Убийство детей на Кубани: как Канада поступит с 96-летним нацистом

Дело об убийстве 214 детей: какая судьба ждет нациста Оберлендера

Подозреваемый в убийстве 214 детей в ходе операции нацисткой армии на Кубани в 1942 году Гельмут Оберлендер будет депортирован из страны канадскими властями. Он подозревается в преступлении против человечности, не имеющем срока давности. Расследованием уголовного дела занимается Следственный комитет России. Сам же 96-летний Оберлендер призвал Канаду отказаться от его депортации.

18 октября правительство Канады запустило процесс депортации 96-летнего Гельмута Оберлендера, в годы Второй мировой войны служившего в зондеркоманде СС, причастной к массовым убийствам детей в Ейске. В какую именно страну депортируют Оберлендера, не сообщается. Представитель комиссии по иммиграции и беженцам страны, куда передали дело Оберлендера, Анна Пейп сообщила РИА «Новости», что слушания о рассмотрении дела по существу пока не назначены.

В октябре в СК РФ рассмотрели ранее опубликованные ФСБ документы об убийстве 214 воспитанников детского дома в Ейске в 1942 году и возбудили уголовное дело по статье 357 УК РФ «Геноцид». Как отмечали в ведомстве, в соответствии с уставом Международного военного трибунала в Нюрнберге убийства и истребление гражданского населения до или во время войны являются преступлениями против человечности. И они не имеют срока давности.

Оберлендер служил в зондеркоманде СС-10 «а» под командованием доктора Курта Кристмана, известной использованием на оккупированных территориях газвагенов — мобильных газовых камер, так называемых «душегубок».

В его обязанности входили перехват и перевод советских радиотрансляций и секретных переговоров, а также охрана складов с вооружением. По оценкам историков, СС-10 «а», действовавшая в 1942-1943 годах на Кубани, ответственна за убийства более 20 тыс. человек — в том числе мирных жителей и представителей национальных меньшинств.

Массовое убийство детей на этой территории было совершено 9 и 10 октября 1942 года. Эксгумация и изучение тел показали, что дети были погребены заживо либо погибли от отравления угарным газом. Большая часть сирот имела физические недостатки — отметки об инвалидности в детдомовских журналах подтвердились при осмотре тел. Известно об одном выжившем в результате этой операции, сейчас его потомки проживают в Крыму.

В ходе арестов в 1940-х и 1960-х, которых Оберлендеру удалось избежать, участники СС-10 «а» — в том числе командир подразделения Кристман — дали показания о деятельности зондеркоманды. По данным следствия, они также могут быть причастны к убийствам пациентов больниц для душевнобольных в Ростовской области.

Кандидат исторических наук Антон Аверьянов рассказывал РИА «Новости», что врач СС-10 «а», занимавшийся ликвидацией советских лечебных учреждений и пациентов, вероятно, принимал участие и в убийствах детей в Ейске.

Оберлендер включен в список 10 самых разыскиваемых и доживших до сегодняшнего дня нацистских преступников, составлением которого занимается неправительственный Центр Симона Визенталя.

Он не отрицает, что служил в зондеркоманде, но заявляет о непричастности к массовым убийствам. Оберлендер утверждает, что в 17 лет вступил в нацистскую армию по принуждению, но никогда не разделял идеологию Третьего рейха, а также не имел статуса, который бы давал ему возможность отдавать приказы. Иммигрировав в 1954 году в Канаду, он не сообщил о своей деятельности в военное время, что помогло ему получить вид на жительство и гражданство страны. В июле 2017 года Канада в четвертый раз лишила Оберлендера статуса гражданина. В декабре 2019 года Верховный суд страны окончательно отклонил апелляцию на его возвращение. Новые апелляции не были приняты к рассмотрению.

Адвокат Оберлендера Рон Поултон ранее сообщил, что считает лишение его клиента канадского гражданства несправедливым. Юрист также напомнил, что защищал Обрелендера в течение 12 лет, трижды получив решение по восстановлению гражданства через суд по апелляции.

«Не в состоянии добиться успеха на основе закона, канадское правительство изменило закон, чтобы лишить его права на апелляцию. Не очень-то честный процесс по любым стандартам», — заключил адвокат.