Миллион за ошибку: как россияне судятся за смерть родственников от ковида

Как получить компенсацию за некачественную медпомощь при COVID-19

Жительница Ахтубинска Астраханской области впервые в России добилась крупной моральной компенсации за смерть от коронавируса 60-летнего супруга, которому вовремя не оказали медпомощь. Ей присудили миллион рублей. Опрошенные «Газетой.Ru» юристы рассказали, когда можно рассчитывать на компенсацию и какие документы нужно собрать для доказательства того, что медпомощь при COVID-19 была оказана несвоевременно или ненадлежащим образом.

Суд частично удовлетворил иск жительницы Ахтубинска Лидии Медведевой, которая стала вдовой из-за халатности врачей. Сергей Медведев в возрасте 60 лет дважды обращался в поликлинику в июне 2020 года с жалобами на кашель и боли в грудной клетке, сообщил, что контактировал с больными ковидом, однако врачи отказали ему в тестировании на коронавирус и выписали лечение от ОРВИ. В конце июня он попал в больницу в тяжелом состоянии, 22 июня ему назначили первые анализы, в тот же день Медведев умер.

Для подачи иска в суд достаточно столкнуться с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, даже если она не повлекла за собой причинение тяжкого вреда здоровью или летальный исход, заявил «Газете.Ru» Сергей Броницкий — адвокат, занимавшийся делом Медведевых.

«В стационаре ему не делали КТ, потому что был сломан аппарат, не приходил реаниматолог, кислород давался в кратно низком объеме, не переводили на ИВЛ, не брали кровь на анализ, некоторые из назначенных препаратов были ему противопоказаны, его ежедневно никто не осматривал», – рассказал он.

В суд вдова обратилась 8 июня 2021 года, решение было вынесено 18 октября.

«Любой дефект при оказании медпомощи может стать поводом для иска в суд. Но огромное значение имеет количество и значимость этих дефектов для взыскиваемой суммы. Если вовремя не был сделан ПЦР-тест или КТ, то невозможно оценить степень поражения легких, сформировать тактику лечения вовремя, а значит, ненадлежащее оказание услуг влечет ответственность, так как несет последствия для здоровья», – пояснил Броницкий.

Он уточнил, что тяжкий вред здоровью, как правило, влечет уголовную ответственность. Однако судмедэкспертиза не установила прямую причинно-следственную связь между смертью мужчины и отказом в анализах, а также неверно назначенным лечением, поэтому уголовное дело было прекращено.

Как получить компенсацию: пошаговая инструкция юристов

Исковое заявление подается к конкретной больнице или поликлинике, в качестве ответственных третьих лиц выступают Минфин и Минздрав – именно с них взыскивается присужденная сумма компенсации, сообщил Броницкий.

«Они причисляют эту сумму конкретному медучреждению вместе с исполнительным листом из суда», – добавил он.

Эксперт пояснил, что для подачи иска в суд по последствиям некачественной медпомощи при коронавирусе необходимо описать случившееся и юридически заверить заявление, сделать запрос на всю медицинскую документацию по пациенту в ту поликлинику или больницу, куда он обращался.

«Это необходимо, чтобы выяснить, чем человек болел до обращения с симптомами COVID-19, а также иметь документы, доказывающие факт обращения в медучреждение», – уточнил адвокат.

Далее необходимо получить историю болезни из стационара, если по подозрению на коронавирус человек попал в больницу. Также нужно запросить выписку у скорой помощи, если она забирала пациента, и написать обращение в Минздрав, чтобы ведомство начало свою проверку. На это обычно уходит около месяца.

«После этого пишут запрос в страховую компанию, чтобы она провела независимую проверку параллельно с Минздравом. Только когда выявлены дефекты оказания медпомощи, пора писать обращение в суд для компенсации морального вреда. По закону у каждой инстанции есть 30 дней на предоставление заключения», – подчеркнул Броницкий.

У истца на сбор всех документов перед подачей иска уходит в среднем от полутора до трех месяцев, 2-3 недели на рассмотрение и написание обоснованного иска, извещение всех сторон, включая Минздрав и прокуратуру.

«Подобные дела проходят как гражданские иски, так как в уголовных отказывают. Происходит это потому, что коронавирус – очень новая и малоизученная болезнь, и доказать причинно-следственную связь с осложнениями, вызванными действиями медперсонала, очень сложно, так как бьет эта болезнь по каждому пациенту по-своему. Из-за этого был создан отдельный комитет по расследованию ятрогенных преступлений», – резюмировал эксперт.

С его мнением согласился адвокат по гражданским и уголовным делам Владимир Савинов: самое сложное в получении компенсации при обращении в суд из-за неверного лечения ковида – доказать степень врачебных ошибок.

«У меня было несколько обращений в суд с иском от родственников умершего от коронавируса, а также при получении пациентом тяжелых последствий для его здоровья в результате несвоевременно принятых медиками мер. Общее в этих случаях одно. Фактически должна быть доказана причинно-следственная связь между действиями медика и вредом, для этого проводится судебно-медицинская экспертиза. Если развитие заболевания несколько отклоняется от нормального и не очевидно, была ли возможность избежать развития осложнения, экспертиза не подтверждает связи между медпомощью и последствиями, суд может отказать в компенсации или значительно ее снизить по отношению к заявленной», – пояснил Савинов.

Ранее потерявшие родственников из-за ненадлежащей медпомощи при коронавирусе получали не более 50 тыс. рублей моральной компенсации. Так, в августе 2021 года в Башкирии местной жительнице выплатили 50 тыс. за смерть мужа-врача от COVID-19 – это была первая выплата по подобному случаю. В сентябре Шатурский горсуд Московской области взыскал с местной больницы 50 тыс. рублей моральной компенсации в пользу родственников скончавшейся от коронавируса пациентки.

«Еще одна ошибка родственников и пациентов – они могут не указать, в чем конкретно выразился моральный вред, не представить никаких доказательств его причинения.

Это еще одна причина, по которой иски не удовлетворяют или присуждают значительно заниженную компенсацию», — уточнил Савинов.

По его опыту, дела по обращениям в суд из-за некорректной медпомощи при ковиде, как правило, проходят по статьям 151, 1099, 1100, 1101 ГК РФ – все они регламентируют основания, способы и размеры компенсации морального вреда.

То, что доказать степень врачебной ошибки в любой сфере оказания медпомощи очень сложно, подтвердил юрист Александр Добровинский.

«У нас бывает 2-3 процесса в месяц, связанных с некачественным оказанием медицинских услуг. Каждый организм по-своему реагирует на то или иное лечение. Каждый раз нужно доказывать, что лечили «не так» и что после выхода из поликлиники, где не стали делать тест на коронавирус, на человека не чихнули и не заразили до того момента, как он все-таки сделает тест. Судиться с врачами крайне трудно, это абсолютно бесперспективное занятие. Если нет точных доказательств того, что врач ошибся – например, забыл в теле при операции тампон или еще что-то крупное», – пояснил он «Газете.Ru».

Загрузка