Фриганство в России: одним – способ выжить, другим – бизнес

Кто такие фриганы и почему их становится все больше

Слушать
Остановить
В столице и регионах набирает популярность фриганство – движение людей, которые нашли способ жить экономнее, при этом лакомясь деликатесами – икрой, питтахайей и эклерами. Впрочем, для некоторых – это способ есть мясо, качественную молочную продукцию и овощи, когда на них не хватает денег. «Газета.Ru» поговорила с опытными и начинающими фриганами, которые едят то, что выкидывают в городских кафе и супермаркетах. А заодно разобрали феномен со сторонниками фудшеринга.

Покровители мусорных баков

Фриганство – это целое движение со своей идеологией. В Европе такое практикуется давно, и некоторые фриганы в России переняли этот опыт после поездок за рубеж. Другие же сами пришли к альтернативным стратегиям жизни, основанным на сокращении участия в традиционной экономике и минимализации потребления ресурсов планеты.

27-летний Григорий Энергетик из Солнечногорска по профессии — веломеханик, живет на пенсию по инвалидности, на мусорках в первую очередь подбирает велосипеды на починку и последующую продажу, а также еду.

Вместе с женой в соцсетях они делятся «уловом». Среди последних находок – упаковки с куриным мясом, колбасой, эклерами, готовыми салатами, соками, молоком и десертами, у которых кончился срок реализации магазином, но не срок годности.

«Это у меня увлечение. По помойкам меня научил в детстве лазить дед – жили небогато, так у нас появился телевизор. Повзрослев, находил чермет и сдавал, увлекался ездой на велосипеде, потом стал их находить и чинить. А 6 лет назад нашел велосипед крутой марки, отремонтировал – его захотел купить коллекционер. Потом нашел так собирателей раритетных деталей, и один из них научил меня искать съедобные продукты», — рассказал «Газете.Ru» Энергетик.

В процессе тусовок с фриганами он встретил будущую жену Анастасию. Она говорила, что никогда не будет лазить по помойкам, а теперь ест выброшенную еду и помогает снимать мужу видео с рейдов, когда охранники торговых сетей не дают им унести то, что нашли в контейнерах у супермаркетов, пытаются задержать и вызвать наряд полиции.

«В Солнечногорске, Зеленограде основная проблема для фриганов – конкуренция с гастарбайтерами, которые активно расхищают помойки. Зато технику и пластинки они не берут. На починке выкинутой техники можно заработать от 300 до 5 тыс. рублей за раз», — объясняет Энергетик.

Вместе с женой они периодически посещают пятничные сходки фриганов и фримаркеты, где люди отдают ненужную технику, вещи и еду.

«Много людей этим занимаются, большинство — идейные»

Москвич Филипп Львов с 11 лет лазает по мусорным контейнерам в поисках интересных предметов. Еду начал собирать в 16, сейчас ему — 21 год.

«Идеи борьбы с перепотреблением всегда меня интересовали. С 2018 года стал активно фриганить. У нас даже был чат специально по Москве — делились информацией, хвастались находками, хотя я почти всегда хожу один. В 2018 был подъем интереса к движению, собирались фриганские вечера.

Интерес к движению не утихает, много людей этим занимаются, большинство — идейные, а не просто из экономии еду из помоек берут», — уточнил Львов.

Он считает, что в России либо начнут раздавать еду с подходящим сроком фриганам, как в некоторых странах Европы, либо введут закон, запрещающий движение, и фриганство уйдет в подполье.

«Мне кажется, это наиболее вероятный вариант. Отличие фриганства в РФ от Европы в том, что там стараются продукты отдавать добровольно, а у нас порой нужно лезть на закрытые территории и обходить камеры, просто чтобы достать просрочку. Еду из кафе выставляют и у нас, при том иногда даже договариваться об этом не приходится. Да, с «Праймами» есть такая история, что фриганы договаривались, чтобы им выносили еду, и они ее забирали. Но потом приходили не самые адекватные люди, все разбрасывали, мусорили, ну и кафе, конечно, перестали идти нам навстречу», — делится Львов.

