Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

ФОТОРЕПОРТАЖ

Среди защитных лесов почти каждому из нас известны водоохранные леса. Это леса, сохраняющие гидрологический режим, полноводность рек и ручьев, предотвращающие загрязнения рек и озер, необходимые для поддержания рыбных запасов.
К лесам, выполняющим водоохранные функции, относится несколько категорий защитных лесов, упомянутых в Лесном кодексе. Это водоохранные зоны, запретные полосы лесов вдоль водных объектов, нерестоохранные полосы лесов и ленточные боры.
Водоохранные зоны выделяются вокруг каждого ручья, речки, озера, водохранилища и вдоль побережья моря. В них вводится специальный режим хозяйственной деятельности, обеспечивающий их сохранение. Ширина этой зоны может быть от 50 до 500 метров – чем крупнее река или озеро, тем шире водоохранная зона.
А такие категории, как запретные полосы лесов, могут иметь значительно большую ширину - от 1 км и более. Для крупных рек, например, для некоторых участков Волги, ширина запретных полос достигает 20 км.
От чистоты и полноводности рек, которые сохраняют водоохранные леса, зависит существование обитателей водоемов. Для сохранения ценных пород рыб – лососевых и осетровых – выделяется специальная категория защитных лесов: нерестоохранные полосы шириной около 1 км.
Лососевые рыбы очень чувствительны к состоянию нерестилищ. На многих реках, по которым производился сплав леса, нерестилища были потеряны из-за захламления затонувшей древесиной и загрязнения в результате вырубок по берегам.
От наличия рыбы в водоемах зависит жизнь различных хищников, в том числе таких рыбоядных птиц, как этот рыбный филин. Кроме того, филин крайне чувствителен к вырубкам в поймах рек, где он устраивает гнезда в дуплах старых деревьев.
Местные жители, особенно в удаленных сельских населенных пунктах, которых немало в России, напрямую зависят от состояния рек, в том числе их рыбопродуктивности.
Жизнь многих коренных народов неразрывно связана с реками. Например, народ удэге, проживающий в дальневосточной тайге, ведет почти непрерывную борьбу с лесопромышленниками против вырубок в бассейнах таких рек как Бикин, Самарга, Хор, Сукпай и других на территории их традиционного проживания.
Для городских же жителей не менее важен другой ресурс водоохранных лесов и сохраняемых ими рек – рекреационный.
Защитные функции водоохранных лесов могут значительно нарушаться при хозяйственной деятельности. Даже выборочные рубки сказываются на водном режиме и чистоте прилегающих водоемов.
При этом часто под видом рубок ухода лесозаготовители занимаются поиском и вырубкой самых лучших здоровых деревьев, из которых можно получить наибольшую прибыль. В водоохранной зоне реки Пшеха в Краснодарском крае вырубались лучшие деревья пихты и бука.
Результат рубок «ухода» в водоохранной зоне реки Арму в Приморском крае. На делянках была вырублена элитная, коммерчески ценная древесина экспортного качества, а больные, сухостойные, поврежденные и отстающие в росте деревья остались. В результате один из самых нетронутых массивов пойменных лесов края получил невосполнимые потери.
При обследовании этой рубки специалисты WWF выявили превышение разрешенных объемов заготовки древесины. Кедра было заготовлено больше, чем разрешено в 6 с половиной раз, ясеня — в 4 раза, ильма — в 8 раз! Во время «освоения» этих защитных лесов также была незаконно проложена трех километровая лесовозная дорога, вдоль которой незаконно было заготовлено еще более 500 кубометров кедра.
Чтобы открыть доступ к запасам ценных пород в защитных лесах лесопромышленники используют различные «дыры» в лесном законодательстве, например, упрощенную процедуру отпуска дров местным жителям. В марте 2013 года под прикрытием такой заготовки «дров» (для нужд населения, проживающего в 200 километрах от мест рубок!) было выписано около 1000 кубометров высококачественного дуба, ясеня и ильма в водоохранной зоне р. Бикин. Причем происходило это в ключевых местах обитания тигров, где также проживает община коренного малочисленного народа удэге. Эта рубка идет прямо сейчас.
