Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

«Наживаются на горе»: что творится на красноярском прииске

Суд арестовал троих фигурантов дела о прорыве дамбы в Красноярском крае

В Красноярске трое фигурантов дела о прорыве дамбы арестованы на три месяца. Тем временем, бывшие работники прииска говорят о нарушениях и своем полном бесправии. «Есть барин, а есть холопы», — так коротко отозвался об условиях работы бывший старатель Павел. По его словам, работников там ждут плохая еда, старая техника, денежные махинации, угрозы, нарушение трудового договора — именно в таких условиях старатели моют золото. «Газета.Ru» — о бесправии в золотодобывающих компаниях.

В Красноярске избрали меру пресечения подозреваемым по делу о прорыве дамбы в Курагинском районе на реке Сейбе. Суд уже арестовал на два месяца начальника участка ООО «Сисим» Андрея Еганова — об этом сообщает РИА «Новости». «Избрать меру пресечения сроком в виде заключения под стражу на два месяца, то есть до 18 декабря 2019 года включительно», — огласила решение судья Марина Попцова.

Под арестом также оказались мастер горного участка ООО «Сисим» Евгений Александров и гендиректор золотодобывающего предприятия ООО «Сисим» , Максим Ковальков, они также останутся в СИЗО до 18 декабря — дело СК возбудил по статье «Нарушение правил безопасности при ведении работ, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц».

Прорыв дамбы на реке Сейбе, который произошел в ночь на 19 октября, унес, по предварительным данным, жизни 15 золотодобытчиков, 16 пострадали, а также пятеро числятся пропавшими без вести. В результате обрушения образовалась волна селевого потока глины. По мнению следователей, прорыв мог произойти из-за нарушений технологии при проведении золотодобывающих работ. Следственный комитет уже установил, что дамбы для отвода грунтовых вод на участке золотодобычи соорудили незаконно.

Судья Железнодорожного суда Красноярска Марина Попцова, как сообщает РИА «Новости», заявила, что директор ООО «Сисим» и инженер по технике безопасности знали о том, что общежития для рабочих, которые смыло селевым потоком, были построены с нарушениями. При этом агентство сообщило, что сотрудники компании в субботу попытались скрыть улики — тогда была задержана отъезжавшая от офиса машина, в которой обнаружили четыре системных блока и документацию.

Есть барин, есть холопы

Пообщавшись с людьми, которые работали в артели, можно прийти к выводу, что их права нарушались регулярно. 36-летний Павел Лапуцкий работал на одном из участков горнодобывающей компании «Сисим» в Красноярском крае с марта 2016 года по сентябрь 2019 года. Как рассказал старатель «Газете.Ru», что при устройстве на работу он изначально столкнулся со странностями.

Прежде всего, невнятной оказалась сама система оплаты труда. В объявлении говорилось, что заработная плата будет составлять 70-90 тыс. рублей, однако после оформления документов в компании уточнили, что у работника будут удерживать 10%, которые вернут в конце года по окончании сезона.

Также имелись премиальные надбавки как КТУ (Коэффициент трудового участия — «Газета.Ru»): если сотрудник выполняет норматив, то он получает 1%, если имеется переработка, то должны заплатить больше. «Когда мы пришли, то нам сказали, что КТУ платить вообще не будут — по итогу заплатили всем по 1%, даже если кто-то перерабатывал очень сильно. Более того, при приеме на работу все сотрудники подписывали заявление на увольнение без даты — без этого не берут», — отметил собеседник.

Павел рассказал, что работал машинистом экскаватора, хотя по трудовому договору его устроили оператором, оклад которого, согласно штатному расписанию, ниже, чем у работника на технике. При этом машинисты делают работу, которая по договору не входит в их обязанности — они следят за машинами, ремонтируют и проводят технический осмотр. «А как оператор, ты не обязан это делать. Там тебя никто не спрашивает, ты либо делаешь, либо ты не работаешь», — заключил мужчина.

По словам бывшего работника прииска, от работников артели ждали беспрекословного подчинения. «Есть барин и есть холопы. Каждый участок — это его уезд. Есть начальник, который сказал — и либо тебя нет, либо тебя оштрафовали.», — заявил Павел Лапуцкий.

Условия труда, по словам Павла, зависят от начальника участка. Если он недостаточно заботится о благополучии старателей, то на участок будут привозить продукты низкого качества, самую дешевую одежду, которую выдают ее не всегда — иногда старатели донашивают поношенные вещи, оставшиеся от предыдущих вахтовиков.

«Техника на участках старая, ее не хватает, специалистов, которые ее чинят, нет — когда я работал, у нас даже слесарей убрали, штат сократили очень сильно», — жалуется бывший старатель.

Он также отметил, что прорыв дамбы был вполне ожидаем. «Честно говоря, я оттуда ушел сам, поскольку предвидел что-то подобное. На моем участке тоже была такая ситуация, когда прорывало русло», — говорит Лапуцкий.

«Людей некому защитить»

Следственный комитет уже установил, что дамбы на прииске соорудили незаконно. Это подтверждают и слова Павла Лапуцкого. Как рассказал он «Газете.Ru», эти конструкции из грунта и глины делаются прямо на месте — материалы ниоткуда не привозят.

