Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Хроника

«Горящий ад»: что убило пассажиров SSJ-100

Выяснилось, почему гибель пассажиров сгоревшего SSJ-100 была неминуемой

Информация о столпотворении в проходах горевшего в «Шереметьево» самолета Sukhoi Superjet 100 не нашла подтверждения у правоохранителей. По данным СМИ, многие люди погибли прямо на своих местах — их убил угарный газ, который они вдохнули, не успев даже расстегнуть ремни. Ряд погибших также получили травмы, несовместимые с жизнью, во время ударов о взлетно-посадочную полосу. Медики продолжают работать с телами жертв катастрофы – на данный момент опознанных нет.

Данные о пассажирах, спасавших свой багаж и мешавших эвакуации из горевшего в аэропорту «Шереметьево» самолета Sukhoi Superjet 100, не нашла подтверждения у следователей. Об этом ТАСС сообщил источник в правоохранительных органах.

Эта информация проверялась отдельно, подчеркнул собеседник. В ходе проверки было установлено, что у большинства пассажиров хвостовой части лайнера, охваченной пожаром, шансов не спасение не было изначально.

«Об этом свидетельствует и положение тел многих пассажиров, которые были обнаружены в хвосте самолета. Они не успели даже расстегнуть ремни, погибли от отравления продуктами горения в своих креслах», — подчеркнул источник.

Кроме того, по предварительным данным, ряд пассажиров потеряли сознание от ударов самолета о взлетно-посадочную полосу, после чего так и не смогли прийти в себя. По словам источника, те пассажиры задних рядов, которые успели спастись, еще до остановки самолета перешли в переднюю часть лайнера.

«Причины смерти всех погибших сейчас устанавливаются», — сообщил собеседник агентства. Он добавил, что в медицинских службах продолжается работа по опознанию погибших — для этого врачи проводят генетическую экспертизу. На данный момент опознанных нет.

Ранее ряд СМИ и телеграм-каналов распространили информацию о том, что в гибели пассажиров Sukhoi Superjet 100, совершившего аварийную посадку 5 мая в аэропорту «Шереметьево», могли быть виновны их соседи по рейсу. Так, в сети было распространено видео, на котором люди достают свой багаж с полок вместо того, чтобы освободить проходы для остальных. Однако эти доводы вскоре опровергли сами спасшиеся пассажиры.

По словам 35-летнего Олега Молчанова, летевшего на злополучной рейсе вместе с супругой, эвакуация была проведена по всем правилам. «Не могу судить, я не эксперт, по моему мнению, все было сделано так, как только можно было сделать. Насчет багажа — это были сумки пассажиров бизнес-класса, они не тормозили эвакуацию», — заявил он в разговоре с газетой «МК».

Ранее не травить тех, кто забирал сумки с горящего борта, призвал и другой спасшийся пассажир – Максим Савченко. «Я не думаю, что хоть один человек в этом горящем аду хладнокровно и обдуманно тащил чемоданы», — написал он на фейсбуке сразу после трагических событий.

Пассажиры также опровергли информацию о столпотворении в проходах SSJ-100. Адвокат из Хабаровска Кирилл Бабаев, которому удалось выбраться из самолета, отметил, что пассажиры действовали слаженно.

«Сейчас многие СМИ сообщают, что люди хватали с полок чемоданы и загородили проход остальным. Но я, наоборот, видел, как пассажиры помогали друг другу. Например, одна женщина упала на выходе. Так ее подняли и вывели на трап», — сообщил он.

Напомним, что ранее в сети также появилась расшифровка разговора пилота SSJ-100 с диспетчерами московского аэропорта «Шереметьево». Ее достоверность подтвердили в Росавиации, отмечало РИА «Новости».

Согласно опубликованным данным, командир воздушного судна Денис Евдокимов оценил повреждения от удара молнии в фюзеляж как не критические, но серьезные. Далее радиосвязь была потеряна, однако диспетчерам поступил сигнал «Pan-Pan», который свидетельствует о поломке, но сохранении контроля над ситуацией. Позже Евдокимов сообщил диспетчерам о том, что не может посадить самолет с первого раза. В результате дальнейших переговоров с диспетчером пилот, получив указания, все же повторно приступил к посадке — она и привела к трагедии.

По факту ЧП Следственный комитет возбудил уголовное дело по части 3 статьи 263 УК РФ «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц». В ведомстве рассматривают три основных версии катастрофы: ошибка пилотов или диспетчеров, неисправность воздушного судна и неблагоприятные метеоусловия.

Чуть позже газета «Коммерсант», ссылаясь на близкий к расследованию источник, сообщила, что SSJ-100 садился с превышением путевой скорости на 30 км/ч и с почти полными баками невыработанного горючего, что было заведомо очень опасно. Кроме того, летчики также очень жестко посадили самолет на полосу, из-за чего он несколько раз подпрыгнул.

Стойки шасси продавили топливные баки, керосин попал в двигатели, в результате чего произошло возгорание.

Еще одной непростительной ошибкой пилотов могло стать оборудование, не отключенное при входе в грозу. Такую версию РИА «Новости» высказал член совета высшего офицерского состава общероссийской организации «Офицеры России», заслуженный пилот Юрий Сытник.

По его мнению, пилоты аварийного рейса не выключили первый комплект автопилота, локатора, а также один из комплектов радиостанции. «Самолет подчинялся рулям, самолет слушался воли летчика. Сейчас начнут все сводить к проблемам с самолетом, с полосой, с погодой. Но в Sukhoi Superjet 100 за годы эксплуатации 13 раз попадала молния, и ничего с самолетом не происходило», — пояснил Сытник.

Информацию о том, что в самолет действительно попала молния, в интервью изданию «База» подтвердила бортпроводница Татьяна Касаткина. Эту же версию «Коммерсанту» подтвердил и командир корабля Денис Евдокимов – по его словам, после вспышки была потеряна связь и принято решение уйти на прямое управление. Пожар на судне начался уже после посадки, утверждает пилот.

Следователи также проверяют версию об изначальной неисправности самого судна, в пользу которой говорит его относительно небольшой налет. Отмечается, что самолет совершал преимущественно короткие перелеты — не более двух часов.

Отметим, что лайнер был произведен в Комсомольске-на-Амуре. В сентябре 2017 года его передали в операционный лизинг «Аэрофлоту». С бортом связано одно происшествие — в январе 2018 года у него не выпустились закрылки во время снижения. К серьезному ЧП эта поломка не привела.