Приют вместо аборта: как устроена жизнь в православных детских домах

Чем отличается православный детский приют от обычного детдома

В борьбе против абортов служители православной церкви призывают женщин отказываться от прерывания беременности, и если они не хотят воспитывать ребенка, отдавать его в приют. Церковных учреждений в России -— всего 20, и далеко не все из них можно называть именно детскими домами. Однако в Москве один такой есть: «Газета.Ru» — о том, как там устроена жизнь.

На X Общецерковном съезде по социальному служению патриарх Московский и всея Руси Кирилл предложил женщинам, которые намереваются сделать аборт, отказываться от этой идеи и отдать детей в православные приюты. «Будем делать все для того, чтобы укреплялась ваша семья, пусть и неполная, но имеющая ценность и пред Богом, и в отношении ко всему нашему Отечеству», — заявил патриарх.

В России церковных учреждений для детей — всего 20. Как объяснила «Газете.Ru» психолог, эксперт Синодального отдела по благотворительности Елена Лутковская, детскими домами называть можно не все из них. «Сейчас большинство из них уже не являются детскими домами, а действуют как приюты, реабилитационные центры, пансионы, в которых, в основном, находятся не дети-сироты, которые передаются на семейное устройство, а родительские дети, семьи которых попали в трудную жизненную ситуацию, или дети-инвалиды», — уточнила Елена Лутковская.

Тем не менее, на севере Москвы действует приют «Павлин», созданный 1999 году при храме Митрофана Воронежского — в нем воспитываются только мальчики от 3 до 18 лет.

Как рассказала «Газете.Ru» директор православного детского дома Наталия Сидорина, мальчики попадают сюда, либо оставшись без попечения родителей, либо по их инициативе — тогда детей временно отдают на перевоспитание. По словам Сидориной, теми, кто отдает сына в приют, движет желание погрузить их «в благоприятную и чистую атмосферу».

В самом приюте детей обучают письму, чтению и счету, но если до поступления в учреждение мальчик уже ходил в детский сад, его продолжают водить туда. Дети старше семи лет обучаются в православной школе «Гимназия Свет», предназначенной и для воспитанников приюта, и для детей из родительских семей. Как сказала Наталия Сидорина, мальчикам, которые содержатся в приюте, позволено ходить в гости домой к одноклассникам — а те могут приходить в приют.

Общение с «внешним миром» возможно также по интернету и по телефону. До 14 лет воспитанники могут позвонить своим родственникам или друзьям по стационарному аппарату, а с 14 лет им покупают мобильные телефоны.

Однако гаджеты в православном приюте не любят. «У нас очень ограниченная работа с гаджетами, — объяснила директор «Павлина». — Телефоны — это большая проблема для учителей и родителей. Дети не вылезают из гаджетов. К нам часто обращаются родители, которые на время хотят ребенка перевести из семьи в учреждение, чтобы эту проблему каким-то образом решить. Дети часто отказываются идти в школу, у них нарушен режим и испорчены отношения с родителями».

В приюте жизнь устроена так, что на интернет и смартфоны просто не остается времени. Дети могут выйти в сеть — но только после того, как сделали домашнее задание и под присмотром воспитателей: к помощи интернета они могут обратиться, чтобы сделать необходимые проекты по учебе или пообщаться с друзьями в соцсетях. Для того, чтобы ребенок не попал на «вредоносные» сайты, на компьютерах установлены специальные программы.

В приюте дети делают уборку, моют посуду, готовят, стирают, а по выходным — посещают церковную службу, театры или выставки. С 16 лет ребенка могут отпустить на концерт любимой группы. «Но запросов таких никогда не было, тем более сейчас, в пандемию», — уточнила Наталия.

Иногда воспитанникам приюта выдают карманные деньги — в воскресенье после церковной службы они получают 100-200 рублей «на покупку сувениров».

Особое внимание в православном детдоме уделяют спорту: для детей организованы занятия борьбой, боксом, футболом или шахматами. Если ничего из этого ребенку не подходит, его могут отдать в одну из спортивных секций Москвы.

От обычного детского приюта православный отличает отправление религиозных обрядов: воспитанники каждую неделю посещают храм, исповедуются и беседуют со священником. Дети соблюдают посты, но, в отличие от взрослых, более щадящие: им разрешено есть рыбу, молочные продукты и яйца.

Свой самостоятельный путь воспитанники «Павлина» могут начать, окончив 9 классов гимназии и пойти получить среднее специальное образование, или же остаться учиться до 11 класса. Дальше дети могут поступить в вуз или пойти на работу. Сотрудники приюта помогают им при необходимости получить жилье от государства.

Священнослужителями они, как правило, не становятся. «Не знаю никого, кто бы остался и пошел по стезе священнослужения целенаправленно, заключила Наталия Сидорина. — Были ребята, которые ездили в монастырь и помогали там: например, кто-то трудился или пел на клиросе. А чтобы от и до целенаправленно идти в священнослужители — такого нет. Перед нами стоит цель воспитать хорошего человека, на которого можно положиться в будущем».

Поделиться: