Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Хроника

Инклюзивность не на словах, а на деле

В чем проблемы трудоустройства с ограниченными возможностями

Неожиданный факт локдауна: во время пандемии мы все в известной степени стали людьми с ограниченными возможностями. Многие поняли, что быть прикованными к месту, не иметь возможность выйти из дома и жить в достаточной степени неопределенности относительно перспектив работы и свободы передвижения - достаточно тяжело. Получается, что лучшими экспертами по преодолению подобных ситуаций могут выступить люди с инвалидностью: для них такая реальность – норма, в рамках которой они научились жить, работать и строить социальное взаимодействие. Эту тему, а также другие вопросы инклюзии обсуждали на Public Talk Билайн «Инклюзия как бизнес-кейс. Есть ли в России реальный шанс на развитие массового инклюзивного трудоустройства», приуроченном к запуску сайта BeeInclusion.ru.

В России порядка 12 миллионов людей с инвалидностью, в трудоспособном возрасте из них - 4,2 миллиона, но у 95% из них нет соответствия современным профессиональным требованиям работодателей. Ежегодно из ВУЗов и СУЗов выпускается более 8500 студентов с инвалидностью. В силу разных причин только 28% трудоустроены и работают хотя бы в течение 4 месяцев.

По данным The valuable 500 - международного движения, продвигающего повестку инклюзии на глобальном уровне - 80% людей во всем мире получают инвалидность в возрасте от 18-64 лет. Это возраст профессиональной и личной реализации, шансы на которую у людей с приобретенной инвалидностью очень незначительны.

Год назад Россия в лице Билайн и Сбербанка присоединилась к The valuable 500.

«В европейской штаб-квартире ООН Билайн представил ряд подходов и цифровых решений, выводящих тему инклюзии на новый уровень – как в вопросах повышения качества жизни, так и в вопросах трудоустройства. Было отмечено, что наши российские проекты иногда даже превосходят европейские разработки. Но вот в чем мы действительно в чем-то отстаем – это в осмыслении и переосмыслении термина «инвалидность», - говорит Евгения Чистова, руководитель направления устойчивого развития Билайн.

Новый подход: почему он необходим

С ней согласна и эксперт по ребрендингу инвалидности, сооснователь проекта Bezgraniz Couture и автор проекта «Две луны в твоих мокасинах» Янина Урусова. «Пришло время не только переосмыслять тему инвалидность, но и начать новый разговор, о том, что мы привыкли называть «трудоустройством инвалидов», и о связанном с этим «комплексе мер», потому что ни это понятие, ни этот «комплекс мер» не соответствуют реалиям современного мира», - подчеркивает Янина Урусова.

Она обращает внимание на то, что люди с инвалидностью (и компании, в которых они работают или которыми управляют) — - early adоpters. Они освоили технологии удаленной работы задолго до локдауна.

Вопросы инклюзивного трудоустройства пора, на взгляд экспертов, перевести из плоскости социальных программ в плоскость бизнес-эффективности.

Роман Аранин, предприниматель, генеральный директор фабрики «Обсервер» по изготовлению инвалидных колясок нового типа, сам получивший инвалидность после падения с параплана, подтверждает этот тезис: «Инвестиции государства в создание рабочих мест для людей с инвалидностью окупаются через 8 месяцев, и это в Калининграде с зарплатой в 30 тысяч рублей. Создание рабочего места и возможность человеку самостоятельно зарабатывать себе на жизнь окупают затраты на его обучение, реабилитацию, социальную поддержку и так далее. Другое дело – найти квалифицированного сотрудника достаточно сложно».

Недопустимость формального подхода к квотам

В России, согласно Федеральному закону «О защите прав инвалидов», установлена квота для приема на работу людей с ограничениями по здоровью — 2-4%. В связи с чем многие работодатели начали нанимать инвалидов, зачастую подходя к вопросу формально. «Многие компании думали, что закрыть квоту будет легко, но оказалось сложно. По понятным причинам: нет инструментального знания, как интегрировать человека в корпоративную структуру. Компании исходят из того, что надо обеспечить доступность рабочего места, а дальше - точка. Но этого мало». - говорит Игорь Новиков, сооснователь инклюзивного социально-предпринимательского проекта Everland.

По его словам, номинальное закрытие квоты – это путь в никуда, потому что конечный благополучатель – человек с инвалидностью, получая деньги просто так, становится жертвой этого института. «Такой подход лишь укореняет проблему иждивенчества и беспомощности», - говорит Игорь Новиков.

Как же выйти из этой ситуации?

Здесь поможет совет Кирилла Соколова, заместителя председателя правления ПАО «Совкомбанк»: «Благотворительности нужны не деньги, а ваше время. Не хватает менеджерских усилий. Просто подумайте, как сделать так, чтобы инклюзия превратилась из расхода в доход – это лучшее, что вы можете сделать». Проект, который «Совкомбанк» реализовал совместно с инклюзивным социально-предпринимательским проектом Everland позволил трудоустроить на условиях рыночной конкуренции более 10 человек с инвалидностью и решить бизнес-задачу банка максимально эффективно. Этих людей наняли на контроль работы колл-центра. Они работают удаленно в команде с обычными сотрудниками и эффективность оценивается исключительно по рыночным показателям.

Win-win-win

«Первые 7 строчек рейтинга эффективности занимают ребята, которые пришли от Everland», - рассказывает о своей менеджерской победе Кирилл Соколов.

