Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

«Лучше бы я погибла»: пассажиры SSJ-100 рассказали о катастрофе

Пассажиры SSJ-100 рассказали, как им удалось выжить

Из 78 пассажиров сгоревшего в «Шереметьево» самолета Sukhoi Superjet 100 выжить удалось только 37. Эти люди пережили настоящий ад, который начался еще в воздухе, когда в лайнер ударила молния. В итоге самолет на огромной скорости врезался во взлетно-посадочную полосу. Стойки шасси пробили топливные баки — начался пожар, унесший жизни 41 человека. Молитвы, крики, попытки спасти детей и плавящиеся иллюминаторы — «Газета.Ru» публикует истории выживших пассажиров SSJ-100 о худшем дне в их жизни.

Самолет Sukhoi Superjet 100 «Аэрофлота» совершил аварийную посадку вечером 5 мая в аэропорту «Шереметьево» после 28 минут полета. Сесть ему удалось только со второго раза. Самолет ударился о взлетную полосу шасси и хвостом, в результате чего были повреждены топливные баки — произошло возгорание, распространившееся на всю хвостовую часть лайнера.

Из 78 человек, находившихся на борту, погиб 41 человек, среди которых двое детей. Чудом избежавшим смерти людям до сих пор сложно воспринимать происходящее — они буквально пережили второй день рождения. «Газета.Ru» публикует истории очевидцев, которые были на борту SSJ в роковой вечер.

Два очень громких удара и две вспышки

На злополучном Sukhoi Superjet 100 «Аэрофлота» 30-летний житель города Камышин Волгоградской области Дмитрий Харин направлялся в Мурманск в очередную командировку. Будучи опытным пассажиром – Дмитрий летает уже 11 лет – он не заметил ничего необычного в начале полета.

«Было все, как обычно. В штатном режиме, без всяких проблем, прошла посадка пассажиров. Я сидел у иллюминатора, на месте 10F, как раз с видом на правый двигатель. Ничего не предвещало катастрофы — инструктаж, руление, начало взлета. Да, самолет потряхивало при взлете. Но это «Суперджет» такой. Он легкий, его трясет сильнее, чем большие самолеты», — рассказал он порталу «Инфокам».

Абсолютно стандартно начался полет и для адвоката из Хабаровска Кирилла Бабаева. Он направлялся в Мурманск в командировку, сообщает РИА «Новости». Изначально мужчина занял место 11С, однако в ходе посадки попросил стюардесс пересадить его в хвост самолета, где он мог бы занять три места и поспать.

«Мне сказали, что свободных мест в задней части самолета нет, предложили пересесть в шестой ряд. Сейчас я понимаю, что это спасло мне жизнь», — рассказал Бабаев.

По словам Кирилла, примерно через полчаса после взлета он увидел вспышку и услышал хлопок – после этого самолет стал заваливаться на правый бок. Отследить вспышку удалось и другим пассажирам, которые сразу поняли, что в самолет ударила молния.

«На взлете мы поднялись к облакам и, видимо, вошли в грозовой фронт, потому что я сидел возле иллюминатора и физически видел, что в правый двигатель два раза ударила молния. Было два очень громких удара и две вспышки, но двигатель не загорелся. Не знаю, работал он дальше или не работал, но он не горел, это совершенно точно», — сообщил один из пассажиров рейса Москва — Мурманск Владимир Евменьков радиостанции «Север FM».

«Стало понятно, что у нас проблемы, когда в самолет ударила очень сильная молния. Минут 20–30 мы еще были в воздухе. При этом паники в самолете не было, все люди спокойно сидели», — рассказала жительница Мурманска Марина Ситникова журналу «Сноб».

«Я сидел на крыле, левая сторона. Удар однозначно был — я смотрел на облака, как раз залетели в тучу. Молния была видна, звука я не слышал. Вспышка на правом крыле — поползли что-то вроде разрядов и все», — сообщил Олег Молчанов, сидевший в самолете на 12-м ряду, его цитирует телеграм-канал «112».

По словам пассажиров, после этого всем стало очевидно, что полет идет не штатно — самолет прекратил набор высоты, летел достаточно низко и сделал несколько кругов вокруг аэропорта. «Я видел по соседям, что у людей посуровели лица. Паники не было. Затем прозвучало объявление, что по техническим причинам мы вынуждены вернуться в Москву, в аэропорт вылета. Мы начали снижаться. Снижались долго. Через какое-то время снова было объявление, что самолет готов к посадке, нужно приготовиться, и началась сама посадка, которая закончилась трагедией», — пояснил Евменьков.

«У меня чуть глаза из орбит не вылезли»

Как рассказали пассажиры, посадка самолета началась с нескольких сильных ударов: лайнер выпустил шасси и коснулся полосы, подпрыгнул вверх, затем снова опустился, а потом опять подпрыгнул. После этого загорелся двигатель. 

«Я сидела в десятом ряду. Мы заходили на посадку, и дальше все произошло сразу, молниеносно: один сильнейший удар — у меня чуть глаза из орбит не вылезли, второй чуть тише, третий, а потом дым и сразу начало гореть», — поделилась Ситникова.

По словам Кирилла Бабаева, после ударов о полосу стюардессы просили пассажиров не паниковать. «Помню, я едва успел отстегнуть ремень безопасности, встать с места — и людской поток вынес меня к трапу», — добавил житель Хабаровска.

