Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

Провалы на всех уровнях: что высветила трагедия в Магнитогорске

На какие провалы в работе МЧС и Минздрава указала трагедия в Магнитогорске

Трагедия в Магнитогорске показала: россиянам по-прежнему остается надеяться только на себя. Младенец, выживший под завалами обрушившегося здания, был найден благодаря усилиям собственного отца, а в Москву доставлен частным бортом главы «Сбербанка». «Газета.Ru» — о том, почему жителям регионов рассчитывать на помощь государства не приходится.

«Думаю, сына могли найти и раньше»

Взрыв в Магнитогорске произошел 31 декабря 2018 года — в 4.02 по московскому времени. К месту происшествия начали стягиваться сотни спасателей. В первые часы трагедии стало известно о двух погибших. Затем, в 12.46 по Москве, региональные издания, ссылаясь на источники, сообщили, что на месте происшествия начала работать тяжелая техника. Связано это было якобы с тем, что спасатели не надеялись найти под обломками живых людей.

Однако на следующий день, 1 января, около 16.00 по местному времени, на месте происшествия был обнаружен живым 11-месячный ребенок — он пролежал под завалами 34 часа. Ему диагностировали обморожение конечностей, травму головы, переломы ног и общее переохлаждение.

Малыш вряд ли бы выжил, если бы не настойчивость его отца. 1 января он уговорил спасателей осмотреть предположительное местонахождение его сына.

«Сегодня я показал им, где Ваня лежит, и только тогда они начали раскапывать. Я пытался показать вчера, но в первый день там была неразбериха, никого не пускали, все оцепили. Думаю, что сына могли и раньше найти», — рассказал Евгений Фокин региональному порталу 74.ru.

Квартира №325, в которой жили Фокин, располагалась на четвертом этаже — прямо над аркой. Во время взрыва отец семейства был на работе, младенец спал в своей кроватке, а его мать с трехлетним сыном — в соседней комнате. Женщине вместе со старшим ребенком удалось выбраться из здания, однако оперативно достать из-под завалов младенца у них не получилось.

На следующий день после трагедии, рассказывал Евгений Фокин, он переоделся в спецодежду, чтобы пробраться за оцепление вокруг дома, и лично поучаствовал в спасении сына.

В МЧС подтвердили информацию о том, что мужчина лично попросил спасателей осмотреть место, где мог находиться младенец. По данным ведомства, разбор завалов не велся на том участке из-за угрозы обрушения нависающих конструкций. «Как только угрозу устранили, работы возобновили именно там. И в одну из минут тишины услышали плач ребенка», — пояснили в ведомстве.

«Газета.Ru» отправила в МЧС запрос, в котором попросила сообщить, проводился ли опрос родственников жителей подъезда – он позволил бы понять, где производить разбор завалов. Кроме того, редакция спросила, почему местный житель в спецформе прошел за оцепление и помогал сотрудникам МЧС доставать единственного спасенного ребенка из-под завалов.

В ведомстве проигнорировали вопросы и сообщили следующее: «На селекторном совещании 9 января 2019 года первый замминистра Чуприян поручил провести анализ действий всех служб, задействованных во время ликвидации ЧС в г. Магнитогорске. <…> Подготовленный аналитический материал планируется направить в подразделения МЧС России и РСЧС для изучения и использования приобретенного опыта в дальнейшей работе».

Решили перестраховаться

Много вопросов вызывает и то, как на ситуацию с 11-месячным ребенком отреагировал Минздрав.

Хотя расстояние от Магнитогорска до города-миллионника Челябинска составляет около 300 км, что равно примерно часу полета на вертолете, младенца было решено госпитализировать в Москву.

Его обнаружили в 16.00 по челябинскому времени. При этом в местный аэропорт, согласно оперативным сообщениям региональных СМИ, малыш был доставлен лишь к 22.00. За шесть часов мальчика можно было на машине отвезти в челябинский центр детской хирургии.

Как пояснили «Газете.Ru» в Минздраве России, после извлечения малыша из-под завалов в течение 15 минут он был доставлен больницу Магнитогорска, где ему была оказана необходимая медицинская помощь. «После проведения консилиума, в связи с неординарностью имеющихся травм (краш-синдрома, переломов и обморожения) для оказания дальнейшей помощи ребенку было решено привлечь наиболее квалифицированных специалистов страны [из] НИИ неотложной детской хирургии и травматологии», — заявили в ведомстве.