Это ситуация – один из наиболее ярких примеров принципа win-win-win: задача банка решена, люди с инвалидностью получили профессиональную самореализацию, а проект Everland смог создать решение, которое можно масштабировать и для других бизнесов – колл-центры и необходимость мониторинга качества общения требуется практически любой крупной компании.

Основная проблема в найме людей с ограничениями по здоровью – их неподготовленность к профессиональным задачам.

По данным инклюзивного социально-предпринимательского проекта Everland, у 95% людей с инвалидностью, получивших среднее или высшее образование, нет достаточных знаний и навыков, чтобы найти работу. Это как hard так и soft skills.

«Найти готового специалиста без прокачки практически невозможно. Без совместных инвестиций времени, знаний, понимания со стороны работодателя и сотрудника эту проблему не решить», - говорит сооснователь Everland Елена Мартынова. Она рассказывает, что год назад онлайн-платформа Everland для профессионального обучения и последующего трудоустройства специалистов с разными видами инвалидности готовила штучных специалистов, а сейчас измерение идет на десятки работающих профессионалов ежемесячно.

Конкурентность знаний и навыков

«Наш опыт показывает, что наличие образования (среднеспециального или высшего), интернета и компьютера и, самое главное, наличие желания работать, помогают любому человеку интегрироваться в рынок труда», - говорит Елена Мартынова.

По ее словам, 1 месяц нужен, чтобы человек начал работать и порядка 8 месяцев – чтобы человек стал самостоятельным. Платформа Everland ориентирована на подготовку специалистов цифровых специальностей – наиболее востребованных на рынке труда.

Задача платформы – готовить специалистов, которые могут быть конкурентоспособны на открытом рынке труда благодаря своим знаниям и навыкам.

Первым партнером платформы выступил Билайн, который таким образом не только помогает решать социальную задачу, но и создать новые возможности для корпоративного сектора - решать проблему квотирования путем найма специалистов, ориентируясь на их профессиональные навыки и создавая ценность для всех участников процесса, а не просто выполняя норму.

Очевидно, что работа «на удаленке» стирает многие границы и расставляет по своим местам многие профессиональные вопросы. Например, Наталья Каптелинина, политический и общественный деятель, основатель проекта «Шаг за шагом к мечте», человек, который, будучи прикованным к коляске, построил сеть фитнес-клубов и принимает активное участие в работе городской думы Красноярска, рассказывает: «Если вы плохо видите, то надеваете очки, а чтобы удобнее перемещаться, садитесь в коляску. В нашем цифровом обществе, когда мы не сталкиваемся лицом к лицу, вы увидите только картинку с экрана компьютера, и будете оценивать человека по тому, как и что он говорит, по его образованию и пути. Так ли важно, что у человека есть инвалидность, или все-таки важнее то, что у него в голове?» - задается она вопросом.

Не просто хорошие, а уникальные

При этом сотрудники с инвалидностью могут быть не просто хорошими сотрудниками, а уникальными работниками.

«Эксперты называют это extrability – эксклюзивная экспертиза людей с инвалидностью. Например, адаптация сайтов и приложений для незрячих и иное тестирование сервисов на доступность для инвалидов», - рассказывает Елена Мартынова.

Один из таких специалистов – незрячий предприниматель Артем Плаксин, веб-программист, руководитель первой в мире лаборатории по созданию голосов для отечественного синтезатора речи RHVoice – рассказывает, что еще полтора года назад что интереса к адаптации сайтов и платформ для слепых людей у компаний не было. «Сейчас ситуация меняется. Пока отклик небольшой, в каждой сфере по одному робкому первопроходцу, но это пусть незаметный, но ощутимый шаг вперед», - считает Артем Плаксин.

Он рассказал, чьими голосами могли бы говорить аудиопроводники на сайтах для людей с нарушениями зрения. «Технический кастинг очень непростой. Голос не должен быть высоким или слишком низким, и много других требований», - делится Артем Плаксин. Спойлер – идеальный голос у Юрия Дудя.

Индивидуальный подход

А Георгий Гунтер, руководитель DistingTec - проекта по трудоустройству специалистов с РАС в ИТ-индустрию рассказал, что такая непростая категория как люди с расстройством аутического спектра при правильном подходе может обеспечить компанию более эффективными сотрудниками, чем нейротипичные люди. «Ребята с РАС не имеют видимых ограничений по здоровью, но они воспринимают мир иначе. Нужно знать и глубоко понимать особенности восприятия таких людей. Есть разные задачи, утомительные для нейротипичных людей, но успокаивающие для ребят с РАС. И здесь они могут проявить себя наилучшим образом», - делится Георгий Гунтер.

Входе дискуссии появилась достойная формулировка для маркировки вакансий, доступных для людей с инвалидностью. По словам Игоря Новикова, с правовой точки зрения корректно звучит: «рабочее место адаптировано для человека с потерей зрения (или иная нозология)» или «вакансия доступна для людей с ограничениями по здоровью».

Билайн проводит подобные Public Talks для привлечения бизнес-сообщества
к обсуждению актуальных тем, связанных с целым рядом социальных вопросов – проблемами возрастной дискриминации, трудоустройства людей с инвалидностью, инклюзии в широком смысле.

Ознакомиться с полной версией мероприятия можно по этой ссылке.