Убийства без мотива: как россияне попадают в ряды оккультистов

Адвокат рассказал, чем осложняется борьба с ритуальными убийствами в России

В поселке Стенькино Рязанской области похоронили 15-летнего подростка, которого убил и скинул в заброшенный колодец отчим с подельницей. По предварительным данным следствия, убийство было ритуальным. Эксперты в области религии и криминологии рассказали «Газете.Ru», кто склонен вступать в ряды оккультистов и почему ритуальные убийства сложно предупредить.

Мальчик в Рязанской области пропал 8 октября, его тело с признаками насильственной смерти нашли в лесу 13 октября. По официальной версии следствия, это было ритуальное убийство: отчим мальчика уже сознался в преступлении.

По данным СМИ, 52-летний Владислав Цикунов увлекался оккультизмом, делал ритуальные товары и продавал в своем интернет-магазине.

По его словам, на оккультный ритуал он решился, так как хотел вернуться в бывшую семью — при этом убивать ребенка он не планировал. Его подельнице, экс-биатлонистке, грозит принудительное лечение или 12 лет колонии, СК ведет расследование, пара арестована на два месяца.

За последние пять лет в России произошло несколько ритуальных убийств, поражающих степенью непредсказуемости и жестокости.

В 2016 году пропала 27-летняя москвичка Виктория Зайцева. Ее убила молодая семья оккультистов – Андрей Трегубенко и Ольга Большакова. Ритуалами жертвоприношений Трегубенко увлекался с 18 лет, тренируясь на петухах, Ольга с 12 лет изучала сатанистскую литературу. Общее увлечение окрепло и дошло до ритуальных убийств.

Они похитили Зайцеву, заманили в лес, надели на нее наручники, зарезали и закопали. Следствие установило, что перед этим оккультисты отрезали кусок от бедра девушки, приготовили на огне и съели. Сообщалось, что Виктория не пыталась ни кричать, ни сопротивляться, когда сатанисты совершали ритуал, так как состояла в оккультном сообществе и знала убийц.

Позже под Санкт-Петербургом вблизи станции Приозерск пропал 27-летний Платон Степанов. 13 августа Трегубенко и Большакова позвали его в поход и в итоге избили, зарезали, набрали его кровь в стеклянную чашу, тело закопали, а личные вещи сожгли.

Как и Виктория Зайцева, он числился пропавшим без вести до марта 2021 года, когда полиция задержала семью оккультистов. 8 октября 2021 года арестовали и их возможную пособницу Татьяну Перевозчикову-Хмурую: следствие полагает, что она помогла Трегубенко и Большаковой найти вторую жертву.

В августе этого же года убийство с элементами оккультизма произошло в Ростове-на-Дону: там в запертой квартире нашли тела 32-летней женщины и ее годовалой дочери с колото-резаными ранами, сообщали в СК. Следователи обнаружили вещи для проведения ритуалов, женщина вела влог «ЯЖМАГ», посвященный черной магии. Возбуждено уголовное дело по статье «Убийство».

Одним из самых громких оккультных дел последних лет стало преступление, совершенное в 2014 году экс-полицейским Арсеном Байрамбековым: в 2017 году его приговорили к 13 годам тюрьмы за убийство нескольких человек. Это редкий случай, когда суд признал оккультный характер преступления: Байрамбеков заманил четверых бездомных из Верхней Пышмы на кладбище и на самодельном алтаре принес их в жертву, желая заполучить «силу богов» с помощью их крови. При этом экспертиза признала преступника вменяемым.

Оккультистов в современном мире можно разделить на три группы: состоящие в организованных сектантских структурах, посещающие клубы по интересам, когда люди не имеют устойчивых связей друг с другом, и люди, популяризующие гадания, увлекающиеся астрологией, магией, рассказал «Газете.Ru» председатель юридического центра при Российской ассоциации центров изучения религий и сект (РАЦИС), адвокат Александр Корелов.

«Лидеры таких сообществ получают деньги за проведение ритуалов, гаданий. Секты объединяет одно: в них есть лидер, который использует наработанные методы или почерпнутые из литературы.

В оккультизм идут люди с психологическими проблемами, страдающие психическими отклонениями. Они легко самообманываются, им проще внушить, что с помощью магических обрядов они могут избавиться от проблем, либо переадресовать их, а также получить сверхъестественные способности, силы», — пояснил эксперт.

Он добавил, что сектанты для ритуальных преступлений чаще всего выбирают жертв из числа идейных последователей.

«Они обладают определенной активностью, чтобы привлекать обделенных судьбой людей и вызывать у них доверие, чтобы потом совершать преступления, обусловленные индивидуальными психическими отклонениями, состояниями», — резюмировал Корелов.

Оккультные убийства практически никогда не имеют общих черт, поэтому заранее предупредить их невозможно, отмечают эксперты.

«В законодательном поле нет указаний на определенные мотивы совершения ритуальных преступлений, поэтому правоохранителям и криминологам сложно выявлять и изучать этот феномен. Как правило, оккультные убийства имеют индивидуальные особенности, которые может изучить только психиатр, если будет работать непосредственно с человеком, имеющим манию к оккультным практикам», – рассказал Корелов.

Он добавил, что оккультисты нередко причиняют себе вред, следуя псевдорелигиозным уставам сект. А создают их тоже психически нездоровые люди, которые не только не лечатся, а еще и хотят заработать на привлечении других душевнобольных.

Находят их в группах в соцсетях, приглашают на встречи, нередко – в квартиры, помещения, созданные специально для сектантских встреч.

«Нередко лидеры оккультных групп называют места для встреч местами силы, устраивают их в лесных зонах, в горах, на кладбищах», – указал Корелов.

Он отметил, что мониторинг таких мест со стороны правоохранителей мог бы помочь выявлять псевдорелигиозные группы заранее — до того, как их участники совершат ритуальные убийства.

«В уголовном кодексе отсутствует такой признак, как совершение преступление против личности на основе совершения псевдорелигиозных обрядов, что не позволяет правоохранительным органам уделять особое внимание таким группам. Под экстремистскую деятельность они не подпадают. Из-за отсутствия такой формулировки им сложно включать подобные случаи в отчетности, а криминологам, соответственно, исследовать базу случаев для изучения феномена», – объяснил юрист.

Любое преступление характеризуется целью, мотивом — у оккультных преступлений их нет, добавил криминолог и экс-следователь уголовного розыска Игорь Маркелов.

«В таких преступлениях в каждом индивидуальном случае в мотивах может разобраться только психиатр», – объяснил собеседник «Газеты.Ru».

Загрузка