Несмотря на существующий пока законодательный запрет на проведение сплошных рубок в водоохранных зонах, заготовители производят их под предлогами, например, «улучшения» санитарного состояния, как в случае этой рубки в водоохранной зоне Белого моря в Республике Карелия.
Нарушение лесного законодательства в Ленинградской области — сплошной вырубкой уничтожена водоохранная зона ручья, русло перекрыто волоком. Сейчас за такое нарушение лесопользователь может быть наказан, поэтому оно встречается не слишком часто. Однако такая картина может стать обычной.
Деловая древесина, заготовленная под видом рубок ухода в нерестоохранной зоне реки Кутса в Мурманской области. Причиной повышенного интереса лесопромышленников к защитным лесам является то, что сейчас доступные лесные ресурсы сильно истощены, и бизнес ищет способы добраться до оставшихся лесов, которые ранее находились под охраной.
Развеваемые пески в окрестностях села Кузомень Мурманской области – последствия свода лесов и перевыпаса на легких почвах у Белого моря
Хотя лесозаготовители всеми правдами и неправдами пытаются вести коммерческие заготовки в водоохранных зонах, желающих срубить лес там, где действительно нужно, обычно не найти, поскольку это не так выгодно. Поэтому очень часто затапливаемые водохранилищами лесные территории не очищаются, и потом завалы гниющего леса мешают судоходству, как, например, на Саяно-Шушенском водохранилище.
Не стала исключением и последняя созданная ГЭС в нашей стране – Богучанская. Миллионы кубометров леса в водоохранной зоне Ангары и ее притоков были срублены, брошены и затоплены. Проводимая в зоне затопления «псевдоочистка» путем сжигания срубленного леса, проблему не решила, так как проводилась не специалистами, а заключенными, и способствовала скорее большему количеству лесных пожаров в Приангарье. На 22 тысячах гектаров в 2012 году лес был затоплен даже не вырубленным.
Законодатели часто забывают, что лес – это не только древесина. Рубки возле водных объектов неизбежно ведут к смыву огромных объемов грунта, что ведет к загрязнению воды и обмелению водоемов. Это опасно не только для обитателей озер и рек, ведь все мы пьем воду.
Ценность водоохранных лесов для сохранения гидрологического режима, чистоты воды и самой жизни обитателей вод намного превышает любые выгоды, которые можно получить от вырубки этих лесов. Поэтому WWF предлагает вам поставить подпись под законопроектом о запрете промышленной заготовки древесины в водоохранных лесах: http://wwf.ru/60
Среди защитных лесов почти каждому из нас известны водоохранные леса. Это леса, сохраняющие гидрологический режим, полноводность рек и ручьев, предотвращающие загрязнения рек и озер, необходимые для поддержания рыбных запасов.
К лесам, выполняющим водоохранные функции, относится несколько категорий защитных лесов, упомянутых в Лесном кодексе. Это водоохранные зоны, запретные полосы лесов вдоль водных объектов, нерестоохранные полосы лесов и ленточные боры.
Водоохранные зоны выделяются вокруг каждого ручья, речки, озера, водохранилища и вдоль побережья моря. В них вводится специальный режим хозяйственной деятельности, обеспечивающий их сохранение. Ширина этой зоны может быть от 50 до 500 метров – чем крупнее река или озеро, тем шире водоохранная зона.
А такие категории, как запретные полосы лесов, могут иметь значительно большую ширину - от 1 км и более. Для крупных рек, например, для некоторых участков Волги, ширина запретных полос достигает 20 км.
От чистоты и полноводности рек, которые сохраняют водоохранные леса, зависит существование обитателей водоемов. Для сохранения ценных пород рыб – лососевых и осетровых – выделяется специальная категория защитных лесов: нерестоохранные полосы шириной около 1 км.
Лососевые рыбы очень чувствительны к состоянию нерестилищ. На многих реках, по которым производился сплав леса, нерестилища были потеряны из-за захламления затонувшей древесиной и загрязнения в результате вырубок по берегам.
От наличия рыбы в водоемах зависит жизнь различных хищников, в том числе таких рыбоядных птиц, как этот рыбный филин. Кроме того, филин крайне чувствителен к вырубкам в поймах рек, где он устраивает гнезда в дуплах старых деревьев.
