Новости

«Сериалы о полиции — абсолютная чушь». 13 вопросов офицеру МВД о работе в органах

Следователь полиции объяснил, как не стоит вести себя при задержании

Слушать
Остановить
Лейтенант юстиции, следователь МВД из Сарапула Игорь Снигирев работает в правоохранительных органах более 5 лет. Он рассказал «Газете.Ru», обижаются ли полицейские на популярные прозвища, как изменилось его отношение к людям за время службы и почему сериалы про полицию далеки от реальности.

— Как часто знакомые просят «отмазать» от чего-то?

— Обычно люди обращаются только для получения консультаций, когда требуется профессиональная помощь или информация, например, относительно мошеннических действий. Бывают ситуации, когда один сосед одалживает другому деньги, а тот не отдает. Потерпевший сразу идет в полицию писать заявление, обвиняя соседа в мошенничестве. А тут обычные гражданско-правовые отношения.

Или же мне задают вопросы, связанные с телефонным или интернет-мошенничеством, спрашивают, есть ли смысл писать заявление.

— Друзья и соседи вас боятся или уважают?

— Мое окружение обычно никак не реагирует на это, относятся к моей работе так же, как к любой другой. Всем фиолетово.

— Какую самую большую взятку вам предлагали?

— Лично мне никогда не предлагали взяток, от коллег я о таком тоже не слышал.

— Обижаетесь, когда называют ментом и мусором?

— Кроме этих двух прозвищ, я никаких других не встречал. Что касается обид: если работаешь в системе, то уже привыкаешь и не оборачиваешься на эти слова, не реагируешь. Назвали и назвали. Обычно люди по пьяни подобными словами разбрасываются. Когда протрезвеют, уже по-другому говорят.

— Какие данные о себе нельзя раскрывать в соцсетях?

— В принципе, если информация не нарушает общественный интерес, то к чему ее скрывать? Я знаю сотрудников, которые спокойно в форме публикуют фотографии, не стесняются этого.

Один момент: в соцсетях есть группы радикальной направленности, разумеется, в них нельзя вступать. Сотрудников проверяют в первую очередь, смотрят, кто в каких сообществах состоит.

— Сериалы о полиции смотрите?

— Обычно там показывают абсолютную чушь. Зачастую главные герои — следователи, которые выполняют работу оперативных сотрудников, а на деле у первых даже нет времени, чтобы бегать за преступниками и задерживать их. Следователь может выезжать на осмотр места происшествия, на проведение обыска или проверки показаний. Иногда ходит в суд, чтобы ходатайствовать об избрании меры пресечения преступникам.

Однако чаще всего он занимается кабинетной работой, оформляет документы, составляет отчеты и руководит поиском преступника, дает соответствующие поручения оперуполномоченным участковым. В «Улицах разбитых фонарей» и «Глухаре», например, показана работа оперов, более или менее она соответствует действительности.

— Правда, что представители других структур к полицейским пренебрежительно относятся?

— Есть такое, конечно. Отношение другое. Если взять Следственный комитет, к прокуратуре он относится более лояльно. С сотрудников МВД спрашивают более строго — за любое нарушение — сразу минус премия.

— Инспектор ГАИ вас пропустит, если «корочку» покажете?

— На самом деле, все зависит от человека. В принципе могут, конечно, закрыть глаза на что-то.

Может зависеть от удаленности города от столицы субъекта: в небольшом городе, если там тебя останавливают на автомобиле, уже никого не волнует, сотрудник ты МВД или не сотрудник, штрафуют направо и налево.

Плюс еще может играть роль фактор знакомства с гаишником. Но если он, грубо говоря, захотел докопаться, он докопается, если нет — отпустит, скажет «не нарушай» и все.

— Можете присвоить себе улики и вещдоки, которые никому не принадлежат?

— Их либо передают в суд, либо в камеру хранения, после этого улики уничтожаются или уходят на выдачу. Присвоить их невозможно, все подотчетно, каждый вещдок должен пройти через камеру хранения.

— Повышение без связей получить проблематично?

— Если есть знакомые среди руководства или самом министерстве (МВД — «Газета.Ru»), то в целом не исключаю возможность, что это поможет с повышением. В обычном порядке его получают с течением времени. Время подходит — приходит звание. У следователей потолок звания — майор. Если хочешь получить подполковника, нужно становиться руководителем или заместителем начальника следственного отделения.

Высокое звание получить реально, но шансов мало. Зависит от того, как сотрудник проявит себя во время работы. Но на начальство оказывают огромное давление, поэтому мало кто хочет идти в руководители.

— Как изменилось мнение о людях за время работы в органах?

— В полиции существует понятие «дежурные сутки». Там выезжаешь на все. Да, бывает, что надоедают алкоголики, которые звонят, лепят какую-то чушь, жалуются на хищения, которых не было. Кто-то от скуки набирает номер, хочет с сотрудниками полиции пообщаться, у кого-то обострение начинается.

Иногда выезжали по вызовам о краже денег, проводили осмотры квартир, в большинстве случаев деньги в процессе находились — просто человек забывал, куда положил их. В основном это касается людей пенсионного возраста.

С более серьезными преступлениями, в том числе убийствами, я работал раньше в Следственном комитете, но не могу сказать, что это оставило какой-то отпечаток: я был к этому готов, спокойно ко всему относился.

Самое главное — близко к сердцу не принимать, иначе сотрудник просто не справится с наплывом негатива.

— Как не стоит вести себя при задержании, чтобы полиция не применяла силу?

— Полиция применяет силу, когда человек отказывается выполнить законные требования сотрудника. Гражданина же просто так в отдел не повезут: либо он проходит по какому-то материалу, либо в чем-то подозревается.

Даже люди из сидевших обычно нормально относятся к задержанию. Понимают, что совершили что-то противоправное, сидят спокойно и не портят ничего. А бывают те, кто начинает кричать: «На каком основании вы меня задерживаете? Не имеете права!»

Более того, некоторые начинают упираться и игнорировать приказы полицейского. А нужно просто отнестись к его действиям с пониманием. Случается, что граждане в состоянии алкогольного опьянения начинают права качать или кулаками махать. Конечно, в таком случае их в наручники — и в отдел. Как только привозят, начинаются допросы и разбирательства. В большинстве случаев уголовные дела даже не возбуждаются, поэтому и беспокоиться сильно не стоит.

— Почему у многих негативное мнение о полиции?

— На мой взгляд, людям не хватает терпения. Когда начинается какое-то разбирательство, оно занимает длительное время, которого многим жаль. Даже если граждане заявляют о какой-нибудь краже, они говорят «А почему так долго? Давайте все побыстрее сделаем, мне домой пора». Они просто не имеют представления, как работают сотрудники.

Если следственно-оперативная группа выезжает на вызов, она не может вернуться с пустыми руками. Она должна провести осмотр места происшествия, допрос потерпевшего (в среднем он занимает около часа), отработку соседей, свидетелей, просмотреть записей камер видеонаблюдения. Все это нужно задокументировать и передать в отдел.

Если приходится возбуждать уголовное дело, это тоже процесс небыстрый — часа три уходит со всеми запросами. И проблема людей, которые испытывают какое-то раздражение в адрес полиции, в непонимании. Негативный опыт тоже способствует плохому отношению к органам, особенно когда на вызов приезжает молодой сотрудник, который раньше подобными делами не занимался и делает все медленно. У потерпевшего появляются мысли: «Что он тут делает, почему так туго соображает, он что, тупой?»

Загрузка