Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Забыли салфетку при операции. Как семья ребенка получила компенсацию за ошибки врачей

Суд взыскал более 4 млн руб. с 2 больниц после ошибочного лечения 1,5-годовалого мальчика

Центральный районный суд Читы взыскал более 4 млн руб. с местной краевой больницы и РДКБ им. Пирогова по делу Романа Литвинова. В 2016 году полуторогодовалого мальчика госпитализировали с ожогами пищевода и желудка после того, как он выпил воду из кружки с остатками чистящего средства. После лечения ребенка выписали, но его состояние ухудшалось, что привело к инвалидности. В московской больнице, где ребенку проводили пластику пищевода, хирург оставил в теле Романа салфетку. «Газета.Ru» узнала у адвоката семьи Литвиновых Анастасии Коптеевой о решении суда, а также о том, как врачи сначала раскаивались, а затем отрицали свою вину.

«Повреждение было неизбежным, салфетку никто не забывал»

23 июня читинский Центральный районный суд взыскал с Российской детской клинической больницы имени Н.И. Пирогова и Краевой детской клинической больницы в Чите 4,4 млн руб. в пользу семьи Валерии и Виталия Литвиновых, чей полуторагодовалый сын Роман в 2016 году дважды серьезно пострадал из-за халатности врачей и стал инвалидом: в первой больнице мальчику повредили пищевод, а во второй во время проведения операций по его восстановлению врачи забыли в теле ребенка медицинскую салфетку.

Как рассказала «Газете.Ru» адвокат семьи Анастасия Коптеева, судебные разбирательства шли более двух лет.

При этом ни читинская больница, ни РДКБ Пирогова, по ее словам, и на досудебной стадии, и в ходе длительных судебных разбирательств так и не признали своей вины.

«Читинская больница настаивала, что при проведении ФГДС повреждение пищевода было неизбежным. В РДКБ же уверяли, что помощь их врачи оказали качественно, и никакого инородного тела в ребенке быть не могло. Говорили, что, согласно их стационарным картам, при перерасчете медицинских материалов и инструментов недочета не было. А раз его не было, они не могут согласиться с тем, что оставили там инородное тело.

При этом читинские врачи зафиксировали в стационарной карте больного, что провели ему полосную операцию в связи с тем, чтобы удалить инородное тело, именно эту медицинскую салфетку. Он с ней приехал после того, как ему провели очередную операцию в РДКБ», – сказала она.

Первая госпитализация и ее последствия

Роман Литвинов попал в Краевую больницу Читы летом 2016 года после того, как выпил из кружки, где сохранились остатки чистящего средства. В медицинском учреждении у него диагностировали ожоги пищевода и желудка. Врачи оценили состояние ребенка как «некритичное», и после непродолжительного лечения выписали.

При всем этом, по словам адвоката, экспертиза, проведенная новосибирскими судебными экспертами, показала: когда ребенка госпитализировали в первый раз, врачами Краевой детской больницы были допущены грубые ошибки.

«Ребенка выписали с анализами, которые говорили о воспалительном процессе. В период первой госпитализации ему нужно было постоянно расширять специальными бужами пищевод, чтобы он не слипался из-за рубцов, которые естественно образуются по мере заживления. Но этого никто не делал», – констатирует адвокат семьи.

Так, не проведя всех необходимых манипуляций, ребенка выписали из Краевой детской больницы, заключив, что он практически здоров и рекомендовали лишь плановое посещение гастроэнтеролога через полгода.

Спустя некоторое время после выписки мама Романа заметила, что сын поперхивается пищей. От врачей Валерия Литвинова слышала, что это нормально после ожога, и проблемы нет. Но в какой-то момент ребенку пришлось вызвать «скорую». Как оказалось, у него начался стеноз пищевода. 5 сентября врачи решили делать эндоскопию слепого бужирования, которая и привела к повреждениям органа.

«Эксперты, включая специалиста Росздравнадзора из Иркутской области, уверяли, что слепое ФГДС уже давно практически нигде не применяется. Более того, при стенозе пищевода на фоне ожога оно категорически запрещено. Нужно было проводить бужирование по другому методу – с помощью струны. Но врачами больницы почему-то было решено использовать устаревший способ», – рассказала Анастасия Коптеева.

Во время процедуры мальчику стало плохо — потребовалась помощь реаниматологов. Впоследствии он 22 дня провел в реанимации, не мог самостоятельно сидеть и питался через катетер. В октябре ребенка выписали из больницы, меняли катетер ему на дому родители. Роман был признан инвалидом.

В 2017 году в состоянии ребенка произошло еще одно осложнение. Чтобы устранить последствия операции, родители Романа обратились в РДКБ Пирогова в Москве, где ему провели несколько операций по пластике пищевода. Во время последнего вмешательства хирург оставил в теле ребенка салфетку, которую позднее обнаружили и удалили читинские врачи. В общей сложности он перенес 6 операций.

«Не обратилась бы в суд, если бы принесли извинения»

Мама Романа Литвинова не обращалась в суд несколько лет, пока в 2019 не созвонилась с адвокатом Коптеевой и не сообщила, что решила дать ход делу, по которому консультировалась с ней еще год назад. Она объяснила это тем, что ни читинские, ни московские врачи не принесли ей «простых человеческих извинений».

«Она говорила, что не пошла бы судиться как минимум с РДКБ, потому что они спасли жизнь ее ребенку. Салфетка закапсулизировалась и причинила здоровью только легкий вред, она не дала сепсис или гной.

Более того, врач, который проводил операцию, в личной беседе с матерью говорил, что страдает и мучается из-за чувства вины, переживает за Рому. Вот только в суде клиника заняла другую позицию. Там не звучало ни извинений, ни сожалений, ни раскаяния. Только твердили, что инородное тело врач забыть в ребенке не мог», – отмечает Коптеева.

К счастью, по ее словам, произошло в некотором роде «торжество правосудия». Суд принял решение взыскать с клиники им. Пирогова 400 тыс. руб. в пользу ребенка и по 50 тыс. руб. в пользу каждого из родителей. С Краевой больницы в Чите в свою очередь в пользу ребенка было взыскано 2,5 млн руб. и по 700 тыс. руб. в пользу каждого родителя.

«В целом, по стране это неплохая компенсация. Она не заниженная, но ее нельзя назвать сверхвысокой. Такое решение мы считаем справедливым и смелым, потому что средняя компенсация по стране гораздо меньше: около 2 млн руб. Мы просили с учетом международной практики 10 млн руб., хотя международная практика по таким делам знает примеры и больших сумм. С таким результатом это в любом случае победа и очередной судебный прорыв в общую копилку защиты прав пациентов. Смелое решение суда, однозначно», – считает адвокат.

Тем не менее, по ее словам, семья может обжаловать решение суда. Сейчас Литвиновы дожидаются получения его в полном объеме, чтобы принять по этому поводу окончательное решение.

Загрузка