Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

ФОТОРЕПОРТАЖ

Давлат, 19 лет, Таджикистан. Четыре года назад он был тайно отправлен из дома контрабандой в Россию, откуда перебрался в Швецию. Его семья боялась, что местный кредитор, который угрожал похитить Давлата, если родители не вернут долг, возьмет его в рабство. Давлат больше не видел своих родителей и боится, что их убили. Он в настоящее время незаконно работает в сфере строительной промышленности и гостиничного бизнеса. Когда Давлата спросили, хочет ли он вернуться на родину, он ответил: «У меня там ничего нет, моя семья мертва. У меня больше нет дома»
Монтэр, 47 лет, адвокат из Сирии. Он заплатил контрабандистам €6,5 тыс., чтобы они провезли его в Швецию через Египет, Турцию и Грецию с фальшивыми документами. Монтэр стал свидетелем того, как оппозиционные силы убивают его друга, поэтому ему пришлось покинуть страну. Он оставил свою жену и двоих детей. Когда его спросили о будущем, он сказал: «Дома нет никакого будущего. Я хочу, чтобы моя семья жила здесь, дети получили образование. Сейчас они находятся в очень опасных условиях».
Оумейма, 42 года, учитель французского из Сирии. Ей потребовались девять месяцев, чтобы добраться до Швеции через Турцию и Грецию. Во время путешествия ее «развели» на €7 тыс., но в конечном счете Оумейма получила фальшивый французский паспорт за €2 тыс. «Дома небезопасно. Моя главная цель — привезти дочь сюда, я боюсь, что дома ее могут изнасиловать», — говорит она.
Коллинз, 23 года, Нигерия. В Швецию Коллинза ввез контрабандой местный священник. Это случилось после того, как в Нигерии он подвергся пыткам полиции за свою (предполагаемую) гомосексуальность. «Я не хочу быть геем. Я — сирота, и у меня совсем никого нет, поэтому я должен жениться и завести детей, иметь полноценную семью», — говорит он.
Ассаф, 44 года, был начальником охраны министра Сирии. Он заплатил контрабандистам €8 тыс., чтобы добраться до Швеции. Ехал через горы в Турцию и затем добирался на лодке в Грецию в числе десятков других беженцев. После добирался в Стокгольм в грузовике. Когда спросили о его будущем, Ассаф сказал: «А что будущее? Я нахожусь в чужой стране, в то время как моя семья живет в тысяче миль отсюда и подвергается большой опасности. Нет никакого будущего, пока они не здесь».
Ахмед М., 47 лет, помощник инженера из Сирии. Он заплатил контрабандистам €8,5 тыс., чтобы они провезли его в Швецию через Иорданию, Турцию и Грецию. Из Греции до Стокгольма летел по фальшивым документам. Ахмед сбежал из Сирии, потому что военная разведка три раза арестовывала его по подозрению в шпионаже. Его пытали, сломав обе ноги. «У меня осталось пятеро детей дома. У них нет будущего там, и без них у меня нет будущего здесь», — говорит он.
Латфалла, 27 лет, журналист из Афганистана. Заплатил €8872 контрабандистам, чтобы они провезли его в Швецию. Ехал через Иран, Турцию, Грецию и Италию, провел шесть дней в грузовике. Латфалла был вынужден бежать, так как талибы, которым не нравились его статьи, начали его разыскивать. Он живет в Швеции уже три месяца, страдает от депрессии и редко покидает лагерь. Когда его спросили, хотел бы он возвратиться домой, Латфалла ответил: «Если я вернусь, то буду убит. Но здесь я не живу, а просто существую».
Мебрэхту, 37 лет, солдат из Эритреи. Ему пришлось идти ночью через горы, чтобы добраться до Эфиопии, где он достал фальшивые документы и полетел в Швецию. Он хотел уволиться из армии, но ему дали понять, что в этом случае его убьют. Когда спросили о будущем, он сказал: «Я хотел бы получить образование. Когда самолет приземлился, я кричал».
Гэссан, 39 лет, Дамаск. Он заплатил контрабандистам €7023, чтобы они провезли его в Швецию через Ливан и дали фальшивые документы. Когда спросили о будущем, Гэссан сказал: «Я видел достаточно. В Сирии не действуют законы. Моя основная цель — привезти сюда жену и детей. Даже если я бы я стал премьер-министром, без моей семьи — я ничто».
