Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Здоровье

Пустые аптеки: почему россиян лишают жизненно важных лекарств

Ни в Москве, ни в Адлере: почему из аптек исчезают лекарства

Правительство РФ пообещало закупить у зарубежных производителей незарегистрированные психотропные препараты для детей-инвалидов. Между тем выясняется, что проблема нехватки лекарств касается не только тяжелобольных людей. Граждане и правозащитники сообщают, что в аптеках и госучреждениях по всей стране исчезают лекарства для терапии рака и ВИЧ, а также лечения диабета и тяжелой аллергии. «Газета.Ru» — о том, каких лекарств уже не хватает и кто может оказаться под ударом.

Госзакупки отменяются

В течение лета федеральные и региональные СМИ сообщают об острой нехватке в аптеках и госучреждениях жизненно важных лекарств, таких как ламивудин, инсулин и преднизолон. Государство обязано обеспечивать препаратами категории граждан, в числе которых диабетики первого типа, ВИЧ-инфицированные, онкобольные, инвалиды детства и дети-инвалиды.

Чтобы закупить эти медикаменты, государственный заказчик (больницы и региональные Минздравы) должен разместить тендер и ждать заявок от потенциальных поставщиков. Если же закупка не состоится, то учреждения не смогут обеспечить лекарствами самые уязвимые слои населения.

Между тем, согласно данным сайта госзакупок, в течение первых шести месяцев этого года в России осталось без заявок почти 47 тыс. (около 30%) тендеров госучреждений на закупку лекарств.

Чаще всего без заявок оставались аукционы, связанные с вакциной от бешенства, — 75% от общего количества. Четверть аукционов по закупке инсулина также не состоялись: 692 из 2,8 тыс. тендеров. Сорвались 49% тендеров на закупку нейролептика хлорпромазина и 74% тендеров на преднизолон. Проблемы наблюдаются даже с закупкой физраствора, по которому не состоялось около 37% тендеров (683 из 1840).

Кроме того, возникли проблемы и с госзакупкой препаратов, необходимых для терапии рака. На препарат ниволумаб, назначаемый при онкологических заболеваний легких, почек и кожи, не состоялось 162 тендера. Также сорвались 140 аукционов на закупку ритуксимаба против лимфомы. На третьем месте — препарат циклофосфамид, необходимый для лечения рака легкого, молочной железы и яичек, передает принадлежащий Григорию Березкину РБК.

При этом многие препараты (инсулин, хлорпромазин, преднизолон, ниволумаб и циклофосфамид) входят в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП). Это означает, что цены на них регулирует государство.

В 10 регионах России сорванными оказались не менее 35% тендеров на закупку лекарств. Среди них лидируют Саратовская область (48,4% сорванных аукционов), республика Дагестан (45%), Псковская область (45%). В десятку регионов также вошли Орловская, Кемеровская, Тюменская, Ярославская и Мурманская области, а также Чувашская республика и республика Саха.

Что касается Москвы, то в течение полугода неразыгранными оказались 33% тендеров (4,3 тыс. из 13 тыс.) Большинство аукционов были отменены из-за отсутствия заявок от потенциальных поставщиков (55,6 тыс.), еще 2,8 тыс. не состоялись из-за отказа от дальнейшего размещения заказа и 2,1 тыс. — по причине недопуска всех участников, свидетельствуют данные аналитической компании Headway, которая производит мониторинг в фармацевтической отрасли.

Проблему с поставкой лекарств отмечают и в Лиге защитников пациентов. Глава организации Александр Саверский отметил, что помимо нехватки инсулина и других препаратов из перечня ЖНВЛП в регионах существует проблема с обеспечением ламивудина — препарата, который входит в большинство схем лечения пациентов с ВИЧ.

В июле этого года активисты движения «Пациентский контроль» обратились к премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву с просьбой принять меры для предотвращения дефицита ламивудина в регионах.

Как отмечалось в сообщении, в некоторых субъектах РФ остатков препарата хватит на один-два месяца, а, например, в Тульской области его уже вовсе не осталось. Тендер на закупку препарата срывался уже трижды — ни один из поставщиков не захотел участвовать из-за низкой начальной максимальной цены контракта (НМЦК).

28 августа стало известно, что Минздрав РФ объявил еще два аукциона — начальная цена за таблетку теперь стала в два раза выше, чем на последнем июльском конкурсе. При этом с повышением начальной цены Минздрав принял решение закупить на 26% меньше ламивудина, чем на предыдущих торгах. Если в мае и июле министерство пыталось закупить 73,3 млн таблеток одним лотом, то сейчас объявлены два аукциона на закупку 51 млн и 3,22 млн таблеток.

В Минздраве РФ отреагировали на публикации в СМИ и пояснили, что понятие несостоявшегося аукциона может трактоваться неверно.

«Так, например, зачастую под несостоявшимися аукционами понимаются, в том числе и те, участие в которых принял всего один поставщик или не произошло снижение цены. Однако это не означает, что препарат не был закуплен и поставлен», — пояснили в ведомстве.

Там также заявили, что «дефицит инсулина в РФ отсутствует»: препарат производится в соответствии с потребностью, и проблем с его закупками также нет. Что касается отсутствия поставок антирабической вакцины (вакцина от бешенства), то по состоянию на июль поставки препарата в регионы были полностью восстановлены: «уже отгружено 250 000 доз антирабической вакцины».

