Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

ФОТОРЕПОРТАЖ

Разбитые стекла, разрисованные граффити или краской вагоны и стены станций, сломанное железнодорожное оборудование, прочие акты вандализма и хулиганства — острая проблема пригородного железнодорожного комплекса. Совместная работа полиции и перевозчиков не всегда знаменуется успехом, но ни у кого не возникает сомнений, что нужно продолжать с этим бороться. Так, по данным Центральной ППК, в 2017 году по сравнению с прошлым количество актов вандализма в Московском транспортном узле сократилось более чем в три раза – до 200 случаев.
Вандализм наносит значительный ущерб перевозчикам. Незапланированные расходы на ликвидацию последствий варварского отношения к железнодорожному имуществу оказывают негативное влияние на развитие отрасли: эти средства могли бы пойти, например, на ремонт и обслуживание электричек или внедрение передовых технологий.
По оценкам экспертов, видеонаблюдение — самое действенное средство против вандализма. Активно помогают и другие современные технологии, типа тревожных кнопок и внедрения комплексных систем безопасности.
Кроме того, для решения данной проблемы сотрудники полиции, ЧОПов и ППК совершают регулярные рейды по поездам, вокзалам и станциям, выявляя нарушителей. При этом состояние инфраструктуры зависит и от пассажиров, которые должны сообщать о подозрительных лицах и случаях хулиганства. Железная дорога гарантирует выплату денежного вознаграждения за сведения, позволившие привлечь вандалов к ответственности.
Поезда повышенной комфортности страдают от вандалов меньше. Хулиганов отпугивает усиленная охрана этих составов и современные системы безопасности. Кроме того, риск вандализма снижают высокая скорость и специальная конструкция вагонов.
Другая масштабная проблема — безбилетники. По данным ЦППК (на ее долю приходится 63% всех пригородных перевозок в стране и более 90% в Московском транспортном узле), около 20% пассажиров до сих пор ездят на электричках «зайцами» или не полностью оплачивают проезд. Масштаб потерь от безбилетников компания оценивает примерно в 15% от упущенной выручки.
Для борьбы с этим явлением вокзалы и станции активно оборудуются турникетами, а ограждения обтягивают колючей проволокой, чтобы максимально исключить возможность проникновения на станцию через забор.
Турникеты, заборы и даже колючая проволока не всегда останавливает нарушителей. Проволоку режут кусачками, от охраны убегают, в заборах пробивают лазы, делают подкопы.
У контролеров в электричках нет полномочий, чтобы даже выписать штраф (они оформляют протокол, далее сумма взыскивается через суд). В советские времена контролеры могли высадить безбилетников из электрички. Сейчас главное в работе контролера — не ловить «зайцев», а продавать им билеты.
С вводом в эксплуатацию современных электропоездов, с повышением уровня комфорта и внедрением гибкой системы тарифов число безбилетников, по оценкам экспертов, снижается.
Серьезную проблему операторам пригородных поездов и пассажирам создают также любители экстрима, так называемые зацеперы, которые ставят под угрозу свою собственную жизнь и здоровье. По данным РЖД, в течение первого года увлечения зацепингом погибают или травмируются две трети экстремалов, 50% выживших становятся инвалидами.
Зацеперы, которыми становятся чаще всего молодые люди, хватаются за поручни, встают на сцепку, залезают на крышу вагонов. При этом физически неподготовленные подростки нередко срываются с вагонов. Много случаев ударов током.
Некоторые начинают заниматься зацепингом из-за любви к риску. Есть те, кем движут суицидальные мотивы. Недавно Роскомнадзор приравнял ролики с зацеперами к пропаганде суицида.
Одна из причин популяризации зацеперства — интернет, в который выкладываются видео таких «путешествий». За последний год заблокировано около 240 сообществ зацеперов в соцсетях с общей аудиторией более 1,8 млн человек.
Одна из важных мер противодействия данному явлению — профилактическая и разъяснительная работа по безопасному поведению на железной дороге с детьми, подростками и их родителями, которую ведут сотрудники полиции, РЖД и ППК.
Помимо действий перевозчиков, многое зависит и от самих пассажиров. По мнению ЦППК, Важно достичь бережного отношения к подвижному составу, соблюдения норм и правил поведения в общественных местах, нетерпимости к вандалам, обязательной оплаты проезда — без этого решение задачи комфортного проезда будет лишь половинчатым.
Разбитые стекла, разрисованные граффити или краской вагоны и стены станций, сломанное железнодорожное оборудование, прочие акты вандализма и хулиганства — острая проблема пригородного железнодорожного комплекса. Совместная работа полиции и перевозчиков не всегда знаменуется успехом, но ни у кого не возникает сомнений, что нужно продолжать с этим бороться. Так, по данным Центральной ППК, в 2017 году по сравнению с прошлым количество актов вандализма в Московском транспортном узле сократилось более чем в три раза – до 200 случаев.
