Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

«Командир дергал ручку»: подробности крушения SSJ-100

Какие роковые ошибки допустил экипаж SSJ-100

,

Частично сгоревший в «Шереметьево» Sukhoi Superjet-100 заходил на аварийную посадку с превышением максимальной массы на 1,6 тонны. Об этом говорится в докладе Росавиации, опубликованном СМИ. Там отмечается, что при заходе на посадку пилот якобы не выпустил тормозные щитки, а затем активно «дергал» ручку управления лайнером, отклоняя нос вверх-вниз. В «Аэрофлоте» эту информацию опровергли. По данным компании, она не содержит выводов об ошибках экипажа или о нарушении им каких-либо инструкций.

На этом «Газета.Ru» завершает свою онлайн-трансляцию и прощается со своими читателями.

Что нового мы узнали о катастрофе SSJ-100:

— Лайнер заходил на аварийную посадку в «Шереметьево» с превышением максимальной массы на 1,6 тонны, но без превышения скорости.

— Экипаж SSJ-100 не выпустил тормозные щитки при заходе на посадку, при этом закрылки самолета были выставлены экипажем в соответствии с инструкцией.

— Капитан самолета производил резкие движение с ручкой управления лайнером, из-за чего самолет колебался то вверх, то вниз.

— Сигнализация о пожаре на SSJ-100 сработала за 4 секунды до остановки самолета.

— Изначально местом возгорания стала вспомогательная силовая установка, а не двигатель, как сообщалось ранее.

— Первое приземление командир SSJ-100 совершил на три стойки шасси, при этом допустив перегрузку не менее 2.55 g (ускорение) с последующим отделением на высоту около 6 футов (2 метра). Второе приземление произошло уже через 2 секунды, перегрузка на тот момент составила не менее 5,85 g. После этого самолет опять отделился от ВПП на высоту 6 метров.

— Третье приземление самолета произошло с вертикальной перегрузкой не менее 5 g, за ним последовало разрушение конструкции самолета с проливом топлива и пожаром.

Тем не менее «Аэрофлот» приведенную выше информацию опроверг.

Самолет Sukhoi Superjet 100
Артем Сизов/"Газета.Ru"

В начале минувшей недели эксперты завершили идентификацию 40 тел погибших пассажиров Sukhoi Superjet 100, сообщили в Следственном комитете.

«Работа по идентификации еще одного погибшего – гражданина США – будет завершена в ближайшее время», — говорится в сообщении ведомства.

По данным предварительного расследования, основной причиной гибели людей на борту аварийного SSJ-100 стал сильный пожар. При этом его особенностью была «высокая температура горения топлива и элементов фюзеляжа со сквозным прогоранием и распространением пламени в пассажирский салон». В результате трагедии погиб 41 человек, 37 удалось выжить.

«Аэрофлот» также обратил внимание, что документ Росавиации не содержит выводов об ошибках экипажа или о нарушении им каких-либо инструкций.

«Оценки и выводы будут даны соответствующими полномочными органами, официально расследующими данное происшествие», — заявили в авиакомпании.

Представители авиакомпании отметили, что закрылки были в положении, соответствующем посадочной процедуре и в соответствии с отказом системы.

«Кроме того, по процедуре сначала включается реверс, а затем уже на устойчивом пробеге по взлетно-посадочной полосе выпускаются интерцепторы. Поэтому, ввиду отсутствия устойчивого пробега, выпуск интерцепторов был невозможен. Необходимо добавить, что требования к нормам летной годности для сертификации самолетов составлены таким образом, чтобы при любом развитии событий предотвратить ухудшение ситуации до катастрофической», — уточнили в «Аэрофлоте».

Тем временем, в «Аэрофлоте» отреагировали на информацию о нарушении инструкций экипажем рейса SU1492 при заходе на посадку в Шереметьево 5 мая.
По словам представителей авиакомпании, документ Росавиации был истолкован неправильно.

Ранее ряд СМИ и телеграм-каналов также распространили информацию о том, что в гибели пассажиров Sukhoi Superjet 100 могли быть виновны их соседи по рейсу. Так, в сети было опубликовано видео, на котором люди достают свой багаж с полок вместо того, чтобы освободить проходы для остальных. Однако эти доводы не нашли подтверждения у правоохранителей.

Следователи также проверяют версию об изначальной неисправности самого судна, в пользу которой говорит его относительно небольшой налет. Отмечается, что самолет совершал преимущественно короткие перелеты — не более двух часов.