Местные жители, особенно в удаленных сельских населенных пунктах, которых немало в России, напрямую зависят от состояния рек, в том числе их рыбопродуктивности.
Жизнь многих коренных народов неразрывно связана с реками. Например, народ удэге, проживающий в дальневосточной тайге, ведет почти непрерывную борьбу с лесопромышленниками против вырубок в бассейнах таких рек как Бикин, Самарга, Хор, Сукпай и других на территории их традиционного проживания.
Для городских же жителей не менее важен другой ресурс водоохранных лесов и сохраняемых ими рек – рекреационный.
Защитные функции водоохранных лесов могут значительно нарушаться при хозяйственной деятельности. Даже выборочные рубки сказываются на водном режиме и чистоте прилегающих водоемов.
При этом часто под видом рубок ухода лесозаготовители занимаются поиском и вырубкой самых лучших здоровых деревьев, из которых можно получить наибольшую прибыль. В водоохранной зоне реки Пшеха в Краснодарском крае вырубались лучшие деревья пихты и бука.
Результат рубок «ухода» в водоохранной зоне реки Арму в Приморском крае. На делянках была вырублена элитная, коммерчески ценная древесина экспортного качества, а больные, сухостойные, поврежденные и отстающие в росте деревья остались. В результате один из самых нетронутых массивов пойменных лесов края получил невосполнимые потери.
При обследовании этой рубки специалисты WWF выявили превышение разрешенных объемов заготовки древесины. Кедра было заготовлено больше, чем разрешено в 6 с половиной раз, ясеня — в 4 раза, ильма — в 8 раз! Во время «освоения» этих защитных лесов также была незаконно проложена трех километровая лесовозная дорога, вдоль которой незаконно было заготовлено еще более 500 кубометров кедра.
Чтобы открыть доступ к запасам ценных пород в защитных лесах лесопромышленники используют различные «дыры» в лесном законодательстве, например, упрощенную процедуру отпуска дров местным жителям. В марте 2013 года под прикрытием такой заготовки «дров» (для нужд населения, проживающего в 200 километрах от мест рубок!) было выписано около 1000 кубометров высококачественного дуба, ясеня и ильма в водоохранной зоне р. Бикин. Причем происходило это в ключевых местах обитания тигров, где также проживает община коренного малочисленного народа удэге. Эта рубка идет прямо сейчас.
Несмотря на существующий пока законодательный запрет на проведение сплошных рубок в водоохранных зонах, заготовители производят их под предлогами, например, «улучшения» санитарного состояния, как в случае этой рубки в водоохранной зоне Белого моря в Республике Карелия.
Нарушение лесного законодательства в Ленинградской области — сплошной вырубкой уничтожена водоохранная зона ручья, русло перекрыто волоком. Сейчас за такое нарушение лесопользователь может быть наказан, поэтому оно встречается не слишком часто. Однако такая картина может стать обычной.
Деловая древесина, заготовленная под видом рубок ухода в нерестоохранной зоне реки Кутса в Мурманской области. Причиной повышенного интереса лесопромышленников к защитным лесам является то, что сейчас доступные лесные ресурсы сильно истощены, и бизнес ищет способы добраться до оставшихся лесов, которые ранее находились под охраной.
Развеваемые пески в окрестностях села Кузомень Мурманской области – последствия свода лесов и перевыпаса на легких почвах у Белого моря
Хотя лесозаготовители всеми правдами и неправдами пытаются вести коммерческие заготовки в водоохранных зонах, желающих срубить лес там, где действительно нужно, обычно не найти, поскольку это не так выгодно. Поэтому очень часто затапливаемые водохранилищами лесные территории не очищаются, и потом завалы гниющего леса мешают судоходству, как, например, на Саяно-Шушенском водохранилище.
Не стала исключением и последняя созданная ГЭС в нашей стране – Богучанская. Миллионы кубометров леса в водоохранной зоне Ангары и ее притоков были срублены, брошены и затоплены. Проводимая в зоне затопления «псевдоочистка» путем сжигания срубленного леса, проблему не решила, так как проводилась не специалистами, а заключенными, и способствовала скорее большему количеству лесных пожаров в Приангарье. На 22 тысячах гектаров в 2012 году лес был затоплен даже не вырубленным.
