Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

Она заговорила: что известно о столичной девочке-маугли

Девочка-маугли из Москвы начала говорить

Пятилетняя девочка, которую нашли 10 марта запертой в захламленной московской квартире, начала говорить — она уже произносит некоторые слова. По словам врачей, ребенок поправляется: у малышки не выявили серьезных патологий, она улыбается и идет на контакт с людьми. Соседи девочки рассказали СМИ, что ее мать очень редко и ненадолго приходила в квартиру, откуда постоянно доносился плач. «Газета.Ru» рассказывает все, что известно об этой истории.

Девочка боится воды и кровати

5-летнего ребенка, оставленного матерью без присмотра в столичной квартире, могут выписать из больницы уже через 7-8 дней. Об этом журналистам рассказал главврач Детской городской клинической больницы им. З.А. Башляевой Исмаил Османов. Он добавил, что на теле ребенка не обнаружено признаков жестокого обращения, однако «есть признаки недостаточного ухода».

Малышка достаточно контактна, улыбается людям и уже начинает говорить, хотя поначалу не могла этого делать. «Отдельно какие-то слова она уже стала произносить. На имя она откликается. Улыбается, никого не пугается», — рассказал Османов радиостанции «Говорит Москва». По мнению специалиста, разговаривать девочка перестала временно — причиной тому стал острый или хронический стресс.

Ранее Османов рассказал журналистам, что ребенок боится кровати. «Но потихоньку мы ее приучили, она лежит и уже даже спит на кровати. Мы с помощью логопедов и психологов постараемся ее простимулировать и полноценно оценить уровень психофизического развития», — добавил врач.

В целом врачи делают оптимистичные прогнозы на выздоровление маленькой пациентки, которую СМИ уже прозвали «девочкой-маугли».

Сейчас она находится в состоянии средней тяжести, однако уже ближе к удовлетворительному. У ребенка были легкие катаральные явления, а на шее — вросшая резинка для волос, которую врачи удалили хирургическим путем. При этом информация о том, что у девочки обнаружены признаки анорексии, не подтвердилась. По словам главврача, у ребенка нет дефицита массы тела, она активно ест.

Пятилетняя девочка была обнаружена 10 марта в квартире на Ленинградском шоссе в Москве: ее нашли сотрудники полиции, которых вызвали соседи из-за непрекращающегося детского плача. У ребенка были плохо развиты социальные навыки, а на снимках и видео, опубликованных в сети, видно, что квартира завалена горами мусора и бытовыми предметами — горшками, мягкими игрушками, сломанной мебелью.

В жилище отключена свет и вода, пола практически не видно — через хлам в квартире трудно пройти. Журналисты, побывавшие на месте, также сообщали, что из квартиры доносится неприятный запах. Сейчас она опечатана.

Следователи завели дело по статье «покушение на убийство». Мать девочки — Ирину — уже задержали. На допросе она рассказала, что воспитывает ребенка без отца и «вынуждена, уходя на работу либо по делам, оставлять дочь дома одну на непродолжительное время». Женщина имеет просроченный долг по кредиту и задолженность по коммунальным платежам, для погашения которых она собиралась продать квартиру и временно переехать с ребенком к своему знакомому.

«Мать пакетики поставила и сразу же уходила»

Ольга Лагутина, соседка задержанной по лестничной клетке, и ее подруга Наталья Никифорова, которая была понятой при первом обыске квартиры, рассказали, что знают мать девочки со школьных лет. В последние годы они не раз обращали внимание на то, что женщина уделяет недостаточно внимания дочери.

Из квартиры постоянно доносился плач, а сама Ирина появлялась дома крайне редко и проводила там совсем немного времени: заходила в квартиру с какими-то пакетами, ставила их и сразу же уходила.

«Я с ней общалась. Она улыбалась и говорила, что все хорошо. А ребенок орет. Звуки я слышала почти каждый день, об этом знают все. Я ей не раз звонила со словами «Настя (имя изменено — «Газета.Ru») плачет», она «да-да, сейчас приду», приходила ненадолго и уходила обратно», — сказала Лагутина РИА «Новости».

Наталья Никифорова подтвердила, что у Ирины были большие долги за коммунальные услуги — их размер составлял 670 тыс. руб. Никто из соседей точно не знает, работала мать девочки или нет. Отца ребенка видели всего пару раз.

«Я видела его два раза. Когда Настенька родилась, они гуляли с коляской. И второй раз, когда он, будучи отсидевшим, пришел под Новый год и разговаривал с Ириной на первом этаже. Тогда ребенку было 1,5 года», — рассказала Лагутина.

Подруги добавили, что «по словам Ирки», отца ребенка посадили «за хулиганку», а так как он был гражданином Украины, его депортировали из России.

Соседи женщины утверждают, что неоднократно вызывали полицию и сотрудников социальных служб, однако те якобы не предприняли никаких мер.

«Год назад приезжали девушки из опеки, приезжал участковый, но реакции никакой не последовало. Она, даже когда была дома, Ирина дверь не открывала», — заявила одна из соседок в комментарии РЕН ТВ.

«Я вызывала Наталью из соцзащиты прошлой зимой, фамилию не помню. Она пришла, а матери дома не было. И меня просили позвонить, когда кто-то будет в квартире. Но я не успевала — только набираю, а мать пакетики поставила и сразу же уходила, даже в квартиру ни разу не зашла», — сказала Лагутина.

Еще один сосед по имени Николай в разговоре с РИА «Новости» подтвердил, что по вызову приходил участковый полицейский, «постучал в дверь, ему никто не открыл, и [он] ушел».

Между тем в департаменте труда и социальной защиты Москвы заявляют, что до 10 марта никто, в том числе и сама мать девочки, в службы с сигналами о помощи не обращался. Звонков от соседей или жителей дома сотрудники соцзащиты также якобы не получали.

«По предварительным данным, наши социальные службы не имели информации по поводу этой семьи, надо понять, почему, были ли сигналы. Если нет, то странно, это все-таки квартира, не дом отдельный», — заявил 10 марта уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович.

10 марта полицию вызвала Ольга Лагутина, которая в тот день в очередной раз услышала из-за двери квартиры плач ребенка. Как рассказала Лагутина, когда открыли дверь, она вошла в квартиру первой, поскольку была знакома с девочкой, а за ней шел полицейский с фонарем, так как в квартире было темно.

«Я пошла через эти горы мусора искать ребенка. Настя сидела на подоконнике, я начала с ней разговаривать… Она мне доверилась, я взяла ее на ручки и, обняв, вышла с ней из квартиры, — сказала очевидица. — У ребенка на шее были намотаны ленточки, шарфики, все это в узлах. Мы с соседкой начали все срезать ножницами, потому что боялись, что Настя может задохнуться».

Украшение, которое вросло в кожу, снимать не стали, передав девочку врачам.

Следователи намерены дать оценку действиям полицейских, приезжавших ранее по вызову соседей. Кроме того, проверяется информация СМИ о том, что «консьержу подъезда, который также проявил бдительность и неравнодушие и настаивал на вскрытии квартиры, поступали угрозы», сообщили в СКР.