В столицу 11-месячный ребенок был доставлен на самолете председателя правления «Сбербанка» Германа Грефа. Глава Минздрава Вероника Скворцова поблагодарила его за предоставление лайнера.

«Было очень важно дать полностью готовый борт, и самый готовый борт был его. Поэтому фактически уже через полтора часа после того, как мы узнали, что малыша достали, борт вылетел за ним», — сообщила министр.

Как пояснил «Газете.Ru» эксперт в области авиационной безопасности, такая мера связана с тем, что подготовка борта МЧС занимает долгое время.

«У МЧС есть принадлежащие госавиации самолеты, которые базируются в Жуковском, но чтобы их задействовать, по регламенту нужно созывать целый экипаж, на что может потребоваться несколько часов. Как правило, они задействуются для тяжело раненых, которых сложно транспортировать, или группы пострадавших. В данной ситуации, поскольку это ребенок, его можно перенести на руках, и если нет никаких противопоказаний, можно перевести его частным транспортом. По всей видимости, это было сделано в целях экономии времени. Свои самолеты есть и у министерства обороны, но к ним государство прибегает в более тяжелых случаях», — рассказал собеседник, пожелавший остаться анонимным.

В Москве 11-месячного малыша сразу же отправили в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, где его лечением занялся главный детский врач страны Леонид Рошаль.

«Газета.Ru» попросила Минздрав рассказать, почему еще несколько пострадавших в результате взрыва в Магнитогорске, которые находились в тяжелом состоянии, не были отправлены в Москву частным самолетом. «Состояние остальных пострадавших не требовало экстренной эвакуации в федеральный центр», — ответили в ведомстве.

«Если бы не частный самолет, ребенок мог бы погибнуть»

Как объясняет президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский, в России существует определенный регламент, согласно которому принимается решение об отправке пациента на лечение в федеральный центр.

«В Москву отправляют только в тех случаях, когда в субъекте федерации нет соответствующего оборудования, кадров. Собирается врачебная комиссия, которая решает: будет ли оказана помощь в субъекте федерации или же человека направят в профильное федеральное учреждение.

В случае с ребенком из Магнитогорска власти, скорее всего, поняли, что в Челябинской области вероятность того, что он будет спасен, ниже, чем в Москве. Решили не рисковать и отправили в столицу.

Кроме того, все произошло в преддверии новогодней ночи. Скорее всего, на местах не было нужных врачей — разъехались на каникулы, по отпускам. Соответственно, был только дежурный персонал, который бы не смог обеспечить особое наблюдение», — рассказал он в беседе с «Газетой.Ru».

По словам Северского, спасение 11-месячного ребенка — репутационная история для Минздрава. «Если младенец попал в ДТП и получил схожие по тяжести травмы, мы никогда не услышим, что к нему приехал министр, а затем его госпитализировали на частном самолете. Безусловно, дело резонансное, потому принимаются меры, которые в стандартной ситуации приняты бы не были», — пояснил он.

Президент «Лиги защитников пациентов» считает, что сегодня Минздрав старается не упускать любую возможность оказаться в хорошем свете.

«У ведомства постоянные проблемы с репутацией, так как меры, которые оно принимает, непопулярны. Кроме того, частный капитал растет на глазах. Все мы видим, как вокруг появляется все больше частных клиник. Трехуровневая система оказания медицинской помощи привела к тому, что все специалисты ушли из государственных клиник в частные диагностические центры», — добавил он.

По мнению Саверского, ситуация в Магнитогорске еще раз доказала, что в России здравоохранением людям приходится заниматься «вручную».

«Самостоятельно искать нужного врача, посещать нескольких специалистов, отдавать огромные суммы за диагностику. То, что ребенка вывозили на частном самолете, говорит о том, что система не выстроена.

Если бы персонал в Челябинской области был грамотно обучен, а медучреждения оснащены необходимым оборудованием, то госпитализация в Москву бы не понадобилась.

А, с другой стороны, если бы не частный самолет, ребенок мог бы погибнуть без помощи. Более того, он более суток находился под завалами — неизвестно, что там за травмы, как отреагирует центральная система. Тем временем, Вероника Скворцова постоянно говорит о развитии санавиации», — заключил эксперт.

Спасение малыша из-под завалов магнитогорской многоэтажки оказалось настоящим новогодним чудом: вместе со всей Россией «Газета.Ru» внимательно следила за судьбой 11-месячного мальчика. Мы желаем и другим пострадавшим в результате трагедии в Магнитогорске скорейшего выздоровления и выражаем соболезнования родным и близким погибших.