Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

«Cтрашный сон»: откровения женщины, подставившей Серебренникова

Какие тайны раскрыла экс-бухгалтер «Седьмой студии» Масляева

«Черная» и «белая» кассы, миллионы обналиченных денег, а также истории о покровительстве со стороны Минкультуры — в Мещанском районном суде выступила бывший главный бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева. Она единственная признала вину в хищении госсредств и заключила сделку со следствием. Версия Масляевой о том, через кого выводились деньги, выделенные Минкультом, как составлялись отчеты в ведомство, — в материале «Газеты.Ru».

Мещанский районный суд Москвы в понедельник завершил допрос главного свидетеля обвинения по делу «Седьмой студии» — экс-бухгалтера организации Нины Масляевой, которая заключила сделку со следствием и дала показания на остальных фигурантов «театрального» дела.

Следствие считает, что режиссер Кирилл Серебренников, а также продюсеры Алексей Малобродский и Юрий Итин похитили 133 млн рублей, которые в 2011–2014 годах Министерство культуры выделило на реализацию проекта «Платформа». Он занимался популяризацией современного искусства. По делу также проходит экс-глава департамента господдержки искусства и народного творчества Минкульта Софья Апфельбаум. Бывший продюсер «Седьмой студии» Екатерина Воронова в свою очередь обвиняется в уничтожении части бухгалтерских документов.

Все фигуранты, кроме Масляевой, отказываются признавать свою вину.

Допрос экс-бухгалтера растянулся на два дня и занял более 16 часов. Несколько раз заседание прерывалось, когда свидетель со слезами на глазах жаловалась на диабет, сердце и головную боль.

Масляева рассказала, что на работу в «Седьмую студию» ее пригласил Юрий Итин — он заявил, что в Минкультуре у Кирилла Серебренникова есть знакомая Софья Апфельбаум, которая поможет выиграть субсидию для «Платформы». По словам свидетеля, в приватной беседе Итин сообщил ей, что Апфельбаум заинтересована в получении этих денег «Седьмой Студией».

Так как в 2011 году Масляева успела сблизиться с Итиным во время работы в театре «Модерн», она приняла его предложение. Далее состоялась встреча с Серебренниковым и Малобродским — на ней они рассказали, что «Платформе» потребуется много наличных денег, а расходы на спектакли превысят заложенные в смету. Тогда Кирилл Серебренников якобы заявил, что «все присутствующие на встрече смогут хорошо заработать», а Малобродский привел схему обналичивания госсредств через третьих лиц. Нина Масляева согласилась и потребовала себе зарплату размером 150 тыс. рублей, а также возможность нанять помощников.

В «Седьмой студии» было две кассы — «белая» и «черная». Первая была необходима для отчетов в Минкульт, а во вторую поступали все обналиченные средства. Располагалась она в сейфе театральной организации, а занималась ею помощница Масляевой Лариса Войкина.

«Я смотрела всем в рот и соглашалась. Не такая я крутая женщина. Я нужна была только для того, чтобы изготавливать финансовые документы, держать связь с Министерством культуры. Все глобальные решения принимались руководителями. До меня доносилось только то, что нужно делать», — заявила экс-бухгалтер в суде.

По ее словам, в документах на госфинансирование приводилась приблизительная стоимость «Платформы», а отчеты, сдаваемые ежегодно, являлись фиктивными — они якобы подгонялись под конкретные суммы. Все финансовые моменты согласовывались с Апфельбаум, подчеркнула свидетель.

«Первый год эти сметы не составлялись, их стали требовать с 2013 года, и они носили чисто номинальный характер. Там был определенный шаблон — взять в аренду инструменты, декорации, в смету должны были входить зарплаты актеров. Конкретные лица там не указывались», — пояснила Масляева.

Перечень мероприятий свидетель получала от генпродюсера Малобродского. Нина Масляева также заявила, что после увольнения «забыла документацию «Седьмой студии» как страшный сон».

По словам бывшего бухгалтера, часть денег, выделенных государством, обниличивалась по банковской карте (около 120 млн рублей), а часть (порядка 90 млн рублей) с помощью ИП, которые оставляли себе до 12% от сумм. «Я знаю, что из этих денег, которые были обналичены, часть уходила на зарплату, часть, видимо, на какие-то платежи и на личные нужды. Наличкой выдавались же. Куда выдавались деньги, это может сказать Войкина. У нее касса была. Мне неизвестно», — пояснила Масляева.

Свидетель добавила, что к обналичиванию денег были привлечены предприниматели Валерий Синельников и Валерий Педченко. Они являлись приятелями Масляевой. На вопрос адвоката о том, почему свидетель привлекла к обналичиванию своих друзей, бухгалтер ответила, что так было проще: «Отправить деньги по безналу какому-то знакомому обнальщику, а в назначении указать — «На спектакль».

Также на заседании Масляева рассказала о случае, когда продюсер Воронова якобы заявила, что Кириллу Серебренникову нужно дать 300 тыс. рублей из обналиченных денег». «Я видела, она ушла с деньгами», — подчеркнула свидетель.

Она обратила внимание, что ей было безразлично происходящее на «Платформе»: она лишь составляла финансовые отчеты, перечисляла деньги и вела бухгалтерский учет.

Кроме того, Масляева подтвердила, что в рамках «Платформы» действительно проводились мероприятия, заявленные в госконтракте. На них продавались билеты. Все спектакли, которые были указаны в финансовых и творческих отчетах, совпадали.

Между тем, согласно обвинительному заключению, обналиченные деньги не шли на постановки, а были похищены.

В суде также стало известно, что Масляева уже была фигуранткой уголовного дела. До начала сотрудничества с «Седьмой студией» она была бухгалтером в Брянском областном театре драмы. Однажды проверка в организации выявила, что Масляева похитила 30 тыс. рублей. Ее приговорили к 1,5 года условно. Об этой истории при устройстве в «Седьмую студию» свидетель рассказала Юрию Итину.