Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Эксперт прокомментировал ситуацию по Усолье-Сибирскому

Директор ФГБУ «ВНИИ Экология» Иван Стариков в беседе с «Газетой.Ru» прокомментировал совещание по Усолье-Сибирскому, где есть загрязненная промплощадка. Эксперт обратил внимание, что необходимо делать проект и «ни в коем случае не обрезать финансирование».

Он напомнил о том, что в принятых президентом России поправках к Конституции есть блок, связанный природоохранной экологической деятельностью. «Он существенно ужесточает ответственность всех органов власти (федеральной, региональной, муниципальной) за нарушение природоохранного экологического законодательства. По сути это приравнивается сегодня к антиконституционной деятельности. Плюс к этом, за бездействие власти граждане имеют право обращаться в Конституционный суд», — отметил эксперт.

«Многие думали, что это легкие пугалки. Оказывается, это не так. Первой это на себе почувствовала компания «Норникель», которая допустила массовый разлив дизельного топлива в Арктике и получила беспрецедентный иск в 148 млрд рублей. Почему пошло такое движение по Усолье-Сибирскому? Усолье-Сибирское представляет из себя объект накопленного вреда, который был, в основном, сформирован в годы Советского Союза. Это крупнейшее химическое производство», — добавил он.

Стариков подчеркнул, что сегодня это химпроизводство является «серьезной угрозой» как для окружающей среды, так и для проживающих поблизости граждан. «Вся площадь — 610 га. На ней расположены 200 объектов, в том числе 140 цехов разной степени разрушенности. Там было масштабное производство ртутного электролиза. Ртуть сегодня относится к I классу опасности», — рассказал эксперт.

По его словам, там же располагаются огромные емкости неустановленной агрессивной жидкости, в которой «скорее всего находятся хлорорганические соединения — второй класс опасности». Он также сообщил о нахождении там «чрезвычайно опасного химического соединения» — хлоргидрина. «Добавьте сюда нефтепродукты, порядка 20 тыс. кв м грунта загрязненного и, в основном, это отходы I и II классов опасности», — обратил внимание Стариков, сравнив этот объект с «экологической тикающей бомбой».

«Для того, чтобы это ликвидировать, необходимы особые навыки. Такие навыки имеются у Федерального экологического оператора — это компания Росатома. Исторически Росатом занимался утилизацией радиоактивных отходов, в том числе отработанного топлива с атомных подводных лодок. Поэтому президент принял решение, эта компания имеет статус федерального оператора по обращению с I и II классами опасности. Они сегодня создают порядка пяти комплексных площадок в разных регионах РФ, где будет происходить утилизация отходов», — отметил Стариков.

Он также обратил внимание, что отходы не однородны, и понадобятся разные технологии обезвреживания, что представляет собой «ювелирную работу». «Эту работу нужно срочно начинать, готовить проект. Я надеюсь, что наш институт, который я имею честь представлять, — ФГБУ «ВНИИ Экология» — будет в этом смысле привлечен. Это, во-первых. Во-вторых, что меня больше всего тревожит, это желание Минфина секвестрировать национальный проект «Экология». Здесь Министерство природных ресурсов и [его глава] Дмитрий Кобылкин были достаточно скупы, не тратили деньги направо и налево, значит, деньги не нужны, мы их на другие цели используем. Это абсолютно вредное предположение», — сказал Стариков.

«Я считаю, что сегодня в рамках того, что мир встает на рельсы устойчивого зеленого развития, после пандемии, у России огромный потенциал в этом направлении, то нам необходимо хотя бы понимать, что если мы не разминируем такие экологические бомбы, как, например, Усолье-Сибирское или Байкал, то тот потенциал России, который можно было бы использовать по «зеленым облигациям», находится под угрозой. Поэтому необходимо делать проект, ни в коем случае не обрезать финансирование, потому что последствия будут гораздо более печальны. А в том, что Федеральный экологический оператор с этим справится, у меня нет сомнений», — заключил эксперт.