Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Анатолий Васильев: театр должен обращаться к современному литературному тексту

Режиссер Анатолий Васильев рассказал о том, что отличало Виктора Славкина от других драматургов.

«Биография. Он стоял у истоков «новой волны», начинал в студенческом театре «Наш дом» при МГУ… «Дочь стиляги» — не просто пьеса про целое поколение. Это запись речевого потока — текст не рутинный, не натуралистический. Поток предполагает новую театральную реальность. Опять же, не натуралистическую, не соцреалистическую, но некую другую, текучую, не квадратную, которую я, как человек его же поколения, угадал, сначала угадал, а потом и назвал.

«Взрослая дочь молодого человека» — один из ранних текстов, который касался очень простой проблемы: как из нашей жизни начинает «вымываться» поступок. Когда остаются разговоры, но нет действий. Впервые эта проблема была поставлена сценически в этом тексте, потом появилась пьеса «Серсо», где поступок «вымывался» еще больше. Теперь в 2019 году я наблюдаю поколение молодых людей, из которых поступок «вымыт» полностью. А раз «вымыто» действие, исчезает инструмент для драматического театра.

Я уверен, что театр должен обращаться к современному литературному тексту. В классике театр ищет себя, накапливает колоссальный сценический багаж. А работа с современным текстом — уже реализация этого «багажа». И сейчас современная драматургия размышляет над этими вопросами. Литературно! Но я не вижу, чтобы тот же вопрос находил отражение в сценическом действии. Как правило, современный драматургический текст у режиссера ищет выражения в стиле постдраматическом, где литературный текст становится лишь аккомпанементом формального визуального или физического действия.

Я уверен, что эта проблема коннекции сценической реальности внутреннего намерения, сценического визуального текста и литературного текста остается наиболее сложной проблемой. Я не вижу, чтобы сегодня ее по-настоящему решали. Как правило, что-то давит, превалирует — или физический текст, тело-движение, или сценография, сценообраз самого режиссера, а угадать некий союз, «микст» одного с другим и с третьим не удается», — приводит его слова газета «Известия».