Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Хроника

«Не говорим об этом»: что творится в Керчи после стрельбы

Как живет керченский колледж через год после массовой стрельбы

Ровно год назад в Керчи произошло массовое убийство 20 студентов и преподавателей политехнического колледжа. Владислав Росляков расстрелял своих однокурсников и привел в действие взрывное устройство, когда учащиеся спустились на перемену в столовую. Как изменилась жизнь пострадавших, вспоминают ли студенты о том дне и чем живет семья единственного подозреваемого — в материале «Газеты.Ru».

«У меня возникло резкое желание остаться дома»

«Я только вышел из колледжа за едой, как вдруг что-то бахнуло. Сперва показалось, что это на заправке неподалеку взорвался баллон, потом, когда вернулся, понял, что к чему. У входа в колледж лежал мужчина — вроде живой, — вокруг были разбросаны осколки и очень пахло кровью, один в один как в мясных отделах. Поначалу ничего не происходило, все ждали полицию, пожарных, МЧС, хоть кого-то. Некоторые ребята и преподаватели успели эвакуироваться и помогали вытаскивать пострадавших из холла. Я успел помочь только с несколькими и после уехал домой с вещами из общежития», — рассказывает «Газете.Ru» о событиях 17 октября прошлого года Вадим, студент третьего курса керченского политехнического колледжа (КПК).

С того дня, когда студент четвертого курса Владислав Росляков устроил взрыв и массовую стрельбу в учебном заведении в Керчи, прошел ровно год. Тогда погибли 20 человек, не считая самого подозреваемого, были ранены — более 60.

Студенты колледжа довольно быстро вернулись к учебным занятиям — они начались уже через две недели. Пока корпус, где произошла бойня, ремонтировали, занятия проходили в других зданиях.

Студентка Алена (имя изменено), которая в тот год только поступила в колледж, рассказала «Газете.Ru», что сразу после трагедии в политехе была «серая атмосфера».

«Было не очень спокойно, учителя не особо хотели проводить урок, и пары были сильно сокращены. Но несмотря на это моя группа, как и другие студенты, старалась справиться с тем, что случилось», – сказала она.

Справляются студенты, в основном, стараясь не вспоминать события 17 октября 2018-го. «Мы все помним о том что случилось, такое нельзя забыть, но мы не говорим об этом и не заводим темы, а стараемся жить дальше», – объяснила Алена.

Вадим, который, к счастью, не пострадал в тот день, вернулся в колледж спустя месяц из родного города. По его словам, к этому времени «все было, как обычно»: «Возвращаться к учебе было совсем не страшно, я не ощущал даже тревоги. Возможно это из-за того что я не потерял никого из друзей».

Оба собеседника «Газеты.Ru» не стали покидать колледж. Вадим не стал переводиться, потому что уверен, что «подобных неприятностей не повторится».

«Я не оставила учебу, потому что учусь по специальности, которая очень ценится в городе. Меня мотивирует, что после выпуска я могу поступить куда-то без вступительных», – рассказала Алена.

В январе этого года Ольга Гребенникова, которая на тот момент еще занимала пост директора колледжа, сообщила журналистам, что абсолютно все студенты колледжа были переведены во второй семестр. Эту информацию подтвердил мэр Керчи Сергей Бороздин: «Мы ожидали, что после трагедии большое количество детей захочет уйти из этого учебного учреждения. Поэтому работали психологи, говорили с детьми, анализировали ситуацию. Я был удивлен, что дети остались учиться…»

17 октября прошлого года Алены не было в колледже — она болела, и в тот день еще решила не идти на учебу.

«15-го числа вечером у меня возникло резкое желание остаться дома, я не хотела идти и уговорила бабушку и врача оставить меня подольше на больничном, видимо Бог спас», – вспоминает девушка.

Однако даже те студенты, которые в тот день не попали под обстрел, после случившегося посещали психолога, чтобы справиться с травмой. По рассказам учащихся, в колледж постоянно приходили специалисты, проводили личные встречи и занятия вместо одной из пар. Алена поделилась, что общение с психологом помогло ей справиться с тревожностью, потому что возвращаться на место учебы сначала было неприятно.

Вадим рассказывает о психологической поддержке совсем по-другому: по его словам, психологи менялись очень часто, поэтому студенты «постоянно проводили очень похожие друг на друга занятия, на которых знакомились и рассказывали о себе».

Раны дают о себе знать

Спустя год около половины пострадавших выписались из больниц и вернулись к нормальной жизни. По информации местных властей, на лечении до сих пор остаются десять человек. Одна из них – студентка Наташа Калиниченко, которая 17 октября оказалась в столовой, когда там сработало самодельное взрывное устройство. Как и собеседница «Газеты.Ru» Алина, в тот день она могла не пойти в колледж из-за болезни. Ее отец Юрий вспоминал, что он уговаривал дочь сходить к врачу из-за сильного кашля, но девочка не захотела пропускать контрольную.

Наташа получила сильную контузию, множественные переломы, взрывной волной на правой ноге ей выбило кость, в итоге пришлось ампутировать стопу. Девушку вместе с другими пострадавшими доставили в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии в Москве. В столице она лечилась семь месяцев и в родную Керчь вернулась лишь в мае. Врачи позволили ей отдохнуть и восстановиться дома, но сейчас девушка готовится к очередной сложной операции на ноге.

«Отпустили из больницы, чтобы отдохнула. Тяжело, конечно, в четырех стенах. Близкая подруга навещала, когда могла, но в основном туда никого не пускают. Гулять меня стали выпускать, когда начала ходить, где-то в марте. А папа все это время был рядом, жил в гостинице», – поделилась Наталья в беседе с РИА «Новости».