Как сообщает телеграм-канал Mash, первыми самолет покинули мать и сын, которые изначально нарушили рекомендации бортпроводников. По данным СМИ, программист полиции Мурманской области Юлия Марченкова с 12-летним ребенком занимали места на седьмом ряду. Как только женщина услышала об аварийной ситуации, она сразу же перешла вместе с сыном в переднюю часть самолета. Несмотря на уговоры проводников женщина категорически отказалась возвращаться на место. Именно это помогло им с сыном первыми покинуть судно.

По словам Владимира Евменькова, толкотни и паники на борту во время эвакуации не было. Мужчина выходил далеко не первым, поэтому продвигаться вперед было довольно тяжело. Чтобы не создавать заторов, людям приходилось некоторое время стоять в проходах уже горящего самолета. «То, что люди стояли в проходах, да, это действительно было. Передо мной стояли женщина с ребенком, в этот момент бежать к выходу означало бы бежать по людям. Поэтому какое-то время я, например, просто стоял в проходе», — пояснил пассажир.

Продвинуться к единственному выходу мужчине удалось только после того, как началось движение – люди стали спускаться по спущенному надувному трапу. Как уточнил Евменьков, дверь с левой стороны изначально заклинило из-за удара. Вместе с бортпроводницей мужчине удалось ее вытолкнуть, после чего пассажиры наконец смогли спускаться с двух сторон.

«Давки при эвакуации я не видела — только дым. Помню, что некоторые выбирались ползком. Помню, там кто-то о чем-то возмущался, а затем я почувствовала, что у меня кружится голова, ноги подкосились. Я поняла, что теряю сознание», — рассказала Ситникова.

Женщина подчеркнула, что огромную роль в ее спасении сыграла бортпроводница. «Я не понимала, что делать. И вдруг услышала приказным таким тоном: «Быстро! Быстро!» — и побежала на звук, нашла в себе силы», — пояснила пассажирка.

Одна из бортпроводниц SSJ 100 Татьяна Касаткина рассказала сайту kp.ru, как собственноручно выкидывала напуганных пассажиров по надувному трапу, чтобы они не препятствовали эвакуации. «Прямо каждого за воротник», — добавила она. По словам Касаткиной, позже люди рассказали ей, что иллюминаторы самолета плавились от огня.

Кирилл Бабаев подчеркивает, что сидящие рядом с ним люди быстро покидали горящий лайнер — никто не занимался спасением своей ручной клади. «У меня в самолете остались и паспорт, и удостоверение адвоката, и кошелек. В руках был только телефон — с ним я и выбежал с борта. Сейчас многие СМИ сообщают, что люди хватали с полок чемоданы и загородили проход остальным. Но я, наоборот, видел, как пассажиры помогали друг другу. Например, одна женщина упала на выходе. Так ее подняли и вывели на трап», — сообщил он.

Одним из нескольких пассажиров, спасшихся с последних рядов, стал Олег Молчанов — по словам мужчины, самолет он покинул последним. «Женщины начали кричать на ультразвуке. Нечего пояснять, ор стоял, орали все. После 12-го ряда почти никто не выжил. Я вышел последний за мной с задних рядов не было людей. Те, кто был на передних рядах и не выбрался — угарный газ. Два раза хапнул, и все», — сообщил пассажир.

Босиком по летному полю

По словам выживших пассажиров, успокоиться им не удалось даже после того, как удалось почувствовать землю под ногами. «Добралась до аварийного трапа, села в него и съехала. Затем встала, прошла шага три. Я видела, что впереди бегут, но у меня не было сил: я просто села на землю и сидела секунд тридцать. Самолет горел. Потом кто-то закричал: «Беги отсюда!» Видимо, ожидали, что взрыв будет. Сил не было, но я пошла», — поделилась мурманчанка Марина Ситникова.

Многим пассажирам приходилось бежать по летному полю босиком – во время полета они сняли ботинки для комфорта, а вот надеть обратно уже не успели.

«Потом нас посадили в автобус, привезли в здание аэровокзала. В моей группе людей с сильными ожогами не было, но один мужчина стал задыхаться. Возможно, у него был шок», — отметил Бабаев.

Среди спасшихся были и те, кто оставался на летном поле еще около двух часов — люди ждали, когда из самолета выберутся другие пассажиры. Однако таковых практически не было. Как вспоминает Молчанов, огонь погубил почти всех, кто сидел после 12 ряда. Молодой человек уверен — немалая часть людей погибла из-за отравления угарным газом, так как кислородные маски не выкинулись автоматически.

«Никто не думал, что жертв так много. Люди сказали, что задний выход был заблокирован, все выходили через передний. Даже пассажиры с девятого ряда не смогли спастись. Спаслись те, кто сидел в десятом, были счастливчики с двенадцатого, а дальше — никого. Я всех спрашивала, но из хвоста мы никого не видели в числе спасенных: у них выхода не было», — пояснила Ситникова.

Долгое время пассажиров рокового рейса было неизвестно точное число жертв трагедии. «Сперва нам сказали, что погиб только один человек. Мы вздохнули с облегчением. Потом зашли в интернет — там было сказано уже о 13 погибших. Когда узнали, что жертв еще больше, стало не по себе. Помню, как пожилая женщина, сидевшая рядом со мной, заревела: «Лучше бы я погибла, чем молодые», — рассказал Кирилл Бабаев.

После случившегося все пассажиры, которым чудом удалось спастись, отсиживаются у друзей и родственников в Москве. Каждый из них с трудом верит в то, что в ближайшее время решится взойти на борт самолета без паники. «Пока мне кажется, что я смогу сесть в самолет. Но не факт, что на борту у меня не начнется паника. В любом случае я понимаю, что выжил только благодаря тому, что меня пересадили», — заключил Бабаев.