Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

«На колени»: как иностранцам сидится в российских СИЗО

Что иностранцам приходится пережить в российских СИЗО

Сотруднику СИЗО «Лефортово» объявлено взыскание после конфликта между ним и обвиняемым в шпионаже Полом Уиланом. По словам адвоката американца, все произошло из-за языкового барьера. Между тем, как сообщили «Газете.Ru» во ФСИН, сотрудники изоляторов не обязаны знать иностранный язык, а российское законодательство не предусматривает особых условий содержания для иностранцев.

Руководство ФСИН объявило взыскание сотруднику СИЗО «Лефортово», у которого произошел конфликт с Полом Уиланом, обвиняемым в шпионаже. Ранее американец заявил, что сотрудник следственного изолятора угрожал ему пистолетом.

«Я требую отвода прокурора из процесса. Сотрудники прокуратуры систематически игнорируют мои жалобы, в том числе на инцидент, когда один охранник СИЗО заставил меня встать на колени, а другой приставил к голове пистолет», – сказал Уилан на заседании суда.

Его адвокат Владимир Жеребенков в разговоре с ТАСС так описал конлфикт в изоляторе: «Уилан делал зарядку и приседал, сотрудник ФСИН не разобрался в ситуации и сделал ему замечание. После этого тюремщику объявили взыскание, его лишили половины зарплаты. Это произошло после моей жалобы. На сегодня никаких нарушений режима содержания в СИЗО нет».

Как отметил юрист, конфликт между Уиланом и сотрудником ФСИН произошел в том числе из-за языкового барьера.

Замдиректора ведомства Валерий Максименко рассказал «Газете.Ru», что сотрудники СИЗО не обязаны знать английский или другой иностранный язык — в их должностных обязанностях это не прописано.

«Конечно, в случае необходимости они должны пригласить переводчика, который сможет перевести требования и просьбы подследственного. Но в любом случае этот вопрос решается со следователем, поскольку только он разрешает встречу арестованного с любыми людьми», — пояснил представитель ФСИН.

Максименко отметил, что СИЗО в России, в частности изолятор «Лефортово», оборудованы камерами видеонаблюдения, и если от подследственного поступает жалоба, то в рамках проверки просматриваются видеоархивы.

«Если бы кто-то из сотрудников угрожал Уилану пистолетом, то об этом моментально стало бы известно», — указал замглавы ФСИН.

Кроме того, сотрудники СИЗО не имеют при себе оружия — это строго запрещено. «Представьте, что может случиться, если кто-то из злоумышленников захватит сотрудника и завладеет оружием? Поэтому само нахождение человека с пистолетом в СИЗО недопустимо. Оружие имеется только у людей, которые охраняют периметр СИЗО», — подчеркнул Максименко.

Зимой этого года на условия содержания в СИЗО пожаловался другой иностранец, в отношении которого сейчас идет следствие. Основатель инвестиционной компании Baring Vostok Майкл Калви, арестованный по делу о мошенничестве, дожидается суда в «Матросской тишине». Секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы Иван Мельников после визита к обвиняемому сообщил журналистам, что Калви содержится в изоляторе с нарушением регламента ФСИН.

Так, в одной камере с ним находился подозреваемый в покушении на жизнь судьи, однако обвиняемые в экономических преступлениях должны содержаться отдельно от обвиняемых в насильственных преступлениях.

Спустя месяц Калви также заявил, что в течение длительного времени ему не дают позвонить близким. Что касается условий содержания, то на тот момент бизнесмен содержался в восьмиместной камере, в которой кроме него находились еще семь человек, обвиняемых по экономическим статьям, рассказал Иван Мельников.

Летом прошлого года условиями содержания в изоляторе также удивились иностранные болельщики, которых задержали в Москве в ходе чемпионата мира по футболу. По данным «Московского комсомольца», большинство из них были арестованы по подозрению в краже (ст. 158 УК РФ).

Многие из иностранцев не говорили даже на английском, и сотрудникам СИЗО было сложно понять, о чем они просят. В свою очередь арестованные иностранцы не поняли, почему бутилированную воду в СИЗО надо покупать, а душ можно принимать раз в неделю. Непривычна для них была и тюремная еда.

Кроме того, далеко не все иностранцы знали, что позвонить близким они могли только с разрешения следователя, а также о том, что им полагается бесплатный государственный адвокат.

36-летний гражданин Ирана Фаламарз был задержан по подозрению в краже тысячи долларов в гостинице на Красной Пресне. Своей вины подозреваемый не признал и в разговоре с журналистами заявил, что готов заплатить любые деньги, чтобы выйти из СИЗО. «А меня же выпустят, если заплачу штраф? Я готов заплатить сколько угодно, у меня много денег», – сказал он.

Как пояснил «Газете.Ru» Валерий Максименко, российское законодательство не предусматривает для иностранцев особых условий содержания.

«Иностранца селят в обычную камеру, как и всех остальных. Если в СИЗО уже есть кто-то из иностранцев, то, конечно, их постараются поселить вместе, но сотрудники СИЗО не обязаны это делать. Подозреваемые в совершении преступлений находятся в одинаковых условиях», — заключил замглавы ФСИН.