Законодатели часто забывают, что лес – это не только древесина. Рубки возле водных объектов неизбежно ведут к смыву огромных объемов грунта, что ведет к загрязнению воды и обмелению водоемов. Это опасно не только для обитателей озер и рек, ведь все мы пьем воду.
Ценность водоохранных лесов для сохранения гидрологического режима, чистоты воды и самой жизни обитателей вод намного превышает любые выгоды, которые можно получить от вырубки этих лесов. Поэтому WWF предлагает вам поставить подпись под законопроектом о запрете промышленной заготовки древесины в водоохранных лесах: http://wwf.ru/60
  • Среди защитных лесов почти каждому из нас известны водоохранные леса. Это леса, сохраняющие гидрологический режим, полноводность рек и ручьев, предотвращающие загрязнения рек и озер, необходимые для поддержания рыбных запасов.
  • К лесам, выполняющим водоохранные функции, относится несколько категорий защитных лесов, упомянутых в Лесном кодексе. Это водоохранные зоны, запретные полосы лесов вдоль водных объектов, нерестоохранные полосы лесов и ленточные боры.
  • Водоохранные зоны выделяются вокруг каждого ручья, речки, озера, водохранилища и вдоль побережья моря. В них вводится специальный режим хозяйственной деятельности, обеспечивающий их сохранение. Ширина этой зоны может быть от 50 до 500 метров – чем крупнее река или озеро, тем шире водоохранная зона.
  • А такие категории, как запретные полосы лесов, могут иметь значительно большую ширину - от 1 км и более. Для крупных рек, например, для некоторых участков Волги, ширина запретных полос достигает 20 км.
  • От чистоты и полноводности рек, которые сохраняют водоохранные леса, зависит существование обитателей водоемов. Для сохранения ценных пород рыб – лососевых и осетровых – выделяется специальная категория защитных лесов: нерестоохранные полосы шириной около 1 км.
  • Лососевые рыбы очень чувствительны к состоянию нерестилищ. На многих реках, по которым производился сплав леса, нерестилища были потеряны из-за захламления затонувшей древесиной и загрязнения в результате вырубок по берегам.
  • От наличия рыбы в водоемах зависит жизнь различных хищников, в том числе таких рыбоядных птиц, как этот рыбный филин. Кроме того, филин крайне чувствителен к вырубкам в поймах рек, где он устраивает гнезда в дуплах старых деревьев.
  • Местные жители, особенно в удаленных сельских населенных пунктах, которых немало в России, напрямую зависят от состояния рек, в том числе их рыбопродуктивности.
  • Жизнь многих коренных народов неразрывно связана с реками. Например, народ удэге, проживающий в дальневосточной тайге, ведет почти непрерывную борьбу с лесопромышленниками против вырубок в бассейнах таких рек как Бикин, Самарга, Хор, Сукпай и других на территории их традиционного проживания.
  • Для городских же жителей не менее важен другой ресурс водоохранных лесов и сохраняемых ими рек – рекреационный.
  • Защитные функции водоохранных лесов могут значительно нарушаться при хозяйственной деятельности. Даже выборочные рубки сказываются на водном режиме и чистоте прилегающих водоемов.
  • При этом часто под видом рубок ухода лесозаготовители занимаются поиском и вырубкой самых лучших здоровых деревьев, из которых можно получить наибольшую прибыль. В водоохранной зоне реки Пшеха в Краснодарском крае вырубались лучшие деревья пихты и бука.
  • Результат рубок «ухода» в водоохранной зоне реки Арму в Приморском крае. На делянках была вырублена элитная, коммерчески ценная древесина экспортного качества, а больные, сухостойные, поврежденные и отстающие в росте деревья остались. В результате один из самых нетронутых массивов пойменных лесов края получил невосполнимые потери.
  • При обследовании этой рубки специалисты WWF выявили превышение разрешенных объемов заготовки древесины. Кедра было заготовлено больше, чем разрешено в 6 с половиной раз, ясеня — в 4 раза, ильма — в 8 раз! Во время «освоения» этих защитных лесов также была незаконно проложена трех километровая лесовозная дорога, вдоль которой незаконно было заготовлено еще более 500 кубометров кедра.
