Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Times: экс-жена Фархада Ахмедова решила судиться с их общим сыном

Подданная Великобритании Татьяна Ахмедова намерена привлечь своего 26-летнего сына Темура, также британского подданного, к процессу выбивания «отступных» у бывшего мужа – российского миллиардера Фархада Ахмедова, пишет The Times.

В Высоком суде Лондона начинаются слушания по иску Ахмедовой, по итогам которых она рассчитывает забрать часть собственности сына. В ответ Темур Ахмедов представил суду материалы, свидетельствующие о незаконности бракоразводного процесса в целом и вынесенного ранее в его рамках судебного вердикта.

Как пишет издание, Татьяна Ахмедова пытается обвинить своего сына, успешного трейдера, торгующего сырьевыми фьючерсами, в том, что якобы он вступил в сговор со своим отцом-миллиардером, чтобы сорвать выплату причитающихся ей по решению лондонского суда, занимавшегося ее бракоразводным процессом с Фархадом Ахмедовым, отступных в размере 453 миллиона фунтов стерлингов.

В свою очередь адвокаты Темура Ахмедова потребовали раскрыть условия договора между Татьяной Ахмедовой и юридической фирмой Burford Capital, которая представляет в судах ее интересы. Как полагают адвокаты Ахмедова-сына, согласно этого договора, компания Burford Capital имеет право получить так называемый «гонорар успеха» – вознаграждение, которое выплачивает выигравшая сторона в случае успешного для неё вердикта.

В Великобритании такая «оплата по результату» является допустимой для всех категорий дел, кроме уголовных и семейных, в соответствии со статьей 58А закона о судах и юридических услугах от 2009 года. Соответственно, если удастся доказать наличие пункта касательно «гонорара успеха», Burford Capital, где не стали комментировать The Times эту коллизию, может быть обвиненным в нарушении законодательства.

Если суд сочтет доказательства Темура Ахмедова достаточными для того, чтобы признать участие Burford в этом процессе незаконным, это приведет не только к пересмотру «рекордного» вердикта, но и к запрету всей судебно-инвестиционной практики в части семейных споров. Между тем, дело Ахмедовых – далеко не единственный «русский развод», прошедший в Великобритании при содействии судинвесторов.