колонии №2 в Мордовии обеспечивают продуктами исправительные учреждения, которых в республике больше 15. Так, на кухне каждый день готовят сосиски, котлеты, мясные полуфабрикаты, пельмени и голубцы, которые затем в замороженном виде отправляют в другие колонии. Летом местные заключенные выращивают в теплицах овощи и закатывают их в банки.

В ИК-2 есть подсобное хозяйство по производству молока, которое женщины сами пастеризуют, сепарируют до 2,5% жирности и фасуют. Здесь производят сливки и шоколадное масло, и все это также поступает на стол в другие исправительные учреждения.

Местные женщины даже разработали собственный рецепт сиропа для газировки, которую в честь колонии назвали «Двоечкой». В ассортименте есть вкусы «Дюшес», «Лимонад» и «Тархун». «Двоечку» можно купить в магазинах ближайших поселков. Кстати, этот проект для колонии оказался самым рентабельным: затраты на оборудование почти сразу окупились, а прибыль потратили на развитие других объектов зоны.

Труд заключенных выгоден, поскольку уровень его оплаты довольно низок. По данным Минюста России на начало нынешнего года, средняя зарплата заключенных по стране составляет 229 рублей в день, в месяц — 6,8 тыс. рублей. Часть из этих денег тратится на оплату проживания заключенного в колонии. Для сравнения: МРОТ с 1 мая 2018 года составляет почти 11,2 тыс. рублей.

Согласно УИК РФ, осужденным, как и свободным гражданам, полагается зарплата не ниже МРОТ, если он будет выполнять производственную норму и работать полный рабочий день. Поскольку колонии являются закрытыми учреждениями, то установить, сколько времени в день работал тот или иной заключенный, довольно трудно. Даже если бывший осужденный, освободившись, решает подать на учреждение в суд за недостаточную оплату труда, то ему чаще всего отказывают, поскольку администрация колонии утверждает, что он, например, не работал весь день.

При этом, по данным ФСИН, осужденные, которые работают в цехах с крупным и дорогостоящим оборудованием, могут получать до 20-25 тыс. рублей в месяц.

Руководитель Уральского демократического фонда Николай Щур утверждает, что такие зарплаты являются «выставочными экземплярами специально для всяких проверок».

В 2015 году фонд представил доклад, в котором обратил внимание на то, что заключенные по всей России получают крайне маленькую зарплату за свой труд.

Исследования проводились в течение 2010-2014 годов членами ОНК Челябинской области.

Как пояснял Щур, труд зеков сегодня популярен: все больше коммерческих фирм размещают производство в колониях. «Так что если вы покупаете мебель производства какой-то известной фабрики — не факт, что она не изготовлена руками зэков совсем в другом городе», — рассказывал правозащитник на презентации доклада.

По его словам, деньги, которые поступают в исправительные учреждения для оплаты труда заключенных, не доходят до работников. Они, в свою очередь, не спешат жаловаться, поскольку возможность выйти из тюрьмы по условно-досрочному освобождению целиком зависит от характеристики, которую администрация колонии предоставит осужденному.