Вандализм наносит значительный ущерб перевозчикам. Незапланированные расходы на ликвидацию последствий варварского отношения к железнодорожному имуществу оказывают негативное влияние на развитие отрасли: эти средства могли бы пойти, например, на ремонт и обслуживание электричек или внедрение передовых технологий.
По оценкам экспертов, видеонаблюдение — самое действенное средство против вандализма. Активно помогают и другие современные технологии, типа тревожных кнопок и внедрения комплексных систем безопасности.
Кроме того, для решения данной проблемы сотрудники полиции, ЧОПов и ППК совершают регулярные рейды по поездам, вокзалам и станциям, выявляя нарушителей. При этом состояние инфраструктуры зависит и от пассажиров, которые должны сообщать о подозрительных лицах и случаях хулиганства. Железная дорога гарантирует выплату денежного вознаграждения за сведения, позволившие привлечь вандалов к ответственности.
Поезда повышенной комфортности страдают от вандалов меньше. Хулиганов отпугивает усиленная охрана этих составов и современные системы безопасности. Кроме того, риск вандализма снижают высокая скорость и специальная конструкция вагонов.
Другая масштабная проблема — безбилетники. По данным ЦППК (на ее долю приходится 63% всех пригородных перевозок в стране и более 90% в Московском транспортном узле), около 20% пассажиров до сих пор ездят на электричках «зайцами» или не полностью оплачивают проезд. Масштаб потерь от безбилетников компания оценивает примерно в 15% от упущенной выручки.
Для борьбы с этим явлением вокзалы и станции активно оборудуются турникетами, а ограждения обтягивают колючей проволокой, чтобы максимально исключить возможность проникновения на станцию через забор.
Турникеты, заборы и даже колючая проволока не всегда останавливает нарушителей. Проволоку режут кусачками, от охраны убегают, в заборах пробивают лазы, делают подкопы.
У контролеров в электричках нет полномочий, чтобы даже выписать штраф (они оформляют протокол, далее сумма взыскивается через суд). В советские времена контролеры могли высадить безбилетников из электрички. Сейчас главное в работе контролера — не ловить «зайцев», а продавать им билеты.
С вводом в эксплуатацию современных электропоездов, с повышением уровня комфорта и внедрением гибкой системы тарифов число безбилетников, по оценкам экспертов, снижается.
Серьезную проблему операторам пригородных поездов и пассажирам создают также любители экстрима, так называемые зацеперы, которые ставят под угрозу свою собственную жизнь и здоровье. По данным РЖД, в течение первого года увлечения зацепингом погибают или травмируются две трети экстремалов, 50% выживших становятся инвалидами.
Зацеперы, которыми становятся чаще всего молодые люди, хватаются за поручни, встают на сцепку, залезают на крышу вагонов. При этом физически неподготовленные подростки нередко срываются с вагонов. Много случаев ударов током.
Некоторые начинают заниматься зацепингом из-за любви к риску. Есть те, кем движут суицидальные мотивы. Недавно Роскомнадзор приравнял ролики с зацеперами к пропаганде суицида.
Одна из причин популяризации зацеперства — интернет, в который выкладываются видео таких «путешествий». За последний год заблокировано около 240 сообществ зацеперов в соцсетях с общей аудиторией более 1,8 млн человек.
Одна из важных мер противодействия данному явлению — профилактическая и разъяснительная работа по безопасному поведению на железной дороге с детьми, подростками и их родителями, которую ведут сотрудники полиции, РЖД и ППК.
Помимо действий перевозчиков, многое зависит и от самих пассажиров. По мнению ЦППК, Важно достичь бережного отношения к подвижному составу, соблюдения норм и правил поведения в общественных местах, нетерпимости к вандалам, обязательной оплаты проезда — без этого решение задачи комфортного проезда будет лишь половинчатым.
  • Разбитые стекла, разрисованные граффити или краской вагоны и стены станций, сломанное железнодорожное оборудование, прочие акты вандализма и хулиганства — острая проблема пригородного железнодорожного комплекса. Совместная работа полиции и перевозчиков не всегда знаменуется успехом, но ни у кого не возникает сомнений, что нужно продолжать с этим бороться. Так, по данным Центральной ППК, в 2017 году по сравнению с прошлым количество актов вандализма в Московском транспортном узле сократилось более чем в три раза – до 200 случаев.