  • Чтобы открыть доступ к запасам ценных пород в защитных лесах лесопромышленники используют различные «дыры» в лесном законодательстве, например, упрощенную процедуру отпуска дров местным жителям. В марте 2013 года под прикрытием такой заготовки «дров» (для нужд населения, проживающего в 200 километрах от мест рубок!) было выписано около 1000 кубометров высококачественного дуба, ясеня и ильма в водоохранной зоне р. Бикин. Причем происходило это в ключевых местах обитания тигров, где также проживает община коренного малочисленного народа удэге. Эта рубка идет прямо сейчас.
  • Несмотря на существующий пока законодательный запрет на проведение сплошных рубок в водоохранных зонах, заготовители производят их под предлогами, например, «улучшения» санитарного состояния, как в случае этой рубки в водоохранной зоне Белого моря в Республике Карелия.
  • Нарушение лесного законодательства в Ленинградской области — сплошной вырубкой уничтожена водоохранная зона ручья, русло перекрыто волоком. Сейчас за такое нарушение лесопользователь может быть наказан, поэтому оно встречается не слишком часто. Однако такая картина может стать обычной.
  • Деловая древесина, заготовленная под видом рубок ухода в нерестоохранной зоне реки Кутса в Мурманской области. Причиной повышенного интереса лесопромышленников к защитным лесам является то, что сейчас доступные лесные ресурсы сильно истощены, и бизнес ищет способы добраться до оставшихся лесов, которые ранее находились под охраной.
  • Развеваемые пески в окрестностях села Кузомень Мурманской области – последствия свода лесов и перевыпаса на легких почвах у Белого моря
  • Хотя лесозаготовители всеми правдами и неправдами пытаются вести коммерческие заготовки в водоохранных зонах, желающих срубить лес там, где действительно нужно, обычно не найти, поскольку это не так выгодно. Поэтому очень часто затапливаемые водохранилищами лесные территории не очищаются, и потом завалы гниющего леса мешают судоходству, как, например, на Саяно-Шушенском водохранилище.
  • Не стала исключением и последняя созданная ГЭС в нашей стране – Богучанская. Миллионы кубометров леса в водоохранной зоне Ангары и ее притоков были срублены, брошены и затоплены. Проводимая в зоне затопления «псевдоочистка» путем сжигания срубленного леса, проблему не решила, так как проводилась не специалистами, а заключенными, и способствовала скорее большему количеству лесных пожаров в Приангарье. На 22 тысячах гектаров в 2012 году лес был затоплен даже не вырубленным.
  • Законодатели часто забывают, что лес – это не только древесина. Рубки возле водных объектов неизбежно ведут к смыву огромных объемов грунта, что ведет к загрязнению воды и обмелению водоемов. Это опасно не только для обитателей озер и рек, ведь все мы пьем воду.
  • Ценность водоохранных лесов для сохранения гидрологического режима, чистоты воды и самой жизни обитателей вод намного превышает любые выгоды, которые можно получить от вырубки этих лесов. Поэтому WWF предлагает вам поставить подпись под законопроектом о запрете промышленной заготовки древесины в водоохранных лесах: http://wwf.ru/60
1 23

WWF: водоохранные леса России под угрозой вырубки

Всемирный фонд дикой природы (WWF) призывает россиян подписаться против промышленной рубки защитных лесов. Акция объявлена в рамках кампании «Час Земли-2013». Если к Часу Земли, который в этом году состоится 23 марта, WWF удастся собрать минимум 100 тысяч голосов, то фонд сможет добиваться внесения необходимых поправок в Лесной кодекс. Такое число подписей необходимо для рассмотрения Госдумой законопроектов, предложенных общественностью. В настоящее время эксплуатационные леса истощены рубками, и поэтому лесозаготовители находят лазейки в законодательстве, чтобы получить разрешения на рубки в защитных лесах, или же самовольно заходят на их территорию. Под угрозой оказались и водоохранные леса — важные для каждого жителя страны.