«Нет оснований сомневаться»

Суд взыскал с экс-министра Абызова $22 млн

С экс-министра «Открытого правительства» Михаила Абызова взыскали $22 млн. Также по этому делу Гагаринский суд Москвы обязал выплатить Альфа-банк $30,8 млн и 5,6 млрд рублей. В целом речь идет о сумме в 9,5 млрд рублей. Генпрокуратура считает, что все эти деньги имели коррупционное происхождение. Подробности процесса и решения суда — в материале «Газеты.Ru».

Гагаринский суд Москвы взыскал с экс-министра «Открытого правительства» Михаила Абызова $22 млн (1,6 млрд руб.). Также по его делу суд обязал выплатить Альфа-банк $30,8 млн и 5,6 млрд руб. (в общей сложности — 7,9 млрд руб.). Об этом в среду, 8 сентября, сообщила газета «Коммерсантъ».

«Взыскать с Абызова М.А. в доход РФ $22 000 000; взыскать с АО «Альфа-Банк» в доход РФ $30 829 755,34 и 5 642 993 352 руб. 13 коп.», — рассказали в пресс-службы суда.

Генпрокуратура требовала взыскать с Михаила Абызова и Альфа-банка, где он размещал деньги, более $126 млн. Надзорный орган считает, что все эти деньги имели коррупционное происхождение. Ответчики настаивают на неправомерности заявленных требований.

В Альфа-банке указали, что суд так и не прояснил суть претензий к финансовой организации. Поэтому банк считает, что исковые требования заявлены необоснованно и намерен обжаловать судебное решение.

«Все действия банка были направлены на обеспечение принципа возвратности выдаваемых кредитов и неукоснительного исполнения банком своих обязательств перед вкладчиками», — отметили представители финансово-кредитной организации.

В чем обвиняют Абызова

Абызова задержали в марте 2019 года. Его обвиняют в организации преступного сообщества (ч. 3 ст. 210 УК), особо крупном мошенничестве, незаконной предпринимательской деятельности (ст. 289 УК) и легализации преступных доходов (ч. 4 ст. 174.1 УК). Экс-чиновник все обвинения отрицает.

По версии обвинения, Абызов скрывал от властей свое имущественное положение и получил доход в нарушение установленных антикоррупционным законодательством ограничений. Адвокаты бывшего министра, в свою очередь, заявляли, что эти данные ошибочны.

Миллиарды экс-министра

Как следует из представленных в суд материалов, перейдя в 2012 году на госслужбу, Абызов скрыл от контролирующих органов свое владение ОАО «Сибирская энергетическая компания», а также рядом других фирм, зарегистрированных на Кипре.

Несмотря на запреты, активами Абызов «тайно» управлял до 2018 года. Часть из них он продал за 32,5 млрд руб. – разместив эти деньги в Совкомбанке. В прошлом году суд признал данные средства коррупционным доходом.

Оставшиеся $115 млн Михаил Абызов инвестировал под проценты в проект блокчейн-платформы TON мессенджера Telegram братьев Павла и Николая Дуровых. Однако комиссия по ценным бумагам и биржам США в 2019 году через суд запретила выпуск криптовалюты и передачу ее инвесторам. В итоге деньги вернулись в Россию, и, как говорится в иске, Абызов «для сокрытия данного имущества от взыскания» по договоренности с Telegram и АО «Альфа-банк» «в целях погашения своих и связанных с ним компаний обязательств перечислил» средства «на открытые в этом банке счета транзитных иностранных компаний». По всей видимости, речь шла о погашении долгов принадлежавшей Абызову компании Е4 перед Альфа-банком, оцениваемых примерно в 10 млрд руб.

Альфа-банк и его «доходы»

В свою очередь Альфа-банк, говорится в иске, обслуживая и контролируя эти счета, провел операции с «нелегальными средствами» Абызова, обратив в свою собственность $104,5 млн. Генпрокуратура уверена, что эти деньги в силу коррупционного происхождения не могли быть легальным объектом гражданского оборота и служить законным средством платежа. Кроме того, надзорное ведомство установило, что оставшиеся $22 млн Михаил Абызов направил на счета подконтрольных ему лиц.

Абызов требовал прекратить производство по делу. «Что же касается $22 млн, то в материалах искового требования нет подтверждения, что эти деньги получены мною», — добавил он. Его адвокаты заявляли, что на все попытки ответчиков добиться от представителя Генпрокуратуры доказательств коррупционного происхождения денег им отвечали - «нам так кажется» или «нет оснований сомневаться».