  • Вандализм наносит значительный ущерб перевозчикам. Незапланированные расходы на ликвидацию последствий варварского отношения к железнодорожному имуществу оказывают негативное влияние на развитие отрасли: эти средства могли бы пойти, например, на ремонт и обслуживание электричек или внедрение передовых технологий.
  • По оценкам экспертов, видеонаблюдение — самое действенное средство против вандализма. Активно помогают и другие современные технологии, типа тревожных кнопок и внедрения комплексных систем безопасности.
  • Кроме того, для решения данной проблемы сотрудники полиции, ЧОПов и ППК совершают регулярные рейды по поездам, вокзалам и станциям, выявляя нарушителей. При этом состояние инфраструктуры зависит и от пассажиров, которые должны сообщать о подозрительных лицах и случаях хулиганства. Железная дорога гарантирует выплату денежного вознаграждения за сведения, позволившие привлечь вандалов к ответственности.
  • Поезда повышенной комфортности страдают от вандалов меньше. Хулиганов отпугивает усиленная охрана этих составов и современные системы безопасности. Кроме того, риск вандализма снижают высокая скорость и специальная конструкция вагонов.
  • Другая масштабная проблема — безбилетники. По данным ЦППК (на ее долю приходится 63% всех пригородных перевозок в стране и более 90% в Московском транспортном узле), около 20% пассажиров до сих пор ездят на электричках «зайцами» или не полностью оплачивают проезд. Масштаб потерь от безбилетников компания оценивает примерно в 15% от упущенной выручки.
  • Для борьбы с этим явлением вокзалы и станции активно оборудуются турникетами, а ограждения обтягивают колючей проволокой, чтобы максимально исключить возможность проникновения на станцию через забор.
  • Турникеты, заборы и даже колючая проволока не всегда останавливает нарушителей. Проволоку режут кусачками, от охраны убегают, в заборах пробивают лазы, делают подкопы.
  • У контролеров в электричках нет полномочий, чтобы даже выписать штраф (они оформляют протокол, далее сумма взыскивается через суд). В советские времена контролеры могли высадить безбилетников из электрички. Сейчас главное в работе контролера — не ловить «зайцев», а продавать им билеты.
  • С вводом в эксплуатацию современных электропоездов, с повышением уровня комфорта и внедрением гибкой системы тарифов число безбилетников, по оценкам экспертов, снижается.
  • Серьезную проблему операторам пригородных поездов и пассажирам создают также любители экстрима, так называемые зацеперы, которые ставят под угрозу свою собственную жизнь и здоровье. По данным РЖД, в течение первого года увлечения зацепингом погибают или травмируются две трети экстремалов, 50% выживших становятся инвалидами.
  • Зацеперы, которыми становятся чаще всего молодые люди, хватаются за поручни, встают на сцепку, залезают на крышу вагонов. При этом физически неподготовленные подростки нередко срываются с вагонов. Много случаев ударов током.
  • Некоторые начинают заниматься зацепингом из-за любви к риску. Есть те, кем движут суицидальные мотивы. Недавно Роскомнадзор приравнял ролики с зацеперами к пропаганде суицида.
  • Одна из причин популяризации зацеперства — интернет, в который выкладываются видео таких «путешествий». За последний год заблокировано около 240 сообществ зацеперов в соцсетях с общей аудиторией более 1,8 млн человек.
  • Одна из важных мер противодействия данному явлению — профилактическая и разъяснительная работа по безопасному поведению на железной дороге с детьми, подростками и их родителями, которую ведут сотрудники полиции, РЖД и ППК.
  • Помимо действий перевозчиков, многое зависит и от самих пассажиров. По мнению ЦППК, Важно достичь бережного отношения к подвижному составу, соблюдения норм и правил поведения в общественных местах, нетерпимости к вандалам, обязательной оплаты проезда — без этого решение задачи комфортного проезда будет лишь половинчатым.
1 16

Три беды электричек

Отъезжая от Москвы на электропоезде в любом направлении, можно обнаружить многочисленные рисунки, которые «украшают» все, что встречается на пути состава, а иногда и сам поезд. Граффити далеко не всегда рисуют профессиональные художники, в основном так развлекаются тинейджеры в возрасте до 18 лет. В поисках острых ощущений некоторые подростки катаются на крышах вагонов и вагонных сцепках электричек, что часто заканчивается смертельным исходом. Решение проблемы вандализма и зацеперства требует немалых ресурсов, прежде всего, финансовых. Так же как и безбилетный проезд, который, по оценкам пригородных пассажирских компаний (ППК), может достигать до 20% пассажиропотока, траты на устранение последствий от активности вандалов и зацеперов — это выпадающие доходы ППК, которые могли бы пойти на развитие инфраструктуры.