«Эта свистопляска с лекарствами вредит моей дочери»

Критическая ситуация складывается и с обеспечением россиян преднизолоном (также входит в перечень ЖНВЛП) — этот препарат исчезает из городских аптек в Челябинской, Омской, Оренбургской областях, а также в Москве, Сочи и Нижнем Новгороде. Однако в данном случае проблема не в сорванных тендерах, а в перерегистрации препаратов.

Преднизолон необходим при лечении системных аллергических реакций, а также при борьбе с шоковыми состояниями, острыми и хроническими заболеваниями суставов.

В июле главред телеканала RT Маргарита Симоньян сообщила, что обошла десятки московских аптек и так и не смогла найти преднизолон в ампулах, который жизненно необходим ее сыну. Фармацевты говорили ей, что препарат находится на перерегистрации и появится в продаже не скоро.

«Мы уехали в Адлер. В аптеке адлерского гипермаркета, а также в аптеке возле гостиницы «Тулип Инн» нам сказали ровно то, что в аптеках Москвы: препарат на перерегистрации, вы его не найдете», — писала она.

В редакцию «Газеты.Ru» поступил ответ Минздрава РФ, в котором отмечается, что хотя преднизолон входит в список ЖНВЛП, в минимальный ассортимент лекарственных препаратов, необходимых для оказания медпомощи, он не включен. Это значит, что аптеки не обязаны иметь такой препарат в наличии и сами принимают решение о его закупке.

Что касается перерегистрации препарата на территории России, то инициатором этой процедуры выступает не федеральный или региональный Минздрав, а производители или поставщики лекарственных препаратов, говорится в сообщении ведомства.

При этом там не ответили на вопрос «Газеты.Ru» о том, по каким причинам лекарство из списка ЖНВЛП находится на перерегистрации.

Государству давно пора начать самому выступать с инициативой и регистрировать препараты в интересах пациентов, не дожидаясь заявки от компании-производителя, считает президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. Из-за проблем с этой процедурой россияне не могут свободно получить не только преднизолон, но также онкологические препараты, имеющие прорывное значение в лечении рака, а также противосудорожные препараты.

«Даже если фармкомпания заинтересована в регистрации на территории России, этот процесс занимает несколько лет — государство почему-то делает вид, что это нужно только производителю, а не пациентам. А если фармкомпания в этом не заинтересована, например, рынок очень маленький?» — пояснил он.

В разговоре с «Газетой.Ru» эксперт отметил, что при системе обращения лекарств в нашей стране отсутствует система обеспечения ими. Такая ситуация приводит к тому, что пациенты и их родители готовы закупать дорогостоящие препараты на личные средства и за рубежом, что может привести даже к уголовному преследованию.

В течение последнего месяца в Москве были задержаны как минимум две мамы тяжелобольных детей, которые пытались получить посылки с «Фризиумом» — противосудорожным препаратом, который применяется при лечении эпилепсии. Обеих женщин задержали по подозрению в контрабанде психотропных средств.

Дело в том, что «Фризиум» входит в список психотропных веществ, оборот которых в России ограничен. Есть индивидуальный порядок ввоза подобных лекарств в страну — при наличии документов, подтверждающих факт назначения лекарств. Однако врачи зачастую боятся выписывать незарегистрированные лекарства и ограничиваются тем, что устно советуют их пациентам.

В обоих случаях задержанных матерей отпустили, уголовное дело либо прекратили, либо не стали возбуждать. Однако женщины заявили, что их сыновья остались без жизненно необходимого лекарства, которое позволяет избежать страданий от очень болезненных приступов.

29 августа министр здравоохранения Вероника Скворцова в ходе пресс-конференции рассказала, что «Фризиум» был зарегистрирован в СССР, но затем ушел с российского рынка как невостребованный. При этом сейчас в России около 3 тыс. детей могут испытывать потребность в препарате, отметила она.

В августе стало известно, что Правительство РФ купит у зарубежных производителей 10 тыс. упаковок четырех незарегистрированных психотропных препаратов, в которых нуждаются дети с тяжелыми заболеваниями. Препараты планируется ввести в конце октября, сообщили в секретариате вице-премьера Татьяны Голиковой.

Федеральное предприятие «Московский эндокринный завод» уже направило запрос о возможности поставки диазепама, фенобарбитала, мидазалама (в формах, которые не производятся в РФ) и клобазама (известен под торговым названием «Фризиум»).

Ранее «Газета.Ru» в беседе с москвичкой Верой, которая воспитывает тяжелобольную дочь, спросила у нее, испытывает ли она трудности с получением незарегистрированных в России препаратов. У дочери собеседницы диагностированы аутизм и эпилепсия, и ей также положены бесплатные противосудорожные препараты. Собеседница издания рассказала, что сталкивается с иной проблемой: в психоневрологическом диспансере (ПНД), где стоит на учете ее ребенок, ей регулярно сообщают о том, что нужных препаратов в ПНД просто нет и предлагают заменить их аналогами.

«Но ведь не все препараты можно заменять: врач назначает длительное и постоянное лечение, подбирает точную дозировку, берет на анализы кровь, чтобы понимать, насколько они помогают купировать приступы. Эта свистопляска с лекарствами только вредит моей дочери», — рассказала Вера.

Она решила, что не будет менять лекарства для ребенка, поэтому каждый месяц тратит не менее 5 тыс. рублей в месяц, чтобы на собственные деньги докупить в аптеках препараты, которые по закону ей положены бесплатно.