Давлат, 19 лет, Таджикистан. Четыре года назад он был тайно отправлен из дома контрабандой в Россию, откуда перебрался в Швецию. Его семья боялась, что местный кредитор, который угрожал похитить Давлата, если родители не вернут долг, возьмет его в рабство. Давлат больше не видел своих родителей и боится, что их убили. Он в настоящее время незаконно работает в сфере строительной промышленности и гостиничного бизнеса. Когда Давлата спросили, хочет ли он вернуться на родину, он ответил: «У меня там ничего нет, моя семья мертва. У меня больше нет дома»
Монтэр, 47 лет, адвокат из Сирии. Он заплатил контрабандистам €6,5 тыс., чтобы они провезли его в Швецию через Египет, Турцию и Грецию с фальшивыми документами. Монтэр стал свидетелем того, как оппозиционные силы убивают его друга, поэтому ему пришлось покинуть страну. Он оставил свою жену и двоих детей. Когда его спросили о будущем, он сказал: «Дома нет никакого будущего. Я хочу, чтобы моя семья жила здесь, дети получили образование. Сейчас они находятся в очень опасных условиях».
Оумейма, 42 года, учитель французского из Сирии. Ей потребовались девять месяцев, чтобы добраться до Швеции через Турцию и Грецию. Во время путешествия ее «развели» на €7 тыс., но в конечном счете Оумейма получила фальшивый французский паспорт за €2 тыс. «Дома небезопасно. Моя главная цель — привезти дочь сюда, я боюсь, что дома ее могут изнасиловать», — говорит она.
Коллинз, 23 года, Нигерия. В Швецию Коллинза ввез контрабандой местный священник. Это случилось после того, как в Нигерии он подвергся пыткам полиции за свою (предполагаемую) гомосексуальность. «Я не хочу быть геем. Я — сирота, и у меня совсем никого нет, поэтому я должен жениться и завести детей, иметь полноценную семью», — говорит он.
Ассаф, 44 года, был начальником охраны министра Сирии. Он заплатил контрабандистам €8 тыс., чтобы добраться до Швеции. Ехал через горы в Турцию и затем добирался на лодке в Грецию в числе десятков других беженцев. После добирался в Стокгольм в грузовике. Когда спросили о его будущем, Ассаф сказал: «А что будущее? Я нахожусь в чужой стране, в то время как моя семья живет в тысяче миль отсюда и подвергается большой опасности. Нет никакого будущего, пока они не здесь».
Ахмед М., 47 лет, помощник инженера из Сирии. Он заплатил контрабандистам €8,5 тыс., чтобы они провезли его в Швецию через Иорданию, Турцию и Грецию. Из Греции до Стокгольма летел по фальшивым документам. Ахмед сбежал из Сирии, потому что военная разведка три раза арестовывала его по подозрению в шпионаже. Его пытали, сломав обе ноги. «У меня осталось пятеро детей дома. У них нет будущего там, и без них у меня нет будущего здесь», — говорит он.
Латфалла, 27 лет, журналист из Афганистана. Заплатил €8872 контрабандистам, чтобы они провезли его в Швецию. Ехал через Иран, Турцию, Грецию и Италию, провел шесть дней в грузовике. Латфалла был вынужден бежать, так как талибы, которым не нравились его статьи, начали его разыскивать. Он живет в Швеции уже три месяца, страдает от депрессии и редко покидает лагерь. Когда его спросили, хотел бы он возвратиться домой, Латфалла ответил: «Если я вернусь, то буду убит. Но здесь я не живу, а просто существую».
Мебрэхту, 37 лет, солдат из Эритреи. Ему пришлось идти ночью через горы, чтобы добраться до Эфиопии, где он достал фальшивые документы и полетел в Швецию. Он хотел уволиться из армии, но ему дали понять, что в этом случае его убьют. Когда спросили о будущем, он сказал: «Я хотел бы получить образование. Когда самолет приземлился, я кричал».
Гэссан, 39 лет, Дамаск. Он заплатил контрабандистам €7023, чтобы они провезли его в Швецию через Ливан и дали фальшивые документы. Когда спросили о будущем, Гэссан сказал: «Я видел достаточно. В Сирии не действуют законы. Моя основная цель — привезти сюда жену и детей. Даже если я бы я стал премьер-министром, без моей семьи — я ничто».
