Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Здоровье

«Она специально умерла»: как онкобольные судятся со страховщиками

Как страховщики добивают смертельно больных россиян

Жительница Санкт-Петербурга, больная раком четвертой стадии, в течение года судится со страховой компанией, которая отказывается выплачивать ей компенсацию по болезни. Страховщики считают, что женщина скрыла от компании заболевания, повышающие онкориск. Та в свою очередь отмечает, что рак предсказать невозможно. «Газета.Ru» рассказывает о том, как людям со смертельными заболеваниями приходится бороться со страховыми компаниями, чтобы не остаться на улице.

«Как я могла знать, что у меня будет рак?»

В Санкт-Петербурге 35-летняя Татьяна Шевелева, которая страдает четвертой стадией онкологии и одна воспитывает двух детей, уже год судится со страховой компанией за право получить выплаты и погасить долг перед банком.

20 октября 2017 года женщина оформила ипотеку на двухкомнатную квартиру и при этом по требованию банка заключила договор со страховой компанией. Согласно документу, компания при наступлении страхового случая должна была погасить ипотеку Шевелевой. В тот же день она пошла на прием к врачу, поскольку ранее ее беспокоили боли в груди. 16 ноября ей диагностировали рак молочной железы. Болезнь быстро прогрессировала и достигла четвертой стадии — пациентке дали первую группу инвалидности.

Шевелева обратилась в страховую компанию, поскольку была уверена, что ей полагаются выплаты в размере более 4 млн руб., однако компания с ней не согласилась и подала в суд, чтобы признать договор недействительным.

По мнению страховщиков, Шевелева скрыла важную информацию о своих заболеваниях при заключении договора и ввела компанию в заблуждение. В итоге фирма запросила данные из медкарты женщины и заказала экспертизу, в заключении которой отмечается, что у той имелись факторы риска развития рака.

Так, за некоторое время до заключения договора у нее якобы была обнаружена киста молочной железы. Сама Татьяна Шевелева рассказала, что в страховой компании ей принесли уже заполненный на компьютере договор. По ее словам, страховой агент сам заполнял за нее многие графы — в том числе вносил информацию о перенесенных ею болезнях. Среди них — гастрит, гайморит и киста в груди.

В итоге страховая подключила эксперта, который доказал, что киста на 2% повышает риск онкозаболевания. «Как я могла знать, что у меня будет рак, если даже специалисты тогда этого не предполагали?» — заявила Шевелева RT.

Если суд признает договор недействительным, женщина не сможет погасить ипотеку и потеряет единственное жилье, где проживает с детьми. Из-за метастаз в позвоночнике ей тяжело работать.

«После того как страховая компания пошла в суд, мне просто страшно увольняться. Если не удастся добиться справедливости, придется искать новую работу, но речь может идти только о неполной занятости — на три часа в день, дольше работать мне тяжело», — пояснила Татьяна.

Женщина планирует просить суд привлечь других экспертов, которые проведут независимое исследование. Следующее заседание намечено на середину сентября.

«Она специально умерла»

Татьяна Шевелева — не единственная, кто столкнулся с нежеланием страховой компании выплачивать деньги. В начале прошлого года страховщики из Хабаровска обвинили клиентку в умышленной смерти и отказали ее родственникам в выплате компенсации.

Семейная пара купила в ипотеку двухкомнатную квартиру в центре Хабаровска и застраховала ее. Через несколько лет у женщины диагностировали рак, а затем наступление стойкой ремиссии. Уже тогда компания сочла это не убедительным и отказалась выплачивать семье компенсацию. Когда женщина скончалась, страховщики вновь отказали ее мужу в выплате.

«Свое решение они обозначили так — мы знали о ее заболевании. А потом она специально умерла, чтобы я получил страховку и погасил часть ипотеки», — приводит слова вдовца местное издание Dvhab.ru.

Мужчина подал в суд, в исковом заявлении он потребовал от страховой компании оплатить компенсацию, причитающуюся банку, в размере 1,8 млн руб., проценты по кредиту, которые он выплачивал, пока страховая компания отказывала ему в его требованиях, а также моральный ущерб.

Железнодорожный районный суд Хабаровска частично удовлетворил требования истца — ему отказали в возмещении морального вреда. Между тем хабаровчанина такой исход суда не удовлетворил — он апеллировал решение суда, чтобы взыскать со страховой компании все заявленные суммы.

Не страховой случай

С похожей историей в 2017 году столкнулся житель Москвы Захар Неструев. Он создал на портале Change.org петицию, в которой призвал принудить страховую компанию признать онкологию его матери страховым случаем при выплате ипотеки. Его мать взяла кредит на недвижимость и заключила договор со страховщиками. Как и в случае Шевелевой, договор со страховой компанией Неструевым дали увидеть только на сделке.

«В апреле 2017 года у мамы нашли рак, страховая компания отказалась признавать онкологию, инвалидность второй группы и невозможность работать как страховой случай. Вскоре началось болезненное и дорогостоящее лечение химиотерапией, из-за которого она не смогла продолжить работать», — написал Неструев в описании петиции.

Уже в октябре 2017 года семья больше не могла платить за ипотеку, а также была вынуждена взять долг на плановое лечение и дальнейшие операции. Банк смог предложить только разбивку платежей по ипотеке, а страховая компания тем временем в три раза увеличила сумму ежемесячного взноса за обслуживание.

По словам Неструева, было два судебных процесса, один из которых семья выиграла, а второй — проиграла. После этого у Неструевых оставалось два варианта: продать квартиру, чтобы закрыть ипотеку, или позволить выставить жилище на торги. Они решили продать недвижимость, чтобы погасить оставшуюся задолженность.

«Ни в коем случае не скрывайте от страховщика болезни»

Адвокат Виктория Данильченко в беседе с «Газетой.Ru» рассказала, что исход судебных разбирательств со страховыми компаниями чаще всего непредсказуем. Страховщики пытаются доказать, что клиент ввел их в заблуждение, поскольку знал о своей болезни. «В большинстве случаев обязанность доказать умысел клиента возлагается на страховую компанию, что сделать очень и очень непросто», — пояснила Данильченко.

Если на момент подписания договора страхователь имел врачебное заключение с диагнозом и скрыл этот факт от компании, то вероятность выиграть это дело для него «стремится к нулю».

«Но, с другой стороны, если страхователем были скрыты заболевания, не влекущие за собой возникновение онкологии и установление инвалидности первой или второй группы, то здесь причинно-следственная связь не такая явная и шансы доказать действительность договора намного выше», — пояснила юрист.

Если суд все же признает договор недействительным, то клиенту придется погашать заем в банке из собственных средств. По закону человек не обязан продавать свою квартиру, которую он взял в ипотеку, он может делать это из других средств.

Однако, как показывают подобные истории, очень часто у людей просто не остается денег, чтобы погасить задолженность в банке и оплатить собственное лечение. Данильченко советует внимательно отнестись к заключению договора со страховой компанией и не подписывать документ до полного ознакомления с ним.

«И ни в коем случае не скрывайте от страховщика наличие у вас заболеваний. Ипотеку, как правило, дают на очень длительный срок, за который в жизни может много чего произойти. Поэтому очень важно на стадии подписания страхового договора максимально серьезно отнестись к нему. Возможно, в какой-то момент это будет единственной возможностью не лишиться ипотечной недвижимости», — заключила юрист.