Новости

20 лет спустя: в Москве вспомнили про угон самолета Ту-154 в 2001 году

Дорогомиловский суд получил ходатайство о заочном аресте братьев Арсаевых

Слушать
Остановить
В московский суд поступило два ходатайства об избрании меры пресечения для братьев Арсаевых — Дениса (Дени Магомедзаев) и Ирисхана. В 2001 году они вместе с отцом Супьяном захватили самолет, который летел из Стамбула в Москву. Угрожая взорвать лайнер, они изменили маршрут и посадили его в Саудовской Аравии. Главное требование угонщиков — вывод российских войск из Чечни. В военном конфликте погибли родственники Супьяна, а сам он остался инвалидом. О том, почему именно сейчас вспомнили про трагедию — в материале «Газеты.Ru».

Спустя 20 лет в Москве вспомнили про угнанный в 2001 году российский самолет, который летел рейсом Стамбул – Москва. Дорогомиловский суд, как стало известно «МК», получил ходатайство о заочном аресте Дениса Арсаева (на момент совершения преступления носил фамилию матери и был Дени Магомедзаевым) и его брата Ирисхана Арсаева. Они обвиняются в «угоне воздушного судна». Максимальное наказание по этой статье УК предусматривает 12 лет колонии.

В суде подтвердили эту информацию в комментарии ТАСС. «В суд поступили ходатайства следствия об избрании Дени Арсаеву и Ирисхану Арсаеву меры пресечения в виде заключения под стражу», – сказала собеседница агентства. Она уточнила, что ходатайства пока не рассмотрены.

Именно сейчас российские правоохранители могли вспомнить об этой трагедии, чтобы привлечь к ответственности и других участников громких преступлений прошлых лет, кто смог избежать российского правосудия, пишет «МК». Это делается сейчас, чтобы в случае появления преступника в России, у судей были основания для задержания.

15 марта 2001 года три террориста – Супьян Арсаев с двумя сыновьями – захватили самолет Ту-154 «Внуковских авиакомпаний», который летел из Стамбула в Москву.

На борту находились 12 членов экипажа и 162 пассажира, в том числе террористы. Предположительно (информация не была подтверждена) у преступников были сообщники, которые якобы помогли им пронести коробку со взрывчаткой. Кроме того, якобы среди пассажиров были координаторы.

Во время захвата мужчины пытались проникнуть в кабину пилотов, но экипаж оказал сопротивление. В ходе потасовки был ранен бортпроводник Александр Хромов. Его ударили заточкой в живот. Инструмент пронес в самолет Супьян Ирсаев, положив его в ботинок. Угрожая муляжом бомбы, они заставили пилотов сменить маршрут и посадить самолет в саудовском аэропорту Медина.

Захватчики требовали, чтобы Россия вывела свои войска из Чечни. Эти боевые действия стали для семьи Арсаевых личной травмой. Супьян рассказал, что потерял во время конфликта родственников, а сам стал инвалидом. Один из родственников Арсаевых рассказывал «Газете.Ru», что во время войны Супьяна контузило и частично парализовало. В день захвата самолета он вместе с сыновьями летел из Турции, где проходил лечение. Родственник считает, что отца с сыновьями хотели задержать, но Супьян оказал сопротивление, и в состоянии аффекта родственники захватили самолет.

Помимо этого требования, они просили еще $1 млн.

Специалисты вели переговоры со злоумышленниками несколько часов. В итоге борт смогли покинуть 35 человек, из них 15 – самостоятельно выбрались через аварийный выход. Заметив это, террористы ранили трех заложников.

В итоге спецназ Саудовской Аравии взял самолет штурмом. Во время операции погибли российская бортпроводница, главарь банды – Супьян Арсаев, а также один из пассажиров.

Братьев Арсаевых задержали. Власти Саудовской Аравии отказались их выдавать, настаивая на том, что преступники должны предстать перед шариатским судом этой страны, где захват самолета считается преступлением против религии. Им грозило наказание вплоть до смертной казни. Москва считала, что их приговорят к высшей мере, поэтому не настаивала на выдаче террористов России. Кроме того, между странами нет договора об экстрадиции преступников.

В Саудовской Аравии суд приговорил 16-летнего Ирисхана к четырем годам, а его старшего брата Дени, которому на тот момент было 19 лет, к шести годам тюрьмы. Российская Генпрокуратура не согласилась с таким приговором, посчитав его слишком мягким.

Загрузка