Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Угрожали отобрать детей». Совладелец «Рив Гош» заплакал в суде

Бизнесмен Август Мейер на суде вспомнил о советских репрессиях при Сталине

Суд отправил на два месяца в СИЗО совладельца «Рив Гош» бизнесмена Августа Мейера. Его жене Инне судья назначил домашний арест. Следствие подозревает их в мошенничестве. Свою вину Август и Инна Мейеры не признают. Бизнесмен американского происхождения обвинил следователя в предложении взять на себя ответственность за предполагаемые преступления в обмен на свободу жены и сохранение детей.

Московский суд Санкт-Петербурга избрал меру пресечения для бизнесмена Августа Мейера и его жены Инны Мейер. Об этом сообщает объединенная пресс-служба петербургских судов.

Август Мейер до 7 февраля заключен под стражу. Следствие полагает, что обладатель трех гражданств – России, Мальты и Сент-Китс и Невиса — может попытаться скрыться от уголовной ответственности. Его супруге суд назначил два месяца домашнего ареста.

Мейерам вменяют два эпизода мошенничества на общую сумму более 2,4 млрд рублей. Свою вину они признавать отказываются. Ходатайства следствия об арестах задержанные считают незаконными и необоснованными.

Речь Мейера

Родившийся в США и живущий в России с 1999 года Август Мейер во время суда пользовался услугами переводчика и говорил по-английски.

В частности, он заявил, что следствие предлагало ему признать вину в обмен на свободу жены и угрожало отобрать детей.

«Прошло уже пять лет, как были предъявлены первые обвинения по делу. Но я и моя жена тогда приняли решение остаться здесь, хотя у нас были возможности уехать. В течение пяти лет, пока идет следствие, я всегда являлся по первому вызову. И не уехал даже после жуткого обыска в нашей квартире, в ходе которого терроризировали моих детей», — заявил предприниматель, его слова в переводе на русский передает журнал Forbes.

Мейер также заявил, что ситуация, когда «его жену взяли в заложники», напоминает ему о советских репрессиях.

«Я был в шоке вчера. Этот

следователь увидел меня в первый раз и сразу сказал, что если я признаю вину, то мою жену отпустят на свободу. Разве это допустимо, держать жену в заложниках? У нас что, 1931 год, Советский Союз? Они просто угрожали, что если меня и мою жену арестуют, наших детей отберут на попечение государства», — сказал он, заплакав.

Мейер также обратился к судье, отметив, что «он знает, что [судья] знает, как критически важна независимость суда». Наконец, предприниматель подчеркнул, что не собирается скрываться от следствия.

Дело «Юлмарта»

Август Мейер и его жена Инна были задержаны 8 декабря в Санкт-Петербурге. По данным газеты «Коммерсантъ», предъявленное им обвинение в мошенничестве связано с делом о хищении 2,3 млрд рублей у Сбербанка. Эти средства были выданы на развитие сети «Юлмарт» незадолго до ее банкротства.

Мейер в 2021 году занял 181-е место в рейтинге богатейших российских бизнесменов по версии Forbes. Его состояние журнал оценил в $650 млн. Он известен как совладелец торговых сетей «Рив Гош» и «Улыбка радуги», продающих косметику и бытовую химию.

В рамках этого же дела в 2017 году был задержан акционер «Юлмарта» Дмитрий Костыгин. Позже он был отпущен и уехал за границу. Статью о мошенничестве в случае с Костыгиным заменили на причинение ущерба без признаков хищения.

9 декабря суд в Петербурге также отправил под домашний арест генерального директора ООО «БигБокс» Елену Стрельцову. Этой фирме были переданы требования в рамках банкротства «Юлмарта» — при этом по данным «Ъ», фактическим руководителем «БигБокс» являлась Инна Мейер.

«Типовая сделка»

Уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов заявил ТАСС, что основания для ареста Августа Мейера отсутствуют.

«То, что вменяют Мейеру — это абсолютно предпринимательская история. Его обвиняют якобы в мошенничестве, однако речь идет об абсолютно типовой сделке факторинга, в которой «Юлмарт» ни на одном из этапов ничего злонамеренно не искажал.

Сложные взаимоотношения совладельцев подвели компанию к банкротству, и на этом этапе исполнять договорные отношения в рамках факторинга стало сложно. Но это совершенно не означает, что долг не может быть выплачен в рамках конкурсных процедур, которые до сих пор продолжаются. Поэтому для выбора предварительного заключения как меры пресечения в данном случае не было никаких оснований», — полагает бизнес-омбудсмен. По мнению Титова, суть обвинения остается слабой и следствие пытается надавить на фигурантов дела.

Загрузка