В то же время информацию о молнии, предположительно ставшей причиной аварийной посадки SSJ-100, в интервью изданию «База» подтвердила бортпроводница Татьяна Касаткина. Эту же версию «Коммерсанту» высказал и командир корабля Денис Евдокимов – по его словам, после вспышки была потеряна связь и принято решение уйти на прямое управление. По словам пилота, пожар на судне начался уже после посадки.

На месте крушения самолета Sukhoi Superjet 100, следовавшего рейсом "Аэрофлота" SU1492 из Москвы в Мурманск, в аэропорту Шереметьево, 6 мая 2019 года
Pavel Golovkin/AP

Помимо уже подтвержденных Росавиацией ошибок со стороны пилотов, ранее также была озвучена версия, что при входе в грозу не было отключено специальное оборудование. На эту непростительную ошибку пилотов РИА «Новости» указал член совета высшего офицерского состава общероссийской организации «Офицеры России», заслуженный пилот Юрий Сытник.

После аварийной посадки SSJ-100 Следственный комитет возбудил уголовное дело по части 3 статьи 263 УК РФ «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц». За основу в ведомстве взяли три основных версии катастрофы: ошибка пилотов или диспетчеров, неисправность воздушного судна и неблагоприятные метеоусловия.

Ранее стало известно, что МАК опубликует предварительный отчет об итогах расследования катастрофы SSJ-100 в «Шереметьево» в течение двух-трех месяцев. Полный отчет комитет намерен опубликовать в срок до года.

Участие в расследовании принимает и Французское Бюро по расследованию и анализу безопасности гражданской авиации (BEA) как представитель страны, занимавшейся разработкой двигателя для этого самолета. Такую информацию РИА «Новости» дали в пресс-службе Европейского агентства по безопасности полетов.

К расследованию катастрофы SSJ-100 подключилось также Европейское агентство по безопасности полетов (EASA). Несколько дней назад оно связалось с комиссией «Аэрофлота», сообщили РИА «Новости» в пресс-службе агентства.

«EASA немедленно установила контакты с российскими органами, чтобы следить за прогрессом расследования с самого начала и для того, чтобы принимать участие в расследовании в той степени, насколько это позволено существующими правилами, так, чтобы своевременные меры по безопасности могли быть приняты настолько скоро, насколько это будет необходимо, когда причины аварии будут установлены», — говорилось в сообщении.

На месте крушения самолета Sukhoi Superjet 100, следовавшего рейсом "Аэрофлота" SU1492 из Москвы в Мурманск, в аэропорту Шереметьево, 6 мая 2019 года
Следственный комитет России/РИА "Новости"

Межгосударственный авиационный комитет (МАК) также, вероятно, порекомендует Росавиации проверить качество подготовки пилотов «Аэрофлота» после катастрофы в «Шереметьево». Об этом сообщил РИА «Новости» источник, знакомый с ходом расследования катастрофы SSJ-100. Кроме того, будут проверены характеристики режима ручного управления этой модели самолета, в том числе — в случае удара молнии.

Зампредседателя МАК Сергей Зайко в свою очередь заявил, что независимость МАК ранее была подтверждена в процессах расследования. Кроме того, сам комитет проходил аудит ИКАО.

«МАК занимается этой деятельностью уже более 25 лет. МАК проходил аудит ИКАО. В области расследования у нас стоит самая высшая оценка из всех остальных областей, которые проверялись на тот момент в РФ. Подтверждена полная независимость в процессах расследования», — сообщил Зайко.

Участие Межгосударственного авиационного комитета в сертификации SSJ-100 ставит под сомнение принцип независимости расследования катастрофы, считает источник РИА «Новости». Более того, это нарушает требования международной организации гражданской авиации (ИКАО).

«МАК в 2011 году занимался сертификацией самолета SSJ100, а в документах ИКАО, приложении 13 «Расследование авиационных происшествий и инцидентов» говорится, что «государство обеспечивает независимость организации, проводящей расследование авиационных происшествий и инцидентов, от других авиационных организаций государства», — отметил источник агентства.

Фюзеляж самолета Sukhoi Superjet 100 авиакомпании "Аэрофлот" на следующий день после катастрофы в аэропорту Шереметьево, 6 мая 2019 года
Следственный комитет России/РИА "Новости"

Другой источник агентства ранее высказывал мнение, что конструктивные недостатки SSJ-100 пока рано списывать со счетов — они по-прежнему остаются одной одной из версий катастрофы. Чтобы проверить эту информацию, Росавиация запросила у Межгосударственного авиационного комитета «исчерпывающую документацию» по испытанию этих судов, сертификация которых ранее проводилась под контролем ведомства.

