Звери без «крыши». Почему исчезают животные

В Минприроды признали исчезнувшими 11 видов птиц, рыб и млекопитающих

Слушать
Остановить
Несколько видов животных, в том числе лошадь Пржевальского, исчезли из дикой природы. Это следует из данных мониторинга, опубликованных Минприроды. Эксперты рассказали о том, как пытаются сохранить краснокнижных животных в РФ и почему одним зверям в этом повезло больше других.

Лошадь Пржевальского, тюлень-монах, кулан, атлантический осетр, аборигенная популяция балтийского осетра, красноногий ибис, чернобрюхий глухарь, овсянка Янковского и еще несколько видов объявлены исчезнувшими, рассказали в Минприроды по результатам ежегодного мониторинга. Это значит, что редкость наблюдаемых в дикой природе России имеет нулевой показатель, следует из статьи ведомства, опубликованного в одном из изданий «Коммерсанта».

Впрочем, стоит оговориться, что природоохранное ведомство использует оборот «вероятно, исчезнувшие». «Вероятно» в данном случае означает, что при проведении длительного мониторинга не удалось зафиксировать ни одной особи, но отдельные особи могут сохраниться в малодоступных местах», — поясняет методист московского зоопарка Николай Карпов.

По его словам, история зоологии знает по крайней мере несколько примеров, когда животное — золотистый или сирийский хомячок или нелетающая птица такахе — были объявлено исчезнувшим с лица Земли, однако затем были вновь обнаружены.

Всего один табун под Оренбургом

С лошадьми Пржевальского подобного, увы, произойти не может: в дикой природе России этих животных невозможно встретить уже как минимум более 150 лет, рассказала «Газете.Ru» ученый секретарь Зоологического музея МГУ, специалист по степным животным Наталья Спасская.

Их останки находят на территории Северного Казахстана, а в России — в Оренбургской области. На данный момент в государственном природном заповеднике «Оренбургский» обитает небольшая группа лошадей Пржевальского и ежегодно появляется несколько жеребят. Четыре особи содержатся в Центре воспроизводства редких видов животных Московского зоопарка под Волоколамском, рассказывает Карпов.

«Для воспроизведения лошади Пржевальского в естественной среде необходимы обширные степные территории, никак не затронутые хозяйственной деятельностью человека — там не должно быть кочующих табунов лошадей на вольном выпасе, пастбищ и распаханных земель»,

— рассуждает Владимир Кревер, руководитель программы по сохранению биоразнообразия Всемирного фонда дикой природы (WWF).

Куда больших успехов добилась соседняя с РФ Монголия, где программа по сохранению и возвращению в природу лошадей Пржевальского действует с начала 90-х годов, рассказывает Наталья Спасская. По ее словам, поголовье этих животных в дикой природе у азиатских соседей России составляет не менее 500 голов.

«Но и там не все гладко, — замечает она. — Монголия — страна сельскохозяйственная, с высокой плотностью домашнего скота. В результате у диких лошадей возникает с ними «недобросовестная конкуренция» за водопои и пастбища — люди так или иначе отнимают у них эти ресурсы».

Зоопарки — это своего рода ковчеги для исчезающих или исчезнувших животных, рассказывает Карпов. Московский зоопарк, говорит он, участвует во всемирной программе по сохранению лошадей Пржевальского, которую координируют их коллеги из Праги — в зоосаде чешской столицы ведут племенную книгу этого животного. Увидеть лошадей Пржевальского в московском зоопарке можно — правда, только в рамках экскурсионного маршрута в Центре под Волоколамском, пояснили «Газете.Ru» в дирекции московского зоопарка.

В нацпроекте, но без крыши

Одновременно с печальными новостями от Минприроды поступили и достаточно отрадные: популяция амурского тигра в России достигло 580 особей, что позволяет не считать его более исчезающим видом, следует из заявления, сделанного представителем WWF в рамках Восточного экономического форума.

«Любое ослабление охранных мероприятий в отношении самого крупного подвида тигра вернет его обратно на грань исчезновения», — предупреждает Николай Карпов.

Как это произошло, например, с переднеазиатским леопардом, который был объявлен исчезнувшим в России ранее, продолжает его мысль Владимир Кревер из WWF. По словам эксперта, данный вид полностью исчез в дикой природе Кавказа, где он обитал; редкие особи, по его словам, эпизодически заходили на территорию нашей страны с территории Грузии и Азербайджана.

«У нас работает питомник, в нем вырастили, обучили жизни в естественной среде и выпустили на волю нескольких подрощенных котят. Однако говорить, что мы наблюдаем этот вид в дикой природе, нельзя», — говорит эксперт.

По его словам, это животное в середине ХХ века целенаправленно истреблялось и считалось хищником-вредителем: его не только отстреливали, но и травили ядами. Амурский тигр тоже до определенного момента был объектом истребления: их бесконтрольно убивали ради дорогих шкур охотники — до 1947 года, когда был принят закон об их охране.

«Амурскому тигру и дальневосточному леопарду повезло — сейчас программы по их сохранению курируют министр юстиции Константин Чуйченко и спецпредставитель президента по природоохранной деятельности Сергей Иванов. У других животных такой «крыши» нет», — говорит Кревер.

Сергей Иванов на том же ВЭФ отчитался об увеличении поголовья дальневосточного леопарда до 150 особей. Программы по сохранению больших кошек, некоторых видов китовых, равно как и многих животных из нынешнего списка Минприроды, включены в нацпроект «Экология», указывает эксперт, однако предусмотренного им финансирования на сохранение и приумножение в естественной среде, по его мнению, недостаточно.

По каждому исчезающему виду Всемирный фонд дикой природы, рассказал Кревер, вырабатывает свою стратегию его сохранения, а также привлекает средства для финансирования или софинансирования таких программ. Однако без системного участия со стороны государства реализовать их будет невозможно, полагает эксперт.