Его самые запоминающиеся находки — сыр буратта, пирожные и торты ручной работы и колбаски из кролика.

«Ощущения от подхода к поиску еды уже ничем не отличаются от похода в магазин»

Так говорит Львов — когда он идет на вылазку, одевается так, чтоб не жалко было испачкать одежду, берет налобный фонарик, так как все происходит ночью, перчатки и рюкзак. А в нем – авоська, найденная также на помойке. Ходит в 95% случаев один.

«Быть незаметным помогает не одежда, а тактика действий. Смотрю по ситуации, если можно при людях начать копаться — делаю, если нужно выждать – прячусь. Себе беру не всю еду, что-то отдаю друзьям, близким. Однажды нашли коробку шоколада, раздавали кому могли. Что-то через фудшеринг отдаем. Беру только то, что мне нужно, и всегда оставляю что-то тем, кто может прийти после меня», — замечает фриган.

У Филиппа Львова ни разу не было конфликтов с охраной супермаркетов или полицией. Близкие его увлечение не разделяют, но «сфриганенную» еду едят.

Пять лет в движении фриганов Москвы

В Москве это движение появилось давно и стабильно остается популярным. И дело не в том, что лазанию по помойкам придумали модное название.

Анастасия Жвик познакомилась с фриганством во время учебы в Германии в 2016 году. Она в движении уже 5 лет, сейчас ей 25 и она работает в Москве редактором портала «Такие дела».

«В Москве это было всегда: кто-то будет выкидывать еду, другие будут подбирать. Одни выходят из движения, другие приходят. И за границей, и в Москве еду могут отдавать цивилизованно, а могут ругаться сотрудники кафе. Слышала, что в России иногда специально заливают хлоркой. Насколько я знаю, из обычной мусорки забрать еду можно, если для этого не приходится вскрывать какие-то замки», — говорит Жвик.

Когда она находит много качественной еды, отдает ее малоимущим. Девушка считает, что фриганство не отличается от обычного похода в супермаркет: забрать еду, принести домой, помыть и приготовить.

«Обычно я не встречаю конкуренции, когда лояльные заведения выносят пакеты с едой. Экономится столько, сколько обычно тратится – от 5 до 10 тыс. в месяц», — сообщает Жвик.

Родители увлечение девушки не поддерживают, друзья относятся с интересом или нейтрально.

Фриганство как бизнес

Прораб Владимир Вовху из Барнаула пришел во фриганство случайно, в 90-е годы: пошел работать грузчиком на овощебазу, тогда узнал, как огромное количество яблок, арбузов, дынь, помидоров списывается как «второй сорт» и забирается сотрудниками. На соседней базе он нашел списанные молочные продукты – тан, айран, на другой – квас. Сейчас ему 50 лет, фриганит с 1999 года.

«Есть люди, которые фриганят от голода. Я беру только хорошую еду: вакуумные упаковки с колбасными изделиями, сыр. Я знаю уже почти всех хозяев фруктовых и овощных баз, прихожу, как к себе домой», — делится он.

Вовху считает, что перспективы у фриганства в России хорошие, просто многие владельцы магазинов и баз не понимают важности движения. По его словам, самые лояльные – южане, выходцы из Грузии или Азербайджана, торгующие фруктами: они отдают коробками — то, что посвежее и получше.

У фирмы-производителя посуды в Барнауле он находил коробку с аэрогрилем, фенами, воздушными шариками, терками для моркови – технику продал за 12 тыс. суммарно. Удавалось добыть ведерко красной икры, зефир в шоколаде, консервы, однажды принес с помойки фруктовой базы – два ведра питтахайи.

«С годами научился не только приносить домой еду на заготовки, но и делиться едой с соседями, друзьями: яблоками для шарлотки, соусами, курицей, котлетами, фаршем, мясом, сгущенкой. Однажды привез домой 160 кг сала – распродал. Одежду, обувь хорошие тоже таскаю. У меня на столе дома – как у олигарха всегда по 8-9 блюд стоит минимум», — рассказал Владимир.

Его близкие относятся к увлечению нормально и даже хвалят за ловкость и хитрость, благодарят за то, что всегда угощает, как в ресторане.