  • Давлат, 19 лет, Таджикистан. Четыре года назад он был тайно отправлен из дома контрабандой в Россию, откуда перебрался в Швецию. Его семья боялась, что местный кредитор, который угрожал похитить Давлата, если родители не вернут долг, возьмет его в рабство. Давлат больше не видел своих родителей и боится, что их убили. Он в настоящее время незаконно работает в сфере строительной промышленности и гостиничного бизнеса. Когда Давлата спросили, хочет ли он вернуться на родину, он ответил: «У меня там ничего нет, моя семья мертва. У меня больше нет дома»
  • Монтэр, 47 лет, адвокат из Сирии. Он заплатил контрабандистам €6,5 тыс., чтобы они провезли его в Швецию через Египет, Турцию и Грецию с фальшивыми документами. Монтэр стал свидетелем того, как оппозиционные силы убивают его друга, поэтому ему пришлось покинуть страну. Он оставил свою жену и двоих детей. Когда его спросили о будущем, он сказал: «Дома нет никакого будущего. Я хочу, чтобы моя семья жила здесь, дети получили образование. Сейчас они находятся в очень опасных условиях».
  • Оумейма, 42 года, учитель французского из Сирии. Ей потребовались девять месяцев, чтобы добраться до Швеции через Турцию и Грецию. Во время путешествия ее «развели» на €7 тыс., но в конечном счете Оумейма получила фальшивый французский паспорт за €2 тыс. «Дома небезопасно. Моя главная цель — привезти дочь сюда, я боюсь, что дома ее могут изнасиловать», — говорит она.
  • Коллинз, 23 года, Нигерия. В Швецию Коллинза ввез контрабандой местный священник. Это случилось после того, как в Нигерии он подвергся пыткам полиции за свою (предполагаемую) гомосексуальность. «Я не хочу быть геем. Я — сирота, и у меня совсем никого нет, поэтому я должен жениться и завести детей, иметь полноценную семью», — говорит он.
  • Ассаф, 44 года, был начальником охраны министра Сирии. Он заплатил контрабандистам €8 тыс., чтобы добраться до Швеции. Ехал через горы в Турцию и затем добирался на лодке в Грецию в числе десятков других беженцев. После добирался в Стокгольм в грузовике. Когда спросили о его будущем, Ассаф сказал: «А что будущее? Я нахожусь в чужой стране, в то время как моя семья живет в тысяче миль отсюда и подвергается большой опасности. Нет никакого будущего, пока они не здесь».
  • Ахмед М., 47 лет, помощник инженера из Сирии. Он заплатил контрабандистам €8,5 тыс., чтобы они провезли его в Швецию через Иорданию, Турцию и Грецию. Из Греции до Стокгольма летел по фальшивым документам. Ахмед сбежал из Сирии, потому что военная разведка три раза арестовывала его по подозрению в шпионаже. Его пытали, сломав обе ноги. «У меня осталось пятеро детей дома. У них нет будущего там, и без них у меня нет будущего здесь», — говорит он.
  • Латфалла, 27 лет, журналист из Афганистана. Заплатил €8872 контрабандистам, чтобы они провезли его в Швецию. Ехал через Иран, Турцию, Грецию и Италию, провел шесть дней в грузовике. Латфалла был вынужден бежать, так как талибы, которым не нравились его статьи, начали его разыскивать. Он живет в Швеции уже три месяца, страдает от депрессии и редко покидает лагерь. Когда его спросили, хотел бы он возвратиться домой, Латфалла ответил: «Если я вернусь, то буду убит. Но здесь я не живу, а просто существую».
  • Мебрэхту, 37 лет, солдат из Эритреи. Ему пришлось идти ночью через горы, чтобы добраться до Эфиопии, где он достал фальшивые документы и полетел в Швецию. Он хотел уволиться из армии, но ему дали понять, что в этом случае его убьют. Когда спросили о будущем, он сказал: «Я хотел бы получить образование. Когда самолет приземлился, я кричал».
  • Гэссан, 39 лет, Дамаск. Он заплатил контрабандистам €7023, чтобы они провезли его в Швецию через Ливан и дали фальшивые документы. Когда спросили о будущем, Гэссан сказал: «Я видел достаточно. В Сирии не действуют законы. Моя основная цель — привезти сюда жену и детей. Даже если я бы я стал премьер-министром, без моей семьи — я ничто».
1 9

Сбежавшие в Швецию

Истории беженцев, перебравшихся в Швецию, интереснее, чем их лица, поэтому фотограф агентства Reuters Кэзэл Макногтон, побывав в убежище беженцев недалеко от Стокгольма, фотографировал их с закрытыми лицами. Кроме того, это было сделано в целях их безопасности. Приблизительно 15% шведского населения родилось не на территории государства, в Скандинавии это самый высокий показатель. Мигрантов обычно привлекает шведская экономика, уровень жизни, а также адекватное отношение государства к беженцам. Согласно данным ООН, среди 44 промышленно развитых стран Швеция занимает четвертое место по количеству беженцев и второе по доле мигрантов среди населения.