Дамбы нужны для того, чтобы отвести воду от участка, где производят добычу — само русло реки уводится в сторону, чтобы не мешало. Копают каждый год в феврале, когда еще лежит снег. Как рассказывает бывший старатель, в случае, если глиняную массу кладут прямо на снег, весной и летом талая вода попадает прямо под дамбу, размывая ее. «Это не по технологии было сделано, не в то время. Скорее всего из-за неграмотности специалистов», — отметил бывший специалист.

Несмотря на то, что в течение всего сезона дамба размывается, времени ее ремонтировать нет — на участке слишком мало сотрудников, не хватает техники, а та, что есть — старая.

Один-два экскаватора и два бульдозера — вот все, что есть в распоряжении старателей, которым нужно добывать золото, так что следить за состоянием дамбы они просто не успевают.

На сегодняшнем заседании по избранию меры пресечения начальник участка, где прорвало дамбу, Андрей Еганов заявил журналистам, что признает свою вину. «Я же начальник участка, за все отвечаю», — цитирует его РИА «Новости». Однако Павел Лапуцкий считает, что ответственность за гибель людей должны нести те, кто дал указание строить дамбу именно в этом месте.

По словам бывшего старателя, должен существовать проект всех участков и жилых городков — без подписанных бумаг никто не принял бы решение возводить сооружение именно в том месте. «А теперь людей некому защитить — в профсоюзе они не состояли, потому что там большая текучка. Берут всех подряд — люди туда не идут работать из-за таких скотских условий никто не хочет там трудиться. А работают только потому, что негде больше заработать денег», — продолжает Павел.

Бывший старатель считает, что владельцы компании пользуются отчаянным положением вахтовиков. «Они наживаются просто на горе людей и безысходности. Они и дальше будут работать. Золото не перестанут копать», — заключил бывший работник.

«Уедете, не получите выплат»

Многие родственники узнали о трагедии из новостей, так произошло и с 46-летней Евгенией Камардиной. Она рассказала изданию «Московский комсомолец», что, когда произошло ЧП никто из компании не сообщил родственникам о произошедшем — все телефоны были отключены. С ней связались только около 15.00 (11.00 мск) 19 октября и сказали, что ее супруг жив. Однако никакой информации о том, где он, в каком состоянии, ей не удалось.

«Супруг мне всегда звонил в обед. Ни одного дня не пропускал. А здесь ничего. Всю информацию я получала из СМИ. Чудом дозвонилась на горячую линию, оставила свои данные, мне сказали, что перезвонят. И снова начались мучительные ожидания. Днем наконец позвонили, сказали только, что живой. Больше ничего. Я не знаю, кто это звонил. Может, из МЧС? До мужа я не смогла дозвониться. Телефон у него вне зоны доступа. Наверное, аппарат утонул. Такая неизвестность угнетает», — пожаловалась Евгения.

Вечером того же дня женщине позвонили с неизвестного номера — это был ее муж, он еле говорил и задыхался. Мужчина наглотался грязи, однако получить медицинскую помощь сразу ему не удалось. После этого больше ей не удалось связаться с супругом, она до сих пор не знает где он.

Ее муж работал водителем бензовоза с апреля 2019 года — никогда не жаловался на условия работы, однако были вещи, которые не нравились обоим супругам. Женщина отметила, что обещанный стабильный график работы полностью игнорировался, он должен был месяц работать, месяц отдыхать, однако ни его самого, ни коллег не отпускали. Начальство прямо говорило: «Уедете — не получите выплат».

По словам Евгении, за семь месяцев работы дома ее супруг был два раза по две недели, при этом несколько дней он проводил в офисе компании — проходил проверку на детекторе лжи. Зарплату получали в конверте наличными, чтобы получить деньги, нужно отстоять в живой очереди день, а то и два. Некоторые приезжали к шести утра и ждали выплаты до позднего вечера. «На руке писали номер, чтобы не потеряться в толпе. В итоге, на отдых дома у мужа оставалось ровно 11 дней», — уточнила собеседница «МК».

«Помирать надумаешь — «скорая» не приедет»

Другой работник рассказал и свою историю жизни в поселке близ дамбы. «Условия там отвратительные. Люди живут в деревянных бараках, как собаки. Еда непригодная для желудка. На кухне царит антисанитария. Поваров набирают из близлежащих деревень. Образования у них никто не спрашивает, готовить умеют и ладно. На руководящие должности назначают по знакомству. Человека со стороны туда не поставят. Рабочий контингент — без должного образования. Казалось, что там все люди не на своих местах сидят», — рассказал бывший старатель газете «МК».

Общежития в которых жили сотрудники были барачного типа, построенные из пиломатериала — деревьев, которые спиливались при очистке участка под разработку месторождения.

«К людям там относятся, как к рабам. В фирме все бесправные, поэтому скандалить бесполезно. Некоторые не выносят такого отношения и уходят», — заявил экс-работник.

«Отравились мы с парнями там однажды. В столовой там жуткая антисанитария. Вот как-то поужинали и слегли все. Продукты закупают самые дешевые. Однажды зашел в подсобку столовой и обалдел. Собак таким не кормят. Магазин ближайший в 40 км. Врачей, естественно, никаких нет. Связь нормальная тоже отсутствует. Помирать надумаешь, «скорая» не приедет. Вот после того массового отравления, все ребята и уволились», — заключил мужчина.