Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Ученые поддержали идею об открытии окрестностей ЧАЭС для туристов

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Зона отчуждения вокруг Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС), за исключением нескольких очагов поражения, совершенно безопасна для людей и может быть использована для привлечения туристов, полагает создатель и научный руководитель Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН (ИБРАЭ) Леонид Большов. Последними данными о последствиях аварии на ЧАЭС он поделился в рамках представления национального доклада к 35-летию трагедии.

«Практически все в чернобыльской зоне в Белоруссии, России и Украине, за исключением очень небольших участков, абсолютно безопасно. Там можно и жить, и вести хозяйственную деятельность, поэтому привлечение туристов в запрещенную зону — это правильный шаг к тому, чтобы восстанавливать там нормальную жизнь», — уверен Большов.

Заведующая лаборатории №23 «Проблем коммуникации при оценке рисков» ИБРАЭ Елена Мелихова рассказала, что страх перед последствиями аварии оказал на общество гораздо более разрушительное воздействие, чем сам взрыв на ЧАЭС. Усугубили ситуацию и разногласия в научном сообществе, которые насторожили людей и повысили их тревожность.

«Чтобы оценить ожидаемое число раков для большой облученной группы людей, нужно коэффициент риска умножить на коллективную дозу. Казалось бы, есть нюансы, и если их не знать, то можно получить совершенно ошеломляющие цифры. Приведу один пример: через несколько месяцев после Чернобыля советские специалисты дали прогноз отдаленных последствий облучения, в частности, количества ожидаемых радиогенных раков для европейской части России, где проживали примерно 60 миллионов человек. Речь шла о нескольких тысячах дополнительных случаев рака в течение 70 лет жизни. Увидеть такое количество случае на фоне спонтанной статистики и ежегодно наблюдаемых случайных флуктуаций невозможно. Отсюда был сделан вывод о том, что отдаленные последствия для населения и подавляющего большинства ликвидаторов будут незначимыми», — рассказала Мелихова.

В то же время, за пределами профессионального сообщества достаточно титулованные ученые, например, академик Алексей Яблоков и его соратники, пользуясь этой простой формулой насчитали только за первые 20 лет после аварии для самых загрязненных территорий порядка миллиона дополнительных чернобыльских раков.

«Наличие таких разных оценок, которые выдают ученые, воспринимается общественностью с понятным недоверием. Недоверие возникает к науке, которая не может дать точный ответ, и на всякий случай люди с предосторожностью относятся к вопросам, касающимся радиации. В случае чернобыльской аварии эта предосторожность была одной из причин того, что техногенная авария средней тяжести для общества стала катастрофой, причем почти планетарного масштаба», — констатирует Мелихова.

По ее словам, механизм подобной трансформации в общественном сознании понятен – нежелание подвергаться какому-нибудь дополнительному, пусть самому маленькому радиационному риску, привело к тому, что защитные меры затронули сотни тысяч и даже миллионы людей, нарушили привычный уклад их жизни, причем на многие годы.

Взрыв на ЧАЭС, полностью уничтоживший четвертый реактор энергоблока электростанции, произошел ночью 26 апреля 1986 года. В результате была загрязнена территория площадью 160 тыс. квадратных километров.

Добавьте «Газету.Ru» в ваши источники в Яндекс Новостях.
Подписывайтесь на канал @gazetaru в Telegram.