Ранее источник, близкий к расследованию, сообщал РИА «Новости» о том, что у следствия нет особых претензий к техническому состоянию Sukhoi Superjet 100, потерпевшему катастрофу в «Шереметьево». В связи с этим остаются вопросы к экипажу.

«Претензий к технике особых нет», — заявил он, подтвердив, что основной версией на данный момент является ошибка в действиях экипажа.

После ЧП в «Шереметьево» в Росавиации также порекомендовали авиакомпаниям, эксплуатирующим SSJ-100, провести занятия с экипажами по аварийным посадкам и действиям при пожаре.

«С летным составом провести дополнительные занятия (по типам ВС) по порядку действий членов летного и кабинного экипажей при возникновении на борту пожара», — отмечается в документе среди предложений, сформулированных комиссией МАК по расследованию катастрофы.

«Третье приземление самолета произошло на скорости 140 узлов (258 км/ч) с вертикальной перегрузкой не менее 5 g», — сообщается в документе. Как отметили в Росавиации, сразу за этим последовало разрушение конструкции самолета с проливом топлива и пожаром.

Второе приземление самолета произошло уже через 2 секунды — SSJ-100 влетел в полосу на приборной скорости 155 узлов (287 км/ч) с опережением на переднюю опору шасси. Вертикальная перегрузка на тот момент составила не менее 5,85 g. После этого самолет опять отделился от ВПП на высоту 6 метров.

Отметим, что по международным нормам предельно допустимое значение перегрузок для гражданских самолетов составляет 2,5 g.

Владимир Астапкович/РИА "Новости"

Первое приземление командир SSJ-100 совершил на три стойки шасси, при этом допустив большие перегрузки. «На удалении 900 метров от входного торца взлетно-посадочной полосы (ВПП) и скорости 158 узлов (293 км/ч) произошло первое касание самолета ВПП на «три точки» с вертикальной перегрузкой не менее 2.55 g ( ускорение) с последующим отделением на высоту около 6 футов (2 метра)», — отмечается в документе.

Сигнализация о пожаре на SSJ-100, возникшем от возгорания вспомогательной силовой установки, сработала за 4 секунды до остановки самолета. «В 15.30.34 зарегистрирована сигнализация о пожаре ВСУ. Остановка самолета произошла в 15.30.38», — сообщается в документе.

Ранее сообщалось, что пожар на борту SSJ-100 начался в двигателе после удара о взлетно-посадочную полосу «Шереметьево».

YouTube

Капитан самолета SSJ-100 также производил резкие движение с ручкой управления лайнером, из-за чего самолет колебался то вверх, то вниз, сообщается в докладе.

«Командир воздушного судна выполнил несколько знакопеременных отклонений ручкой управления с большой амплитудой (вплоть до максимальных значений), что привело к знакопеременным изменениям угла тангажа (от плюс шести градусов до минус двух)», — отметили представители ведомства.

Также было установлено, что экипаж SSJ-100 не выпустил тормозные щитки при заходе на посадку, при этом закрылки самолета были выставлены экипажем в соответствии с инструкцией. «В режиме «direct mode»/«минимальный режим fcs» автоматический выпуск тормозных щитков (интерцепторов) не предусмотрен, ручной выпуск экипаж не производил», — говорится в докладе Росавиации.

SSJ-100 заходил на аварийную посадку в «Шереметьево» с превышением максимальной массы на 1,6 тонны, но без превышения скорости. Об этом сообщает РИА «Новости» со ссылкой на копию доклада Росавиации.

«К моменту входа в глиссаду масса самолета составляла около 42,6 тыс. кг, что на 1,6 тыс. кг превышало максимально допустимую посадочную массу. Снижение по глиссаде осуществлялось без существенных отклонений на скорости 155-160 узлов (287-296 км/ч). Согласно руководству по летной эксплуатации, скорость захода на посадку для имевшихся условий составляет 155 узлов», — говорится в документе.

Кадр из видео
НТВ

Добрый вечер, дорогие читатели! СМИ опубликовали документ Росавиации, в котором приводятся подробности аварийной посадки Superjet-100, произошедшей 5 мая в «Шереметьево». «Газета.Ru» будет следить за новостями в онлайн-режиме.