В этом году 1 сентября она впервые зашла в колледж, где продолжает обучение по индивидуальной программе. Студентка вспоминает, что не испытала особенного волнения, когда перешагнула порог здания.

После операции на ноге реабилитация девушки не закончится — нужно будет установить протез, чтобы она смогла самостоятельно ходить. После Нового года Наталью переведут в другую больницу, чтобы сделать операцию на ухе. При взрыве у девушки лопнула барабанная перепонка, и она плохо слышит.

«События прошлого года обсуждаю с некоторыми. Вспоминаем, сколько было ран, у кого больше. У всех было много ран, переломов. Но без подробностей. Ведь если не вспоминать, то и сниться не будет», – сказала Наташа.

Летом стало известно, что количество жертв массовой стрельбы увеличилось до 21 человека. После продолжительного лечения умерла преподаватель колледжа Ольга Грищенко, которая получила серьезные ранения. Женщина проработала в колледже много лет, преподавала экономические дисциплины.

«От полученных травм умерла. Она долго лечилась, много операций перенесла и в итоге не выдержала», – сообщил журналистам и.о. директора колледжа Денис Колесник.

Некоторые преподаватели, которые после реабилитации вернулись к работе, время от времени просят больничный в связи с последствиями от полученных травм, добавил Колесник: «У нас сотрудники такие есть – все нормально, а потом на больничный уходят – осколок начал двигаться».

Политех стал популярнее

Сразу после трагедии местные власти заверили, что все пострадавшие получат выплаты из бюджета. В сентябре этого года в министерстве труда и социальной защиты Республики Крым сообщили, что каждый пострадавший получил по 900 тыс. руб. Кроме того, россияне пожертвовали 15,5 млн руб., эти деньги были также пропорционально разделены между пережившими теракт.

По словам главы ведомства Елены Лось, власти продолжают оказывать поддержку студентам и преподавателям, которые обращаются к ним с нуждами.

«Так, очень тяжелая ситуация в семье Марины Егорочкиной: после трагедии у пострадавшей девочки в аварию попала мама, поэтому мы помогаем им с благоустройством дома», – отметила она.

После трагедии во всех учебных заведениях Крыма были усилены меры безопасности. Глава республики Сергей Аксенов обратился к президенту России с просьбой сделать Росгвардию единственной структурой для охраны школ и других образовательных учреждений на полуострове. Просьба не была удовлетворена: местные власти обязали установить на входах контрольно-пропускные пункты с металлоискателями и нанять для охраны частные охранные предприятия.

Корпус колледжа, где произошли взрыв и стрельба, уже отремонтировали. По словам студентов, столовую перенесли — на старом месте пока просто пустая комната. Кроме этого здания были обновлены и общежития для студентов.

«Меры безопасности усилили. В каждом корпусе колледжа стоят мужчины в военной форме, прямо на входе стоит рамка, которая пищит, если в сумке, например, много монет или термос. Если прибор запищал, охрана осматривает сумки, — рассказала студентка Алена. — Еще у нас теперь проход не только по студенческим, но и по картам. Пока ими не научились пользоваться, на входе были «пробки».

Как ни странно, после трагедии политех стал популярнее среди поступающих. В начале учебного года СМИ сообщили, что в связи с высоким потоком абитуриентов проходной балл повысился с 3 до 4,7. Если раньше в колледже существовала проблема недобора первокурсников, то в этом году около 350 человек стали студентами политеха, еще 150 желающих не смогли пройти по баллам. Общее количество учащихся — 1200 — стало рекордным для заведения.

«Ему оставалось отмучаться год»

Человек, которого обычно не включают в список жертв, – Владислав Росляков — считается двадцать вторым погибшим в политехе. После расстрела людей подросток заперся в библиотеке и совершил самоубийство. Как стало известно позже, его тело кремировали, а прах отдали матери.

Этой осенью стало известно, что женщина, которая до трагедии работала санитаркой в больнице, сменила фамилию переехала из города. Об этом журналистам рассказала бабушка Рослякова Галина Никитична.

Сразу после трагедии ей пришлось переехать из квартиры. «Конечно, уехала. Выжили ее просто. Хотя ничего о ней плохого сказать не могу, нормальная, приличная женщина», – приводит сайт kp.ru слова бывших соседей женщины. Квартиру, где раньше жил Росляков с мамой, сейчас занимает другая семья, которая понятия не имела, кто жил здесь до них.

Отец подростка Игорь Росляков после трагедии попал в психиатрическую больницу, этой осенью его выписали из учреждения. Мужчина не работает и живет на пенсию по инвалидности. Соседи утверждают, что после выхода из лечебницы мужчину избили и ограбили. «Забрали деньги, еду даже из холодильника вытащили. Один из них вроде был родственником кому-то из погибших», — предположил знакомый Рослякова-старшего.

Как рассказал студент политеха Вадим, учащиеся до сих пор обсуждают между собой, что могло толкнуть подростка на массовый расстрел в колледже: «Предполагают, почему, как, за какие деньги он это сделал. Кто ему помогал со стороны и так далее».

Сам собеседник «Газеты.Ru» считает, что «у парня просто сдали нервы из-за преподов, учебы и травли». «Но все же не понимаю, почему именно тогда, ведь он уже успел отучиться три курса и оставалось отмучаться год», — недоумевает Вадим.

Весной этого года глава Следственного комитета Александр Бастрыкин заявил, что Росляков решился на массовое убийство из-за социальной неустроенности. По его словам, семья подростка была довольно бедной, и, хотя он выглядел ухожено, над ним периодически издевались.

«У него социальный протест и неустроенность вылились в ненависть к конкретным однокурсникам», – считает Бастрыкин.